Меню Рубрики

Анализы при беременности во франции

Если вы только планируете беременность, вам следует знать, что во время вынашивания малыша предстоит много хлопот с обследованиями. От этого процесса никуда не деться. Каждой беременной женщине, ставя ее на учет в женской консультации, дают направления на множество анализов. Некоторые исследования в течение девяти месяцев даже будут повторяться. И как бы ни хотелось тратить силы и терпение на сдачу этих анализов, отказываться от этого не стоит. Благодаря результатам лабораторных обследований вы сможете узнать, нормально ли протекает ваша беременность, и в случае возникновения каких-либо проблем поскорее устраните их.

Есть несколько анализов, которые стоит сдать еще в период планирования беременности. В это время очень важно исследовать организм на наличие TORCH-инфекций, которые являются опасными для нормального внутриутробного развития ребенка. Это токсоплазмоз, герпес, краснуха, цитомегаловирус. Как вы уже успели понять, своевременное выявление этих заболеваний позволит скорее избавиться от них.

Например, во Франции брак не регистрируют, если женщина не может засвидетельствовать документально, что привита от краснухи. Это настолько опасная инфекция, что при заболевании ею во время вынашивания ребенка рекомендуют прервать беременность. До таких крайних мер прибегают потому, что краснуха всегда приводит к тяжелейшим порокам плода при его развитии. Даже если женщина болела краснухой раньше, стоит повторно сдать кровь методом ИФА, который определяет количество антител к этому заболеванию. Также за два месяца до запланированной беременности нужно сделать анализ мазка на наличие инфекции, передающиеся половым путем.

Гораздо больше анализов, необходимых для сдачи во время беременности. О том, какие именно обследования необходимо пройти и для чего, наводим ниже.

Оно проводится два раза — в начале беременности и незадолго перед родами. Понятно, что беременность не влияет на группу крови и резус-фактор, которые остаются неизменными. Но случается, что первое обследование делают, неправильно определяя группу крови или резус-фактор, и врачи перестраховываются на случай переливания крови, если это понадобится. Это исследование имеет особое значение, когда у будущего отца положительный резус-фактор, а у будущей мамы — отрицательный.

Такой анализ нужно провести для определения степени риска заболевания женщины на эти инфекции. Если организм инфицирован, лечить его во время беременности нельзя. Это касается и сифилиса, и ВИЧ-инфекции. Однако чтобы снизить риск рождения инфицированного ребенка, врачи используют методы медикаментозной профилактики.

Делается, как правило, один раз в два месяца. Несмотря на простоту исследования, оно очень важно из-за своей информативности. Благодаря показателям красных кровяных телец и уровня гемоглобина, которые дает общий анализ крови, квалифицированный врач составляет мнение о состоянии организма женщины. Если у нее наблюдается анемия, что не редкость для женщин в положении, нужно вовремя ее скорректировать с помощью препаратов железа и диеты. Общий анализ крови также покажет обострение хронической болезни, если женщина имеет такую.

Это своего рода диагностический тест. Он показывает, нормально ли функционируют органы мочевыделительной системы. Ведь до беременности болезнь почек, если она присутствует, могла себя и не выявить. Анализ также покажет, есть ли белок в моче, что в свою очередь говорит о начале гестоза и о его степени тяжести. (Гестоз — осложнения нормально протекающей беременности, характеризующиеся расстройством ряда органов и систем организма).

Показывает работу различных органов — желудочно-кишечного тракта, печени, почек. Например, от показателя уровня глюкозы в крови, который дает анализ, можно судить о работе той части поджелудочной железы, которая вырабатывает гормон инсулин, необходимый для нормального обмена глюкозы в организме.

источник

(Начало истории про переезд Алины во Францию можно прочитать здесь).

Даже при самом тщательном планировании жизни и составлении программы на пару лет вперед – жизнь всегда может подкинуть какой-нибудь сюрприз.

В первый же день моего переезда во Францию с целью начать долгожданную учебу и приблизиться к заветной мечте, мне посчастливилось забеременеть.

Посчастливилось – на самом деле, никакая не ирония, так как, наблюдая в данный момент дрыхнущих в обнимку папу с сыном, на сердце становится тепло, на душе радостно, а биологические часы идут спокойно и громко не тикают.

Но в момент, когда мы узнали о грядущем событии, реакция обоих будущих родителей была бурной, неоднозначной и далеко не самой адекватной: после всех мытарств поступления и оплаты моего обучения беременность казалась настолько неуместным событием, что поверить в это сразу не хотелось.

После трех положительных тестов (и такого же положительного анализа крови) поверить, все-таки, пришлось. После долгих разговоров, выводов за и против непростое решение было принято, и в мой и так непростой путь было добавлено еще немного challenge .

Ощущения покруче прыжка с парашютом: пребывание в новой стране без владения языком, начало совместной жизни с моим, на тот момент, бойфрендом, начало учебы, совпавшее день в день с началом 9-ти заветных месяцев. Просто олицетворение известного выражения «босая, беременная и на кухне».

Страхов было очень много: смогу ли я совмещать все эти новые роли, как успевать в учебе, как ходить к врачам, как вообще работает эта система.

После первого же похода к врачу мне стало ясно, что что-то здесь не так. Никакой паники, никакой перегрузки анализами, доктор спокойно расспросил меня, какие прививки мне делали в детстве, не поверил на слово и отправил сдавать кровь на проверку иммунитета.

Попутно объяснил, основные правила походов к врачу и административные подробности: к врачу нужно ходить раз в месяц на проверку, (причем до 7 месяца ходить можно просто к своему терапевту), раз в месяц нужно делать общий анализ крови + анализ на краснуху (если нет иммунитета) и токсоплазмоз (страх всей Франции — болезнь немытых овощей и так любимого стейка с кровью).

Походы к врачу раз в месяц казались делом посильным и нестрашным, что себя на практике и подтвердило. Наверное, главное отличие российской и французской медицины, что во Франции просто не заморачиваются, позволяя природе разбираться самой.

Самым популярным лекарством во Франции можно назвать желтоупаковочный Долипран, являющийся просто-напросто парацетамолом.

Его выписывают всем и всегда: маленьким детям, беременным, при болях в любой области тела, при насморках и болях в горле. «Много воды и до 4 таблеток Долипрана в день, » – лечение всех моих проблем во время 9 месяцев ожидания.

Иногда становилось просто незачем ходить к врачу, так как такое лечение я могу сама себе назначить. В то же время, если природа не справляется самостоятельно, врач обычно пропишет ударную дозу сильнодействующего лекарства: будь то антибиотика, будь то гормонального препарата. Почти все лекарства по рецепту бесплатны, что, безусловно, бережет ваш бюджет, но в то же время без рецепта при большом желании много не купить: ничего, что может как-то повлиять на ваш организм.

Так же мне понравилась привычка французов относить незаконченные упаковки лекарств обратно в аптеку, где их благополучно сдают на переработку.

Бумажных вопросов оказалось больше, чем медицинских: оформление страховки, «регистрация» беременности во всех государственных учреждениях, поиск и регистрация в роддоме, попутно мы оформляли документы для росписи, потому поток документов казался порой непрерывным.

Самым прикольным мне казалось получение «сертификата беременности», который можно предъявлять в очередях и общественном транспорте, к сожалению, у меня так и не хватило духу согнать кого-то с места, наверное, потому что пассажиры сознательно уступали сами.

