Меню Рубрики

Психологический анализ детей в домах ребенка

В статье описаны психологические особенности детей, воспитывающихся в условиях детского дома, с различными формами депривации.

Психологические особенности детей, воспитывающихся

Сироты, отвергнутые дети узнают чрезвычайно рано,

что они не такие дети, как «те другие», а гораздо хуже

и живут совсем не по праву, а лишь из гуманности.

Дошкольный возраст – это важнейший период в становлении личности человека. Именно на этом этапе детства ребёнок овладевает специфическими человеческими видами деятельности. Дошкольный период является сензитивным для развития всех психических процессов и функций, в этом возрасте у ребёнка появляется самосознание, он становится личностью.

На сегодняшний день, исследование психологов показывает, что дети из детских домов отличаются от детей, растущих в семьях, по физическому и психическому развитию.

Как правило, в детских домах воспитывается неоднородный контингент детей: часто в одной группе находятся дети и нормально развивающиеся, и с различными степенями задержки психического и речевого развития.

Говоря о психологических особенностях детей воспитывающихся в условиях детского дома, следует сказать, что в основном, это дети – сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей.

Дети – сироты – это дети, лишившиеся родителей в результате смерти последних.

Дети, оставшиеся без попечения родителей (социальные сироты) – это дети, чьи родители живы, но в силу тех или иных причин не воспитывают своих детей.

В зависимости от того, чего именно лишен ребёнок, выделяют разные виды депривации (утрата или ограничение возможностей удовлетворять жизненно важные потребности) – материнскую, сенсорную, социальную, эмоциональную и другие.

Наиболее сложной формой депривации детей (по мнению Л.Ярроу) является материнская депривация — отсутствие связи ребёнка именно с биологической матерью. Воспитание детей вне семьи ведет к депривации психического и личностного развития, которое проявляется в деформации базового доверия детей к миру.

Формирование личности ребенка — сироты происходит в состоянии социальной и психической депривации, которая негативно воздействует на развитие эмоционально-личностной сферы, на развитие общения, самооценки ребенка, как следствие, у детей деформируются многие базовые установки личности, связанные с полноценной социализацией.

Депривационные факторы образуют сложную иерархическую структуру, где один и тот же ребенок страдает несколькими формами депривации.

Резкое снижение у ребёнка яркости восприятия и разнообразия впечатлений приводит к сенсорной депривации, сокращение общения ребёнка с другими людьми — к социальной депривации, слабая выраженность эмоциональности в общении с окружающим миром, вялое реагирование на окружение — к эмоциональной депривации, жесткая формальная организация среды детского дома — к когнитивной депривации.

У многих воспитанников детских домов стоит диагноз: задержка психического развития, а у детей, которых психологи, врачи, дефектологи, педагоги относят к понятию «норма» имеются ряд особенностей.

Детям – сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, свойственны процессы общего отставания в психическом развитии, которые охватывают интеллектуальную, волевую, эмоциональную сферу жизнедеятельности.

У них наблюдается снижение познавательной активности, ограниченность кругозора, ситуативность умственных действий, которая определяется либо предметным окружением, либо прямыми указаниями взрослого, неразвитое воображение, отсутствие целеустремлённости. Дети не умеют фантазировать, мечтать, их желания ограничены сиюминутными потребностями. При этом отмечается целый набор негативных черт характера: замкнутость, зависть, недоверие к людям и миру, болезненное честолюбие, упрямство, эгоизм, агрессивность.

У детей – сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, проявляется деформация личности, искажения в формировании самосознания, спровоцированные нереализованной потребностью в любви, привязанности и признании. Именно это приводит к возникновению серьёзных проблем в сфере эмоционального развития.

Таким детям мало знаком язык жестов и мимики, изменчивых интонаций. Они редко проявляют сочувствие, сопереживание в отношениях с окружающими людьми. Им часто свойственны замкнутость, заторможенность, упрямство, негативизм.

Эмоциональный портрет воспитанника детского дома (по исследованиям Э.А.Минковой) характеризуется такими чертами, как:

  1. пониженный фон настроения;
  2. бедная гамма эмоций, однообразие эмоционально-экспрессивных средств общения;
  3. склонность к быстрой смене настроения (оживление переходит в плач, крик; благодушие, приподнятое настроение – в угрюмость, агрессию);
  4. однообразность и стереотипность эмоциональных проявлений;
  5. эмоциональная поверхностность, которая сглаживает отрицательные переживания и способствует их быстрому забыванию;
  6. неадекватные формы эмоционального реагирования на одобрение и замечание

(от пассивности и равнодушия до агрессивности и враждебности);

  1. повышенная склонность к страхам, тревожности, беспокойству;
  2. основная направленность положительных эмоций – получение всё новых и новых удовольствий (в то же время положительные эмоции более стойки и эффективнее регулируют поведение;
  3. нестабильность эмоциональных контактов с окружающими (легко вступают в контакт, внешне в общении могут казаться живыми и непосредственными, но быстро меняют партнёров по игре);
  4. непонимание эмоционального состояния другого человека, его поведение часто вызывает отрицательные эмоции к партнёру, отражается на взаимоотношениях с ним, приводит к конфликтам и ссорам;
  5. чрезмерная импульсивность, аффективная взрывчатость (дети до 6-7 лет не овладевают поведением, находятся во власти аффекта);

Чехословацкие психологи Й. Лангмейер и З. Матейчек ввели понятие психических лишений или психической депривации (1984), которые определяются как психическое состояние, возникающие в результате таких жизненных ситуаций, где субъекту не предоставляется возможности для удовлетворения некоторых основных (жизненных) психических потребностей в достаточной мере и в течение продолжительного времени

Учитывая это, есть основания полагать, что различные стороны психического развития:

во-первых, не одинаково чувствительны к особенностям условий жизни ребенка;

во-вторых, в значительной степени определяются индивидуальными особенностями детей.

Специфические условия жизни в детском доме часто обуславливаются отставанием в психическом развитии детей по ряду существенных параметров:

  1. дети, воспитывающиеся в условиях детского дома, медленнее овладевают речью;
  2. отставание в становлении вербальной функции неблагоприятно сказывается на развитии ранних форм мышления, на контактах ребенка с окружающими людьми, т.е. обнаруживается во всех сферах, где психическая деятельность опосредуется словом;
  3. у детей общий обзор, они не знакомы со многими элементарными бытовыми предметами, явлениями окружающего мира;
  4. обеднённость чувственной среды ведет к тому, что у воспитанников наблюдается существенное отставание в развитии наглядно — образного мышления, которое наиболее интенсивно формируется в дошкольном детстве, являясь необходимым фундаментом для полноценного овладения школьной программой;
  5. у многих воспитанников выявлено значительное недоразвитие способности произвольно управлять своим поведением, самостоятельно выполнять правила при отставании контроля со стороны взрослых, что ведет к несамостоятельности, неорганизованности, ситуативности поведения.

И.В. Дубровина и М.И. Лисина изучали особенности общения детей со взрослыми и сверстниками. Они учитывали, что различие в воспитании детей в семье и вне семьи связаны, прежде всего, и больше всего с разницей в их общении с окружающими людьми. Чем младше ребенок, тем большее значение приобретает его общение со старшими, поскольку тем сильнее оно опосредствует все остальные связи ребенка с миром.

Исследования Н.М.Неупокоева (1980) свидетельствуют, что даже поступившие в детский дом из самой неблагополучной семьи, более коммуникативные, и восприимчивы к воздействию взрослых, чем дети, совсем незнающие семьи.

По мере взросления детей все более важное место в их жизни завоевывает их общение со сверстниками. В закрытых учреждениях ребенок пребывает в группе своих сверстников постоянно, поэтому и становление дружеских отношений у воспитанников детских учреждений также имеет свою специфику.

Характер потребностей решающим образом определяет поведение ребенка при общении с людьми, динамику и, главное, содержание развертываемой им деятельности. Ранее и дошкольное детство, в крайне неблагополучной семье или доме ребенка, а затем в детском доме, безусловно, оказывает влияние на особенности формирования личности ребенка.

Общение воспитанников со взрослыми и друг с другом, содержание и формы взаимоотношений, сложившиеся в детском доме, во многом определяют особенности формирования одного из центральных формирований личности – образа «Я ребенка», его отношения к себе и представления о себе.