Во Франции к беременным относятся спокойно: родные не трясутся над каждым движением, врачи не сгущают краски и всегда расслабленно позитивны, в плане ограничений все тоже довольно ненапряженно: не есть мяса с кровью, сыров с плесенью, сыровяленых производных типа хамона, нет алкоголю и сигаретам (хотя за чуть-чуть вина или сидра никто ругать не станет). Кофе и газированные напитки из рациона не уходят.

Единственное, за что врачи стоят намертво: это лишние килограммы (по мнению моего врача, набирать можно не больше килограмма в месяц) и количество потребляемой воды (пить нужно много и часто).

Будущим мамам во Франции дышится легко, одним словом. По страховке все процедуры и анализы, связанные с беременностью бесплатны, в комплекс этих процедур также входят подготовительные курсы перед родами и восстановительная гимнастика после.

С 7 месяца начинается подготовка к родам: с обязательными ежемесячными медицинскими анализами попутно происходит также запись в роддом, курсы для рожениц (куда в качестве группы поддержки ходят и папы), поход к анестезиологу, где вы решаете, будете ли делать эпидуральную анестезию (ответ почти всегда положительный).

Рожать без анестезии решаются редко, такое решение рассматривается как нечто маргинальное, хотя и с привычной расслабленностью.

С 8 месяцев начинается подготовка к родам, где обсуждается сам процесс, выполняются упражнения, техники дыхания, а также первые азы для обращения с ребенком: грудное вскармливание, совместный сон, питание итд.

Грудью кормят обычно 3-6 месяцев, дальше уже редко, так как большинство молодых мам уже выходят на работу. Как и при беременности по поводу питания не заморачиваются: есть можно все, на этот раз и стейк с кровью, а также капусту, кофе, цитрусовые и т.д.

Важным шагом является поиск ясель или няни, так как декрет во Франции длится около 16 недель, что означает, что после 3 месяцев после рождения нужно с кем-то оставить малыша.

Самым популярным решением являются ясли, несмотря на то, что они государственные, они, все же, платные. Сумма рассчитывается индивидуально, исходя из зарплаты родителей.

Для нас, так как официально я являлась (и пока еще являюсь) студентом, сумма вышла несколько меньше, нежели для работающих родителей. В среднем в месяц ясли обходятся родителям около 400 евро, немного дешевле услуг няни, которые примерно на 100 евро дороже.

Няня – это прошедшая курс по уходу за ребенком женщина, к которой родители отвозят ребенка на полный рабочий день. Обычно няня следит одновременно за 3-4 детишками, что, безусловно, немного уменьшает риск вирусных заболеваний, так как в садике малышей в 3 раза больше.

Начало моей стажировки по окончании учебы выпадало как раз на первые месяцы рождения, к счастью и со школой, и с работой договориться удалось, они дали мне ровно три месяца, так что именно чувствуют женщины, отдавая трехмесячного пупса в садик, мне выпало прочувствовать на собственном опыте.

Ощущения странные, я не чувствовала себя ни виноватой, ни плохой матерью (такого понятия, кажется, во Франции вообще не существует). Я просто работала, а пупс просто ходил в ясли, которые нам посчастливилось найти прямо у нашего дома.

В яслях за малышами в группе около 9 малышей следят 2 няни, малыши все одного возраста: первая группа от 3 месяцев до года, вторая группа от года до двух, третья группа от двух до 3.

В 3 года дети идут в государственный и на этот раз бесплатный детский сад, где проводят з года до 6 лет. Обычно именно по этой причине между детьми в одной семье разница в возрасте 3 года, так как оплачивать ясли двум детям у родителей просто не хватает средств.

Получить место в яслях не так просто, но, наверное, и не так сложно, как в России. Между няней и яслями почти 90 процентов родителей выберут ясли, и дело тут вовсе не в цене.

В яслях воплощается один из главных принципов французского общества: социализация. Все родители поддерживают идею, что из детей не стоит растить королей, нужно приучать делиться, уважать других, придерживаться четкого режима питания и сна.

Дети в яслях не выглядят ни зашуганными, ни потерянными: после яслей наш пупс стал спать четко и крепко, особенно ночью: в 8 вечера ложиться и в 7 утра вставать.

Альтернатив обычно не существует, так как во Франции не существует понятия домохозяек: равенство полов обеспечивает равные условия: оба родителя одинаково много работают, заботятся о детях, где папа — реальный участник воспитания ребенка, оба готовят и убираются и т.д.

Государство выделяет 3 недели отпуска папам при рождении ребенка, а мама выделяет один дополнительный выходной по средам для ухода за детьми.

В устройстве такой системы никто не сомневается (кроме иностранцев), скорее наоборот все гордятся таким укладом, где все четко и не возникает вопросов и самотерзаний.

Каждый раз, когда что-то меня настораживает в системе, мой К. отсылает меня за советом к друзьям, воспитателям детского садика, педиатрам итд. И все французы всегда придерживаются одного мнения, как целой нации удалось стать такой единой, порою просто диву даешься.

Как бы ни раздражала порой такая идентичность, нужно признать, что система работает: французские дети, на мой взгляд, очень адекватные, незажатые и незакомплексованные существа.

Беременность и роды мои прошли относительно легко, как впрочем, и первый год жизни моего маленького пупса.

Про воспитание, медицину и многие горяченькие подробности я еще обязательно напишу. А пока пойду, потому что, кое-кто проснулся.

источник

Здравствуйте, меня зовут Катя, я живу во Франции вблизи города Лион.
Беременность для нас с мужем была одновременно и долгожданной, и немного неожиданной. Около восьми месяцев безуспешных попыток, но вот, наконец-то, тест показал заветные две полоски!

Наблюдение беременности в первый триместр

Во время планирования и в первые месяцы беременности я наблюдалась у своего женералиста (терапевта). Фактически, первый триместр официально беременностью во Франции не считается, то есть никаких значительных обследований и анализов в этот период будущая мама не проходит. В 1,5 месяца мне лишь назначили УЗИ, чтобы убедиться, что я все-таки беременна, и посмотреть, как прикрепился плод (все было хорошо).

Хочу пояснить, что я уже восемь или девять лет вегетарианка, иногда, правда, ем рыбу. Врачи об этом знали и данный факт воспринимали совершенно нормально, просто прописывали больше железа. Хотелось бы отметить, что медики тут вообще ко многому относятся спокойно, и если я лично не настаивала на анализах и каком-то обследовании, то врач не особенно беспокоился. Я часто слышала, мол, подождите, само пройдёт, а если будет хуже – приходите.

После первого месяца однажды утром у меня начался сильнейший токсикоз, который не проходил примерно до 4 месяца. Токсикоз повлиял на мой привычный здоровый рацион из овощей и фруктов – теперь мне хотелось яиц, бутербродов с маслом, сыров и вообще всего жирненького. К мясу я не притрагивалась, но другим соблазнам поддалась.

Из анализов в первые месяцы я сдавала мочу и кровь на токсоплазмоз и гормоны щитовидной железы (так как страдаю этим со школьной скамьи и принимаю таблетки ежедневно).

Ближе к 3 месяцам сдала кровь на выявление синдрома Дауна. Через несколько дней позвонили и сказали, что результаты этого анализа плохие (498 из 500, то есть очень высокий шанс того, что малыш родится с синдромом), и назначили срочную встречу с нашим женералистом. Нам предложили пройти процедуру взятия образца околоплодных вод для получения более точных показателей. Эта процедура проходит при помощи прокалывания живота. Мы с мужем, естественно, поискали информацию в интернете и отказались от дальнейшего обследования, так как данная процедура в большинстве случаев приводила к выкидышам, кроме этого, была велика опасность занесения инфекций и ранних родов.

Читайте также:  Анализы на микробы при беременности

Конечно, мы были в шоке от происходящего. Я, еще недавно такая радостная и окрылённая беременностью, пала духом, от того что наш малыш может быть особым ребёнком. Однако мы с мужем решили рожать несмотря ни на что. Каким бы он ни был – это наш малыш.

На нас начали давить со всех сторон – убеждать в необходимости анализа околоплодных вод.

Каждый сеанс и встреча начинались с лекции о том, как важно его сделать. Это порядком надоедало, и мы категорически отказывались. Слава богу, эту процедуру врачи не имели право проводить без нашего согласия. В итоге наша женералист предложила просто делать ежемесячное УЗИ в специальном центре.
Так мы и поступили: наблюдали, как развивается малышка, и все шло хорошо, без каких-то особых отклонений.

Выбор роддома

До беременности мы толком и не представляли, что такое роды. Знакомые подарили нам толстую книгу про беременность и роды во Франции. В ней была информация об оформлении бумаг и наших правах, рассказывалось про виды родов, объяснялось, что может произойти во время них. Очень полезная книга, но мы были просто шокированы тем, насколько все непросто.

Раньше я слышала об перидурале (в России – эпидуральная анестезия) и в принципе, наверное, хотела рожать с ним. Но потом изучила этот вопрос более детально: прочитала про все «за» и «против», выяснила, что роды во Франции чаще всего проводятся под перидуральной анестезией, под таблетками, что врачи не ждут – режут, вообще все делается по принципу «не занимайте время и комнату». Поэтому мы задумались об естественных родах, и оказалось, что одна из немногих больниц, практикующих естественные роды, находится в пятнадцати минутах от нас. Туда мы и позвонили со словами: “Хотим рожать у вас”.

Нас записали на все ежемесячные встречи, показали поликлинику и комнату для естественных родов с ванной, матрасами и прочим. Никакого договора заключать было не нужно – все покрывалось государственной медицинской страховкой (какую больницу мы бы ни выбрали). Дальше, я наблюдалась там.

Анализы и обследования во время беременности

Каждый месяц я ездила на приём в поликлинику, сдавала анализы на мочу и кровь на токсоплазмоз. Если я чем-то заболевала – насморк или горло – то это курировала моя женералист. В поликлинике мне прописывали медикаменты и наблюдали исключительно малышку.

К гинекологу меня никто не направлял, сколько бы я не жаловалась на симптомы молочницы или дискомфорт (лишь на 9 месяце здесь берут мазок). В целом отношение врачей было очень простым: иногда проверяли шейку, замеряли живот и спрашивали, как я себя чувствую.

По необходимости выписывали рецепт на получение витаминов. Под конец срока у меня стали опухать ноги – дали направление на две пары чулок. И все это бесплатно! Вообще здесь с шестого или седьмого месяца государство покрывает все медицинские расходы беременных, поэтому в итоге мы не платили ни за какие медикаменты. И все наши траты за девять месяцев, включая роды, уложились, может, в 300 евро. Правда, я посетила остеопата по своему желанию. Ещё на последнем месяце мне прописали комплекс гомеопатии – гранулы до родов, во время родов и на период восстановления. Гомеопатия – это вещь!

Подготовка к родам

Во Франции каждая поликлиника предлагает свой комплекс подготовки к родам, либо ее можно пройти в частном центре. Так как я плохо понимаю по-французски, в поликлинике нам посоветовали найти индивидуальные курсы, без лекций на 30 человек. Такой вариант тоже оплачивается государством.

Я выбрала классическую подготовку и йогу: пять сеансов йоги и пару встреч-обсуждений самого процесса родов. Кроме этого ходила на курсы в бассейн от поликлиники (по 5 евро за посещение раз в неделю). Это было моим самым любимым занятием! Но теоретически я, конечно, готовилась в основном дома по русским сайтам и лекциям, в том числе и мамы Лары.

Хотелось бы отметить, что роды во Франции – это на 80% роды с анестезией, и многие девочки вообще никак физически к ним не готовятся. Когда знакомые узнавали, что мы будем рожать сами, то смотрели на меня как на Жанну Д’Арк. Все искренне желали мне удачи.

Мой муж занимается баскетболом и состоит в местном клубе. Жёны игроков почти все беременны или уже родили, и естественно, мы с девочками обсуждали наши женские проблемы, пока мужья играли. Ни одна из них даже не знала, что рожать самим – это рожать без перидурала. Такая тут культура или воспитание.

Более того, далеко не каждая мама здесь кормит грудью, многие осознанно отказываются в пользу смеси и бутылочек, это мне тоже было дико и непонятно. К тому же, декрет во Франции предполагает всего три месяца до и после родов – затем специальные ясли или нянечки. Поэтому кто-то сцеживается и приносит молоко в портативном холодильнике, а кто-то сразу переходит на смеси. Знаю девочек, которые очень болезненно переносили разрыв с ребёнком по истечении декрета, но другого выбора нет. С работой во Франции напряжённо, а с местными ценами жить на одну зарплату тяжеловато.

Мой ПДР был назначен на 11 февраля, и ближе к сроку мы с мужем подготовили так называемый план родов, где описали все наши требования и пожелания. На последнем визите у доктора выяснилось, что малышка расположена попой вниз, и нам стали советовать кесарево. Я опять расстроилась. Конечно, можно рожать и так, но это усложняло естественные роды и усиливало мои страхи.

Я записалась на иглоукалывание в той же поликлинике (и эта опция тоже оказалась бесплатной), а еще несколько дней делала дома упражнения, чтобы помочь малышке перевернуться обратно. Через пару дней после приговора о предлежании я приехала на иглоукалывание, и акушер решила перестраховаться – еще раз проверить, в каком положении находится малышка. Оказалось, что она перевернулась! Я даже прослезилась от счастья! В 9 месяцев наша принцесса умудрялась крутиться! “Раз она и сейчас так крутится, то в нужный день встанет, как надо”, – подумала я и больше не беспокоилась по этому поводу.

Начало схваток

Шла 41 неделя… На последнем УЗИ врач предупредил, если к пятнице не рожу, то будут стимулировать. Я притворилась, что не очень хорошо понимаю по-французски, меня это здесь часто выручает.

Вспомнила про свойство льняного масла размягчать все внутри. Его не советуют пить много во время беременности, по чайной ложке, но я приняла большую столовую ложку. Вообще, оказывается, на последних сроках беременности надо употреблять много масла (оливкового или других видов), мол, все будет легче тянуться и быстрее раскрываться. Однако прочитала я об этом немного поздновато.

Все началось ночью девятого февраля, у меня появились, извините за подробности, розовые выделения. «Процесс пошёл!» – радостно подумала я и тут же проверила по интернету, что это может означать (отход пробки, а если кровь – необходимо срочно звонить в скорую).

Весь день я чувствовала себя нормально, немного тянуло живот – как при начале месячных. В общем жить можно! Выделения прекращались и появлялись снова. В интернете писали, что пробка может отходить и несколько дней, и неделю.

Десятого февраля уже чувствовались болезненные схваточки. Но они проходили быстро и, фактически, не мешали мне спать. «Тренировочные», – подумала я. Однако выделения значительно усилились и стали тёмно-коричневого цвета, это меня слегка беспокоило.