Общение со взрослыми, являясь общественным фактором общего важнейшего развития ребенка, на каждом возрастном этапе имеет свои специфические особенности, обнаруживающиеся в содержании общения и его значении для формирования личности. Эффективность общения детей со взрослыми связанно прежде всего с тем, что оно дает такие знания, которые необходимы им для будущей самостоятельной жизни.

Важно учитывать, что в детском учреждении ребенок постоянно общается с одной и той же достаточно узкой группой сверстников, причем он сам не властен предпочесть какую-либо другую группу. Принадлежность к определенной группе сверстников для него как бы безусловна. Это ведет к тому, что отношения между сверстниками складываются не как приятельские, дружеские, а по типу родственных, как между братьями и сестрами. Такую безусловность в общении со сверстниками в детском учреждении можно, с одной стороны, рассматривать как положительный фактор, способствующий эмоциональной стабильности, защищенности, когда группа сверстников выступает определенным аналогом семьи. С другой стороны, нельзя не увидеть и заметных издержек — подобные контакты не способствуют развитию навыков общения со сверстниками, умению наладить равноправные отношения с незнакомым ребенком, адекватно оценить свои качества, необходимые для избирательного, дружеского общения.

У детей, воспитывающихся в детском доме, часто отсутствуют способы социального подкрепления представления о собственной ценности, столь важного для нормального развития личности.

Зависимость от взрослого может выступать в двух формах:

положительной — когда ребенок стремиться привлечь внимание взрослого, завоевать его любовь выполнением требований, послушным поведением и т.п.,

отрицательной — когда внимание взрослого завоевывается плохим поведением, нарочитым невыполнением требований, демонстративным непониманием.

Чем старше дети, тем чаще в условиях детского дома можно встретиться с поисками отрицательной зависимости.

Учитывая всё вышеизложенное, хочется отметить, что педагогам, работающим с детьми в условиях детского дома, следует учитывать не только главные возрастные и личностные особенности, условия социальной среды воспитанников, но и основные психологические новообразования детей в определённом возрасте.

Однако при этом необходимо помнить, что, как бы ни были разнообразны и благоприятны условия, все же основным источником психического развития ребенка и носителем человеческих отношений, ценностей и способностей является взрослый человек.

И ничто не может заменить ребенку внимания и доброго отношения взрослого.

источник

На сегодняшний день, исследование психологов показывает, что дети из детских домов отличаются от детей, растущих в семьях, по физическому и психическому развитию. Развитие детей-сирот, в условиях детского дома имеют ряд негативных особенностей, которые накладывают отпечаток на дальнейшую жизнь ребенка. При этом многие педагоги, которые работают в детских домах, совершенно не знают психологических особенностей этих детей. Соответственно, при развитие и воспитание детей-сирот, составляют коррекционно- развивающую программу с завышенными требованиями к данной категории детей. Все это впоследствии сказывается на развитие ребенка, на его адаптацию в социуме. В своей работе я бы хотела рассмотреть особенности психологического развития дошкольного возраста, младшего школьного возраста и подросткового возраста; выявить общие проблемы их развития.

Дошкольный возраст.