Проводив мужа на работу, я опять шмыгнула в кровать и сладко заснула до обеда. Днём тянущие боли стали ощутимее. Я попробовала покушать, но съела только часть приготовленного. Воды не отходили. Хотелось долго сидеть в туалете – в принципе, все как при месячных. Позвонил Пьер, и я сказала ему, что как бы что-то происходит, но не думаю, что все начнётся прямо сейчас, и вообще я ещё хочу сходить в магазин за продуктами и прокладками, так как почти все запасы уже использовала. Пьер ответил, что срочно едет домой и чтобы я никуда не выходила.

Конечно, дома я не осталась, а поехала с бабушкой в магазин. Там спокойно, медленно, но все-таки уже ощущая дискомфорт, ходила по отделам с затуманенной головой, вспоминая, что вообще еще нужно. На кассе все заметили, что мне плохо, что дышу я уже глубоко и медленно выдыхаю, поэтому пропустили с комментариями: «Она рожает». Хотя чувствовала я себя совершенно нормально.

Когда вернулась домой, как раз приехал и Пьер. Я попросила его позвонить в больницу и спросить про мои странные выделения, цвет которых меня очень беспокоил. Ему сказали, что все нормально, если воды не отошли, то сидите дома и приезжайте, когда отойдут.

Сидеть я уже не могла – мне не хватало воздуха, и вообще хотелось ходить и двигаться – это помогало не чувствовать, как все внутри тянет. Мы с Пьером собрались и пошли на прогулку туда, где возвышается церквушка и статуя Девы Марии. Было около 4-5 вечера. Шли мы долго. Такого удовольствия от прогулки в гору я никогда не испытывала. Пьер шутил, мы обсуждали то одно, то другое, темы совершенно не касались родов.

Через какое-то время я уже шагала с остановками, чтобы переждать схватки, но они были короткими и возникали через каждые пять минут. Я вспомнила историю о том, что в одном племени роженицы шли на самую высокую гору и на вершине рожали в одиночестве, а спускались уже с ребенком. В тот момент я поняла, почему они так делали – это заметно притупляет боль. У подножья Святой Марии мы помолились и пошли обратно домой. Спускаться было тяжелее, чем подниматься.

источник

В один прекрасный день мы увидели две полоски на тесте. Я разревелась, отчетливо поняв, что моя жизнь не будет прежней, прощай алкоголь и сигареты, привет, капуста брокколи и котлетки на пару.

Анализ крови подтвердил беременность в 6 недель, значит, надо что-то делать, выбирать врача и все такое. Во Франции все устроено проще, чем в России, никаких постановок на учет, обменных карт и прочего, чего я успела узнать на российских форумах для беременных. Тут можно наблюдаться у гинеколога, акушерки или своего привычного терапевта. Моя гинекологиня всем хороша, кроме одного – до нее пол часа езды. По нашим меркам это огого как далеко, поэтому я стала искать врача в Каннах.

Друзья порекомендовали одного старикашку, который по возрасту вполне мог вести беременность моей бабушки, живи она тут. В общем, старая школа. Он отправил меня на УЗИ для подтверждения маточной беременности (на кресле тут беременных вообще не смотрят, поликлиник как в России нет, так что прием, анализы и УЗИ проходят в разных местах), дал направления на анализы на всякие инфекции, антитела к краснухе и самой большой страшилке французских жижи – токсоплазмозу. Их у меня как раз и не оказалось, поэтому пришлось делать анализ крови раз в месяц и клятвенно пообещать не есть сырую рыбу и кошачьи какашки.

Тут вообще особо не заморачиваются. Никаких тебе тонусов, низких гемоглобинов и прочей полезной мути. Ну, рекомендовал ограничить алкоголь до пары бокалов в день. Витаминки и те пришлось выпрашивать. Дал адрес хорошего узиста в Каннах, который вот прям волшебник и видит пороки развития с пол тычка. Узист и впрямь был хорош, судя по цене приема и репродукциям (репродукциям ли. ) Пикассо. Он тут же сказал, что будет девочка, что все идеально и вообще, мамаша, что вы ревете, вы что, никогда не слышали, как бьется сердце ребенка?

Одновременно с этим я сдала кровь на первый скрининг. Если бы я раньше знала, если бы я хоть немного почитала про это, то я никогда бы так не сделала. Я бы вообще не сдавала этот анализ. Но что сделано, то сделано.

Мой врач позвонил в пятницу вечером и оставил сообщение на автоответчике, что результаты анализов на синдром Дауна очень плохие и что «перезвоните мне в понедельник». Блин, это ж надо вообще не иметь мозгов, чтобы беременной, под завязку отравленной гормонами женщине сказать такое, да не лично, а оставить сообщение и потом держать в неведение два выходных дня.

Конечно, эти два дня я провела в слезах. Слушать разумные доводы знакомых, искать информацию в интернете – я ничего не могла. Только плакала.

В понедельник он перезвонил, сказал, что ничего в общем-то страшного, этот анализ – лишь вероятность и для точного определения надо съездить в госпиталь и сделать амниосинтез. Мне хотелось его прибить за то, что не мог мне ничего этого объяснить раньше.

В больницу С. привез меня на негнущихся ногах, всю в слезах. А там местный врач объяснила, для чего мы будем делать этот синтез, и что риск потери ребенка от этого анализа в 8 раз выше, чем риск болезни Дауна. Тут я просто медленно сползла со стула.

На границе сознания откуда-то возникла мысль, что в бреду последних двух дней мне кто-то рассказывал про неинвазивные методы. Я спросила, мне сказали что да, есть, но анализ настолько дорогой, что его даже не предлагают, так как он не оплачивается страховкой. То есть опасный и более дорогой амниосинтез страховка покрывает, а безопасный и не такой уж на самом деле дорогой тест нет. Это выше моего понимания. Естественно, делали мы его.

Просто взяли кровь из вены и чек на 700 евро, и отправили все это дело в Париж. Откуда через несколько дней пришел ответ, что все у меня хорошо. Мой гинеколог потом виновато извинился за тот звонок, сказал, что не думал, что высокий риск тризомии может произвести такое сильное впечатление.

Теперь то я знаю, что не надо делать никаких скринингов, надо или полностью довериться узисту, или сделать этот тест и не волноваться. Нервы дороже.

Там же, в госпитале, они увидели в моих анализах повышенный сахар. Ну, и тут же меня взял в оборот эндокринолог. Если мой жижи махал рукой на эти анализы и говорил, какой же это повышенный, то в больничке меня стали стращать такими ужасами, что я снова разревелась. После трех недель диеты, консультаций с еще двумя эндокринологами, в том числе и в России, все-таки решилась колоть инсулин, хоть все во мне сопротивлялось. До сих пор не понимаю, правильно ли я сделала.

Но кроме этих двух неприятных моментов, в остальном все шло очень хорошо. У меня вообще не было токсикоза, не было растяжек, я скакала козликом до самых родов. Работала, ездила в отпуск на 8-м месяце, снова работала, за рулем гоняла так, что только радары сверкали. Только было очень жарко, иногда аж 50 в тени, постоянно хотелось пить и писать. Спасали кондеи и бассейн.

Читайте также:  Анализы на наследственные заболевания при беременности

На втором УЗИ оказалось, что дочка перевернулась на попу и сидит удобненько так. И если не перевернется до родов – то скорее всего кесарево.