Дети-сироты дошкольного возраста, как правило, попадают в детский дом из семей, где родители лишены родительских прав, либо из домов малютки. Дошкольный возраст, это время когда ребенок стремится к самостоятельности; ребенок впервые начинает устанавливать отношения с миром взрослых людей, проходит первичную социализацию. Социальной ситуацией на данном этапе является «ребенок – общественный взрослый». Ведущей деятельностью у дошкольников является игровая деятельность. В игре формируется характер ребенка; происходит изменения в познавательной деятельности ребенка. Игровое действие порождает процесс воображения, таким образом, ребенок принимает на себя роль взрослого, создает игровую ситуацию. Ребенок получает развитие наглядно-образное мышление. Дети, воспитывающие в условиях детского дома, не владеют игровой деятельностью; с интересом следуют за игровыми действиями воспитателя, выполняют его указания, охотно принимают все предложения, но включиться в игру, быть ее равноправным участником не могут. В то же время ребята активно интересуются предметами и игрушками, задействованными в игре. Новые предметы не побуждают детей к совместной игре. Завладев ими, дети пытаются их спрятать или просто держат в руках. Игровые действия детей осуществляются чаще всего под его руководством взрослого. Важно уделять огромное внимание развитию игровой деятельности ребенка, вырабатывать умение самостоятельной игре. Через игру ребенок получает свой первый опыт взаимодействия с окружающими. На стадии дошкольного возраста у детей начинает формироваться этические инстанции и моральные чувства. Но у ребят из детских домов, как правило, эти качества остаются не сформированными в силу того, что дети проживают в неблагополучных семьях, либо в закрытом учреждение. Общение дошкольника со взрослым также отмечается своеобразием. Воспитанники детского дома общаются со взрослыми не так, как дети из семьи. Прежде всего они проявляют большой интерес ко взрослому; часто обращаются к воспитателю, стремятся любым путем завладеть его вниманием. Все это говорит о том, что дети явно испытывают потребность во внимание взрослого. И что, интересно у ребенка из семьи в общение со взрослым есть главный мотив общения, познавательный мотив, тогда как у детей-сирот доминирующем мотивом общения является потребность во внимание и доброжелательности. Вопрос воспитателя, что больше ребенок хочет делать – читать, играть или беседовать, — обычно вызывает недоумение: дети смущаются, молчат, пожимают плечами или отвечают «не знают». Для большинства детей выбор предпочитаемой ситуации общения оказывается трудной задачей. Наименее доступна и привлекательна для детей внеситуативно-личностная беседа. Эта форма общения мало знакома воспитанникам детского дома. Вопросы типа «Кто тебе больше нравится?», «Что ты больше всего любишь?», смущает детей, они отводят глаза, опускают голову, отходят от экспериментатора. Для детей гораздо важнее любых разговоров с воспитателем непосредственный физический контакт с ним. Ведь, для ребенка детский дом является семьей, домом, а воспитатель «мамой», поэтому педагогам важно составлять свою педагогическую деятельность с учетом всех особенностей. Известно, что недостаток общения со взрослыми приводит к обеднению отношений между сверстниками. Уровень развития общения ребенка со взрослым во многом определяет характер его контактов со сверстниками. только взрослый может научить детей умению видеть субъективные качества другого ребенка, способствовать углублению детских контактов. По мнению ряда исследователей, испытывая дефицит общения со взрослым, воспитанники детских домов спонтанно вступают в контакт с посторонними «чужими» людьми, отдавая предпочтения непосредственному физическому контакту с ними. И.В.Дубровина и А.Г.Рузская считают это своеобразной формой ситуативно-личностного общения, в которой средства общения не соответствуют мотивам и потребностям. Контакты со взрослыми и со сверстниками в детском доме у детей-сирот дошкольного возраста выражены гораздо слабее, чем у детей из семьи, они однообразны, малоэмоциональны и сводятся к простым обращениям и просьбам. В основе отставания лежит отсутствие эмпатии, т.е. сочувствия, сопереживания, умения и потребность разделить свои чувства, переживания с другим человеком. Перечисленные особенности общения лишают детей: во-первых, важного для психологического благополучия переживания своей значимости и ценности, уверенности в себе, лежащих в основе формирования полноценной личности; во-вторых, переживания ценности другого человека, глубокой привязанности к людям. Дети-сироты с дошкольного возраста не чувствуют привязанности к сверстникам, к взрослым. Таким образом, у детей дошкольного возраста, воспитывающихся в условиях детского дома, недостаточно сформирована игровая деятельность, детям не хватает личного внимания и любви со стороны окружающих их людей.