И надо наконец-то определиться с роддомом. У нас есть государственные, где практически все расходы покрываются госстраховкой и частные, где обязательная часть выплачивается страховой, а остальное – или ты сам или твоя частная страховка. Но суммы там небольшие, обычно доплата составляет 600-700 евро, если ты, конечно, не просил трехразовое питание из мишленовского ресторана и Дженифер Лопес на роды для музыкальной поддержки.

Все опрошенные нами знакомые-врачи в один голос советовали государственную больницу, так как только у них хорошая неонатология, да и по любому, чуть что не так пойдет, из частного тебя повезут в муниципальную больничку. Я не стала особо заморачиваться, и выбрала госпиталь Бруссай прямо около дома. Удобно, далеко ездить не надо.

А ездила я туда часто. Вы же знаете, я тот еще паникер, мне все время казалось, что ребенок не шевелится, и я постоянно ездила в больницу слушать сердце. Меня хвалили за эти приступы паники, лучше перебдеть, и через месяц я знала весь персонал родильного отделения. Вообще, персонал там очень хороший. Настолько, что я каждый раз задавалась вопросом, что ж они там все курят, чтобы так радостно улыбаться.

За два месяца до родов всем предлагают курсы молодых мам. И пап. Рассказывают, как дышать во время родов, как вешаться на мужа, чтоб схватки не такие болючие были, как проходят роды и весь протокол, что делать с младенчиком потом, как правильно кормить, что делать с грудью и все такое. Довольно полезные курсы. С. честно отходил все два месяца, продыхивал с нами схватки на фитболе, прикладывал резинового пупса к груди, узнал, что бутылочки не стерилизуют и что возле каждой дамы, рожающей с мужем, находится бригада экстренной помощи папашам, так как они теряют сознание чаще, чем хотелось бы.

Когда выяснилось, что дитятко у меня в тазовом предлежании, мой жижи предложил самый действенный на его взгляд способ ее перевернуть – каждый день разговаривать с ней и уговаривать. Другого варианта он не видел. Тут вообще врачи ни во что особо не вмешиваются. Думаю, боятся судебных исков. В больнице меня удивили еще больше. Честно, если бы это произошло не со мной, я бы не поверила.

В общем, на очередном сеансе иглотерапии для открытия энергетически полезных чакр (да да, это тоже делают в государственной клинике, и это тоже покрывается страховкой), я пожаловалась, что ребенок до сих пор не поддался моим уговорам и не перевернулся. На что местный врач заметила, что разговоры – это вчерашний день, и теперь у них другая современная методика.

После этого вытащил из коробочки какую-то штуку, похожую на толстую сигару. На ней были вроде китайские иероглифы и ни одной надписи по-французски. Сказал поджигать ее как сигару и обкуривать ей мизинцы на ногах. Это мне откроет очередные чакры и перевернет дочь. Представляете себе, приходит С. домой, а я сижу вся такая с пузом, стеклянный взгляд в никуда и даю курить мизинцам ног. Вокруг дым, комары дохнут, и я с блаженной улыбкой (ну хоть поняла, что они там таки курят в больничке. Хороший план, надо брать). С. меня чуть в дурку не сдал, а когда понял, что я не шучу, ржал аки конь.

Месяца за полтора до пдр мой гинеколог умыл руки и сдал меня на врачей госпиталя (это тут обычная практика). Там мне должны были делать мониторинг два раза в неделю (не получилось), экспертное УЗИ на предмет переворота (тоже не делала), анализы на всякие стафилококки и т.п.

Вот примерно так мирно и спокойно протекала беременность. Кому интересно, набрала я 16 кг весу и кучу комплексов к нему в придачу. Я такой огромной никогда не была. Жрать хотелось постоянно, особенно сладкое, которое мне запретили категорически из-за диабета. Закрывала глаза и мечтала о тортиках из моего советского детства, с масляным кремом.

Из спорта был только бассейн каждый день, и прогулки. Ну, и нервная работа до самых родов.

И что касается расходов на беременность во Франции. Если у вас нет государственной страховки, то все довольно дорого. 65 евро стоит прием гинеколога, и ходишь каждый месяц, 120 евро УЗИ, анализы, мониторинг, ну и там всего по мелочи. Но практически все возмещается страховой до 6 месяца, а после 6 – вообще все. Все, что душа пожелает и что считает необходимым твой доктор.

В декрет отправляют за полтора месяца до родов, но можно и на две недели раньше, если гинеколог даст справку о тяжелой беременности (мне дал на всякий пожарный по моей просьбе, но уйти я так и не смогла, работала до победного и даже уже рожая). После родов – два с половиной месяца. Потом арбайтен!

источник

Прошли 2 недели после родов.
Вчера, проезжая мимо клиники, где наблюдаюсь, я улыбалась, вспоминая мою красивую и лёгкую беременность и роды. Поймала себя на мысли, что не прочь походить беременной и родить ещё раз

? Здесь очень легко относятся к состоянию Беременности. Она не воспринимается, как болезнь, поэтому никто не пытается «лечить» тонус, токсикоз, и прочие спутники почти каждой беременности. Не измеряют и обхват живота, только высоту дна матки. Поэтому претензий к моему малюсенькому животу но у кого не было.

? Официальная Декларация беременности происходит после 1-го скрининга, который осуществляется не раньше 12 недели. До этого момента могут назначить анализ крови на ХГЧ, и по желанию, визит к доктору — подтвердить Беременность по узи на 7-8 неделе (я этот момент пропустила, была в отъезде), причём планирует все визиты даже не сам доктор, а его секретарь, и он/она же записывает на 1 скрининг и последующие посещения и скрининги (всего 3: в 12, 22, 32 недели).

? Так как все строго по записи, никогда нет очередей и столпотворений народа. Клиника выглядит пустынной даже при полной загрузке.

? После первого скрининга нам пришёл не очень хороший анализ крови на хромосомные аномалии. Риск 1:81 на синдром Дауна. Доктор был невозмутим и сказал, что такое бывает из-за токсикоза и других факторов, поэтому клиника проведёт за свой счёт НИПТ (НеИнвазивный Пренатальный Тест) для точного определения возможных аномалий.
И конечно же, все было в порядке

? комплексные витамины тоже не приветствуются докторами и не поддерживаются страховкой, максимум, что назначают в Беременность, это фолиевую кислоту до 12 недели и единовременный приём витамина Д в количестве 80 тыс единиц в препарате ZimaD в 27-28 недель для достаточной выработки кальция у малыша и немного — у мамы. Основная рекомендация, которую я получала от доктора — хорошо кушать, что я с удовольствием выполняла и набрала за всю Беременность 7,5 кг

? Всего за беременность надо посетить доктора 7 раз — один раз в месяц и к концу срока эти посещения не учащаются. На приеме доктор делает небольшое узи, чтобы проверить сердцебиение и положение ребёнка, измеряет давление, спрашивает, есть ли жалобы и отпускает с миром. У меня получилось даже 6 визитов, потому что Макс родился на месяц раньше.

? ПДР тоже рассчитывается, исходя из данных на Первом скрининге, и считают, что нормальная Беременность длится 41 неделю, а не 40. Поэтому наша пдр была аж на 3 марта!

? После этого про дату месячных вообще забывают и ориентируются только на «début de grossesse» — начало беременности (фактическая овуляция)
Нам сдвинули пдр на неделю раньше, так как была ранняя овуляция. Поэтому Макс родился в 36 недель по месячным и в 37 по первому скринингу.

? К каждому визиту выдаётся лист с анализами. Иногда это просто анализ мочи, иногда — развёрнутый анализ крови (один раз), или анализ на спид-гепатит, или глюкозотолерантный тест.
В общем, не так много анализов за все время, и кровь из пальца никогда не берут, считается, что этот метод Забора крови не информативен.

? Здесь ни разу за Беременность не смотрят на кресле. Единственная манипуляция, которую мне делали в кресле, это мазок в 36 недель для анализа пцр на стафилококки, который взяли в лаборатории просто длинной ватной палочкой, никаких зеркал, расширителей, соскобов и тп.

? Начиная с 29 недели беременности можно посещать разнообразные курсы подготовки к родам, о которых подробно я писала ранее.

? Очень рано просят определиться с клиникой для родов и врачом который будет принимать роды, уже на 4 месяце!
Мы выбрали ту же клинику и того же доктора, у которого я наблюдаюсь уже 3 год. В итоге, это было бесценное решение , потому что он — легенда акушерства и гинекологии международного масштаба и все сделал безупречно и безболезненно.

Всем желаю лёгкой беременности и родов! ?

источник

Я родила свою дочь в Москве. Когда я забеременела, моей радости не было границ. Мы ждем ребенка! Кто может быть счастливее меня в этот момент?

Но моя радость быстро сменилась сильным беспокойством, как только я в первый раз посетила своего лечащего врача. Этот предательский синдром белого халата – повышение давления, как только переступаешь порог медицинского кабинета. И понеслось – бесконечные обследования (ведь все равно что-то должно у нее быть!), лежание на сохранении (раз такое высокое давление, надо в больницу), после каждого приема у гинеколога отказы от госпитализации. Мой врач подозревала у меня каждый раз новую хворь – то ли гепатит, то ли диабет, то ли пиелонефрит. И, конечно, настаивала на таблетках, снижающих давление. «Дети у таких мам, как вы, рождаются малюсенькие, как котята!», – убеждала таким образом она меня, когда я пыталась отказаться от излишних лекарств.

Спасало меня только то, что терапевт в поликлинике опроверг все «диагнозы» моего гинеколога, благо анализы у меня были хорошие, и мое давление в ее кабинете опускалось до нормальных пределов. «Девочка моя, у каждой беременной что-нибудь да есть. Это нормально!» – успокаивала она меня. Но теперь меня не покидало постоянное ощущение тревожности – а вдруг со мной что-то не так? Я чувствовала себя не беременной, а больной.

В конце концов я смирилась с тем, что беременность нужно перенести как стихийное бедствие. И более-менее благополучно доносила своего ребенка, регулярно занимаясь йогой и плаванием.

Через три года, уже переехав во Францию, я забеременела снова. Я узнала об этом сразу после нашего переезда из Ниццы в Париж. До этого мы с мужем вместе, без посторонней помощи затаскивали в нашу новую квартиру диван, стиральную машину – мы не ожидали…

Судорожно начинаю искать гинеколога (вроде как с этим лучше не тянуть). Процесс поиска у меня занял больше недели – я обзванивала телефоны кабинетов, спрашивала контакты у знакомых. На мою просьбу о записи на прием стандартный ответ был таков: «Мадам, к сожалению, доктор больше не берет новых пациентов». «Но я беременна! Мне срочно!» – «Тем более, ищите другого врача. Если сроки поджимают, можете пока сходить к своему терапевту». Но на тот момент мы только переехали в Париж и своего терапевта, как и гинеколога, у меня тоже не было. Наконец я нашла доктора и записалась на прием аж через 2 месяца. «Мадам, если Вас ничего не беспокоит, то никакой срочности посещать врача прямо сейчас нет», – сказала мне секретарь.

Я очень нервничала перед приемом. Сказывался мой предыдущий опыт. А моя французская подруга накануне мне сказала: «Но почему ты нервничаешь? Ведь завтра ты идешь на свидание со своим малышом!» (во Франции кабинеты гинекологов оборудованы аппаратами УЗИ).

Доктор оказался достаточно пожилым, абсолютно ровным и даже холодным, как мне показалось поначалу. Осмотр делается при помощи УЗИ. Давление у меня было, конечно, высоким – тяжеловато расслабиться, когда тебе меряют давление прямо на кресле (извините!). В конце осмотра он мне предложил позвать мужа с дочкой, ожидавших меня в приемной. Я подготовилась к худшему… «Месье, – обратился он к моему мужу, – поздравляю, все идет хорошо. Я назначил все необходимые анализы. Следующий визит через месяц. До встречи!» Я в шоке… Ни слова про мое давление! Потом, в течение беременности, он, конечно, будет просить меня постоянно контролировать его дома, вести дневник своего давления, уже перед самыми родами ходить мерить его к акушерке. Но не более того…

И, к своей радости, я пойму со временем, что во Франции отношение к беременности и родам немного другое, нежели у нас.

  1. Беременная женщина прекрасна. Она красива, как никогда, и ни в коем случае не больна. С ее организмом во время беременности могут происходить изменения, но в первую очередь она должна заботиться о своем здоровье сама (легкие физические нагрузки, прогулки, здоровое питание – француженки умеют держать себя в руках и не переедать). Врач лишь контролирует процесс и назначает необходимые обследования.
  2. Женщина, точнее будущие родители (роль папы немаловажна во всем процессе) вправе выбирать сами способ наблюдения беременности – это может быть либо доктор, либо акушерка, которая имеет специальную квалификацию и может вести беременность и принимать роды в роддомах. Если беременность идет с осложнениями, она уже направляет женщину к доктору для более тщательного обследования. Как оказалось, чаще всего француженки обращаются именно к квалифицированным акушеркам.
  3. Беременная женщина не перегружена осмотрами врачей и медицинскими обследованиями. На «учет» необходимо встать до 14 недель. Осмотр гинекологом или акушеркой производится ежемесячно, если беременность протекает нормально. Три раза за весь период делается скрининг. Анализы, конечно, сдаются, но намного реже, чем у нас. Кстати, самый первый твой анализ – это на группу крови и резус-фактор, после которого тебе дают специальную карточку с твоими данными, которую ты везде должна носить с собой. Это ты должна знать как “Отче наш”. И все твои близкие тоже.
  4. На так называемое «сохранение» кладут только в самом крайнем случае. Мне ни разу не предложили «пойти полежать». И всем моим знакомым и друзьям в этом положении тоже. Это, действительно, крайняя мера.

Я не могу сказать, что я полностью была расслаблена во время своей беременности. Все равно меня не покидали наши стереотипы. Но я была более жизнерадостной и спокойной, чем в свою первую беременность, меньше себя накручивала. В общем, вынашивая своего мальчика во Франции, я наслаждалась своим положением и постепенно готовилась к родам…

источник

Мое первое столкновение с французской медициной произошло в июне прошлого года, когда для заключения брака в мэрии потребовали справку о прохождении медицинских анализов. Это обязательно во Франции для всех. Нужно сдать анализ крови на СПИД, на группу крови и резус-фактор, на rubeole и toxoplasmose, медик может направить на гинекологический осмотр, он задает вопросы о наследственных и перенесенных заболеваниях, были ли травмы, переливания крови, хирургические операции. То есть вопросы и анализы, которые позволяют узнать, нет ли риска заражения для будущего супруга и будущих детей.

Читайте также:  Анализы на начальных сроках беременности

В лаборатории медицинских анализов меня, привыкшую к рядовым российским поликлиникам, поразило то, что открыта она целый день с 7 утра до 19 часов вечера, за исключением обеденного перерыва, в ней нет очереди, туда не надо бежать с утра пораньше, да еще отпрашиваться с работы, чтобы успеть до 9. Там каждую пробирку не затыкают ватой, а закрывают разноцветными крышечками. Вату после взятия крови приклеивают лейкопластырем, а для еще одного деликатного анализа не нужно нести вымытую майонезную банку — дадут маленькую пластмассовую баночку. Все это мелочи, может быть.

В августе 2001 я узнала, что у нас будет ребенок. Клинику и врача мы выбрали в пригороде Парижа, который называется Бру (мужу порекомендовала коллега). Хотя мне 33 года, меня никто не назвал «пожилым первородком». Так как здесь есть возможность выбора любого врача, клиники или лаборатории на всей территории Франции, естественно «держатся» за каждого клиента и отношение очень уважительное. Все дорожат репутацией.

Мне были назначены четыре УЗИ. Во Франции эти аппараты лучшие в мире, уже у пятимесячных плодов отчетливо видны пальцы, губы. Так мы узнали, что у нас будет мальчик (в чем почему-то и не сомневались, для девочки не подбирали даже имя; это известие немного огорчило нашу французскую бабушку — у нее теперь четыре внука и ни одной внучки). Беременность прошла без токсикоза и без особых проблем. Лишь была усталость и сонливость на первых месяцах (хорошо, что не работала и могла полдня спать), а потом небольшая анемия, которая легко вылечилась препаратом железа. Так как у меня отрицательный резус-фактор, пришлось каждый месяц сдавать кровь на антитела, и конечно, все остальные анализы, которые положены беременным. Например, риск рождения ребенка с синдромом Дауна у нас был минимальный (1:4250). К концу беременности я набрала лишь 8 кг, чувствовала себя отлично, даже работала в саду. В клинике проводились курсы подготовки к родам, где обучали правильному дыханию, водили в родильное отделение, рассказывали, какие анализы берут сразу у новорожденных, была встреча с педиатром, анестезиологом. Во Франции более 70% женщин рожают с обезболиванием (это добровольно). Кроме того, раз в месяц на дом ко мне приезжала женщина из Центра защиты материнства и детства, она измеряла давление, слушала сердце ребенка, давала разные советы.

У меня схватки начались 24 апреля в 23 часа, в час ночи муж отвез меня в клинику. Там с час снимали и записывали аппаратом показания величины схваток и сердцебиения ребенка, автоматически раз в 15 минут давление. Потом сказали, что первые роды длятся долго, мне сделали обезболивающий укол, и я спокойно спала до утра. Утром 25 апреля опять стали ощущаться схватки, ждали до 13 часов, когда они будут интенсивнее, потом повезли в палату, где рожают (одна женщина, конечно). Здесь опять с час снимали показания, я лежала вся в проводах (на мониторе мое сердцебиение, опять величина схваток и сердцебиение ребенка — они записывались на бумаге, опять давление). Потом ввели капельницу, чтобы поднять давление (обезболивание его снижает), и вторую, чтобы стимулировать схватки. Потом сделали эпидуралку (обезболивание). Схваток я больше не ощущала часа три, до самого последнего момента. Где-то полчаса было больно. Мне сделали небольшой разрез — на три сантиметра. Насколько я поняла, при первых родах здесь всех разрезают, потому что разрывы заживают намного хуже, чем разрезы (потом разрез неплохо лечили). Николя родился довольно быстро, потому что маленький: рост 49 см, вес 2750 гр. — и потому что у меня хороший пресс (до сих пор сказываются занятия гимнастикой три года в детстве). Роды принимал тот же врач, у которого я наблюдалась (большинство врачей во Франции — мужчины).

Мой муж присутствовал при родах, хотя сначала мы не планировали. Накануне я получила письмо из США, где женщина рассказывала о своих родах, что муж присутствовал, и как ей очень помогло. Это письмо все решило, теперь он всем повторяет, что это было самое удивительное зрелище, что он видел, и что он потрясен. Мне также было легче, что он рядом. А вообще большинство пап здесь присутствуют при родах, анализы им никакие сдавать не надо (как прочитала в одном рассказе о родах в России). Папа надевает одноразовый стерильный халат и бахилы, а если хочет уйти попить кофе, к примеру, их выбрасывает, вернувшись, берет новые.

Первую ночь ребенок ночует отдельно от мамы, чтобы она отдохнула, а потом с ней в палате. Палаты одноместные и двухместные, я выбрала в двухместную, чтобы было с кем поговорить. Посещать могут в любое время все, кто хочет. Причем никаких инфекций и болезней, хотя никто не переодевается в халаты. Если нет патологий, в клинике держат 5 дней. Ты сама занимаешься ребенком, а тебя учат, первый раз его моют, а ты смотришь, потом моешь под присмотром и т.д. Домой мы приехали полностью подготовленными. Отцам дают 14-дневный оплачиваемый отпуск (причем нет разницы, расписывались люди в мэрии или нет, живут в свободном союзе — во Франции это очень распространено).

Я рожала в частной клинике, но особой разницы с государственной больницей нет, уход чуть хуже, но больше аппаратуры для патологических родов, например. Многие выбирают для родов государственную больницу.

Для беременных все анализы, стоимость лекарств, которые прописал врач, роды, содержание в клинике, а также визиты к педиатру и прививки для новорожденных на 100% оплачивает госкасса. Мы заплатили лишь за телефон и телевизор, которыми я пользовалась в палате. Во Франции не принято врачей и медсестер благодарить шоколадками, деньгами и подарками.

При выписке дали «подарок к рождению»: несколько неплохих книжек о первом годе жизни ребенка, журналы для родителей, памперсы, салфетки разных фирм, пробники кремов, шампуней для детей. Следующий подобный подарок присылают по почте, когда ребенку исполнится три месяца.

Сына мы назвали Николя-Ришар (в честь отца мужа) — Пьер (в честь моего дедушки). Здесь детям дают три имени, но зовут по первому. Раз в две недели мы ходим в Центр защиты материнства на встречу с другими мамами и беременными, которые хотят кормить грудью детей. Там дают очень полезные советы, мамы делятся своим опытом (лично мне очень помогли два: купать сына вечером, чтобы быстрее успокоился, и ночью не менять памперс, чтобы быстрее снова уснул). За месяц Николя поправился на килограмм.

Вообще, у меня не осталось отрицательных воспоминаний ни о беременности, ни о родах. Спасибо Франции. Лишь почитав рассказы мам в России, я обратила внимание на пандусы при входе в практически любой магазин или контору, на снижения тротуара перед пешеходными переходами, на столы для пеленания в туалетах. К слову, с рождением каждого ребенка родители платят меньше налогов, особенно существенно меньше с рождением третьего.

В заключение добавлю, что такое заботливое отношение государства, направленное на повышение рождаемости, дало отличные плоды: с 2000 года во Франции настоящий бэби-бум. На днях мне позвонила знакомая и пожаловалась, что в государственных больницах Парижа места расписаны до Нового года (сейчас — май). Ей рожать в ноябре, и придется искать частную клинику в пригороде, ездить туда на электричке.

источник

Как организовать роды и беременность, чтобы всё было хорошо? Современная медицина в странах бывшего СССР, к нашему сожалению, значительно отстаёт по качеству оказываемых услуг даже от своих ближайших соседей. Оставим за рамками данной статьи философские рассуждения о предтечах данного явления, и, смирившись, примем это как неоспоримый факт.

Достаточно немного прочесть отзывы на популярных среди мам форумах, как становится понятно — со здравоохранением здесь что-то не так, но, к великому сожалению, никто из высокопоставленных чинов, по-видимому, не спешит изменить сложившуюся ситуацию. Многим будущим мамам кажется, что хорошим выходом из печального положения будут роды в частной клинике.

Не будем спорить, на сегодняшний день, уровень платной медицины в странах СНГ достаточно высок, однако, никто не даст гарантии, что акушер-гинеколог окажется профессионалом своего дела. Суммы, что выплачиваются частным клиникам за платные роды, вполне сопоставимы с ценами на лечение за рубежом, где врачами, прежде всего, ценится качество Вашей жизни, а не количество условных единиц, что Вы способны заплатить.

Но деньги — лишь инструмент. Они даруют Вам всё, что бы Вы ни пожелали, но не заменят Вас как человека, что уверенным шагом идёт к своей цели. Деньги — страшный инструмент, действующий против тех людей, что отказываются принимать закон причинности — тех, кто хочет заменить профессиональный подход его имитацией.

Осознавая эту простую истину, многие люди ищут варианты решения проблемы за границей — пёстрые рекламные листовки завлекают в дальние страны, обещая невиданный уровень комфорта. И, кажется, в этом нет ничего плохого. Кроме цены. Зная это, рекламщики ужасно смущаются, будто пытаясь задержать восход солнца в грязной луже, однако, реальность часто не совпадает с рекламными обещаниями.

В мире, где добродетель поставлена вне закона, где признаётся правдой рекламный заголовок, жертвовать качеством человеческой жизни в угоду деньгам — в таком мире лучшее должно выступать против подобного обращения, став его смертельным врагом. И Франция, осознавая всю масштабность данной проблемы, становится реальной альтернативой сложившемуся укладу.

Роды и сопровождение беременности во Франции — это реальность, доступная каждому. Medifrance Solution своим кропотливым каждодневным трудом старается развеять миф о том, что на земле франков есть только вино, сыр и Эйфелева башня. Французские доктора — это настоящие звёзды с мировым именем, на приём к которым люди готовы съезжаться со всех уголков нашей планеты.

Если Вы твёрдо решили рожать за границей, то ведение родов во Франции — лучшее, что может предложить Вам современная медицина. Оснащённые по последнему слову техники, французские клиники оказывают полный спектр услуг, связанных с беременностью и материнством. Medifrance Solution, в свою очередь, берёт на себя всё, что связано с сопровождением беременности: обращаясь к нам, Вы избавляете себя от хлопот по оформлению всех необходимых бумаг, поиску жилья и клиники, в которой планируете рожать.

Роды во Франции организуют большое количество компаний, но только Medifrance является официальным представителем клиник, гарантируя Вам максимально доступные цены. Все остальные компании – посредники, берущие за свои услуги сумасшедшую комиссию. Отсюда и появился миф о том, что роды за границей – это дорого и недоступно. Более того, многие из этих компаний далеки от медицины, поэтому не знают тонкости процесса организации лечения.

Medifrance ежегодно доверяют своё здоровье тысячи клиентов со всего мира. Мы имеем не только огромное количество положительных отзывов, на нашем счету много спасенных жизней. Представляя лучшие клиники и медицинские центры Франции, мы уверены в качестве оказываемых услуг. Если есть сомнения в добропорядочности клиники – мы просто не будем с ней сотрудничать, так как от этого в первую очередь зависит наша репутация.

Мы знаем процедуру организации родов вплоть до незначительных мелочей, поэтому Вы можете не переживать о том, что могут возникнуть проблемы с документами или персоналом клиники.

  1. На борт самолета Вас не допустят, если срок беременности превышает 30 недель. Для подтверждения срока потребуется документ от гинеколога. Получить справку стоит за неделю до перелета, но не ранее. Обязательным условием является четко прописанная фраза о том, что противопоказаний для перелета нет. Однако требования устанавливают компании, поэтому стоит уточнить их на официальном сайте авиаперевозчика, который будет осуществлять перелет.
  2. Палаты во Франции – отдельная тема. Вы будете чувствовать себя как дома. Единственное, чем стоит запастись – зубная щетка и тапочки. Всё остальное Вам выдадут по прибытии.
  3. Выбирают всегда врача, а уже после того, как определились с гинекологом, можно выбрать и место. Кстати говоря, периодически роддома проводят «день открытых дверей», показывая созданные условия потенциальным клиенткам.

Роды во Франции – это максимальное спокойствие и комфорт, а также доброжелательный, приветливый персонал высокой квалификации. Создаваемые условия не сравнить даже с самой лучшей частной клиникой в странах СНГ, где всегда найдется тот, кто нахамит.

Присутствие мужа на родах только поощряется – так можно обеспечить спокойствие женщины. А держать неделю в стенах клиники Вас никто не будет – обычно выписка происходит уже через пару дней.

Стоит отметить одно маленькое отличие французской системы от её конкурентов: наши клиенты прибывают к нам за два месяца до планируемых родов. Едва Вы сойдёте с трапа самолёта, Вас встретит персональный сопровождающий, который станет Вашим помощником и опорой на всё время нахождения во Франции. Именно на его плечи возложена вся забота о комфорте нашего клиента: он подбирает Вам квартиру, в которой Вы будете жить, знакомит Вас с городом, его достопримечательностями, а также служит персональным переводчиком, в том случае, если Вы не знаете языка.

Выбор города, в котором Вы планируете родить малыша, целиком зависит от Вас. Это может быть клиника Парижа, если Вы беззаветно влюблены в город романтики, или, напротив, одна из больниц на Лазурном берегу, если Ваша душа, как и душа Стефана Льежара, благоговеет при виде пейзажей Французской Ривьеры. Medifrance Solution станет Вашей надёжной опорой на весь срок Вашего пребывания во Франции.

Роды и беременность как праздник. Как уже было сказано выше, клиент прибывает на родину Робеспьера за два месяца до предполагаемой даты родов. За это время проводится первичная диагностика, в которую входят все стандартные процедуры, как то анализы крови, мочи, УЗИ и прочие сопутствующие процедуры.

Благодаря услугам, оказываемым Medifrance Solution, оформление визы в посольстве, необходимые приглашения будут выписаны на Ваше имя в кратчайшие сроки. Всё, что остаётся Вам — сесть в пассажирское кресло самолёта для недолго перелёта во Францию.

В срок наступления родов, в выбранной Вами клинике будет произведена соответствующая процедура, с применением обезболивающих, что назначаются в соответствии с медицинскими показаниями. Как только новорождённый появится на свет, наши специалисты проведут полное обследование, как ребёнка, так и матери.

Отдельно стоит отметить, что Вам необходимо зарегистрировать новорождённого в посольстве Вашей страны — в связи со спецификой Французского законодательства, «право почвы» распространяется лишь по достижении 18 лет, при условии того, что ребенок всё это время жил на Французской земле.

Надеемся, данный материал был Вам полезен. Если у Вас остались какие-либо вопросы — задавайте их в комментариях, и мы постараемся максимально полно ответить на каждый из них!

источник