Младший школьный возраст

Приход ребенка в школу связан с перестройкой всей системы отношений ребенка с действительностью, изменяется ход его жизни и деятельности. Но для детей из детского дома не только новое посещение школы, а также переход из одного закрытого учреждения в другое. Эти изменения в жизни ребенка обуславливают серьезные перестройки в системе его отношений со взрослыми и сверстниками. Новая социальная ситуация ужесточает условия жизни ребенка. Новое положение в обществе состоит в том, что ребенка во-первых, появляется обязанности перед школой; во-вторых, ребенок должен адаптироваться в новом «доме», в новой «семье» и на сколько успешно пройдет адаптация в детском доме, а затем и в школе во многом зависит от педагогического состава детского дома. Ведущей деятельностью младшего школьника является учебная деятельность. У младших школьников из детских домов, как правило, не сформирован мотив к учебной деятельности, недостаточно развита способность планомерно, исследовать предметы, явления, выделять их свойства. Дефект восприятия может иметь последствия не только для обучения в школе, но и для общего психического развития ребенка. Главное в учебной деятельности – умение при выполнении задания ориентироваться на определенный общий способ действия. У воспитанников детского дома, как правило, такое умение не сформировано. У них недостаточно развито наглядно-образное мышление и логические операции обратимости. Доминирующими оказываются классификационные формы мышления. Как и у дошкольников у ребят недостаточно развиты воображение и образное мышление. Воспитанники детского дома не так успешны в решение конфликтов в общение с взрослыми и со сверстниками, чем учащиеся обычной школы. Дети-сироты более агрессивны, чаще стремятся обвинить окружающих, не умеют и не желают признавать свою вину, т.е. по существу доминирование защитных форм поведения в конфликтных ситуациях и неспособность конструктивно решать конфликт. В младших классах воспитанники делают все возможное, чтобы обратить на себя внимание. Поверхностное наблюдение позволяет предположить неудовлетворенность потребности в общение со взрослыми у этих детей, что приводит к определенным отклонениям в поведении. Исследование, проведенное Р.Бернсом по Карте Стотта, подтверждает сказанное выше. Карта Стотта, заполняется учителем, воспитателем, позволяет на основании описания и оценки многочисленных «отрезков поведения» определить степень дезадаптации ребенка и выделить те симптомокомплексы, которые доминируют в общей картине дезадаптации. Для младших школьников, воспитывающихся в детском доме, в качестве ведущих выступают два симтпомокомплекса – «тревога по отношению к взрослым» и «враждебность по отношению к взрослым». Первый, отражающий беспокойство, неуверенность ребенка в том, интересуется ли им воспитатель, принимает ли его, любит ли его. Второй симптомокомплекс показывает различные формы неприятия ребенком взрослого и может быть началом враждебности, депрессии, агрессивности, асоциального поведения – «исключительно нетерпелив, кроме тех случаев, когда находится в отличном настроение; иногда стремится, а иногда избегает здороваться с воспитателем». Подобные трудности в общении с взрослыми могут быть связаны с тем, что ребенок в детском доме с раннего возраста сталкивается с большим количеством людей, в результате чего у него не формируются устойчивые эмоциональные связи, развивается эгоцентризм и незаинтересованность в социальных отношениях. Гипертрофированная потребность в общении с взрослым и полная ее неудовлетворенность приводят к тому, что на фоне выраженного стремления к общению с воспитателем младшие школьники — сироты проявляют агрессивность по отношению к взрослому. Потребность в доброжелательном отношении взрослого сочетается с глубокой фрустрацией в интимно-личностном общении с ним. Таким образом, можно выделить два момента в общение воспитанников детского дома с взрослыми: с одной стороны, напряженность данной потребности, а с другой – примитивность и неразвитость форм общения. Мотивационные предпочтения определяются особенностями общения со взрослыми, важным для них является ласка, похвала, одобрение учителем или воспитателем. На низком уровне у ребят развиты навыки общения со сверстниками. Как правило, младшие школьники из детских домов нуждается в специальных — коррекционных учреждениях.

Читайте также:  Мед анализ в дет саду

Подростковый возраст.

Подростковый возраст относится к числу переходных и критических периодов онтогенеза. Этот особый статус возраста связан с изменением социальной ситуации развития подростков, в их стремление приобщиться к миру взрослых, ориентацией поведения на нормы и ценности этого мира. Подросток, воспитывающийся в условиях детского дома, сложнее проходит (переживает) данный этап. Его начинает смущать, что он из детского дома, он старается отделиться от группы детей, в кино или в магазин, ходят по одному или 2-3 подростка. Как можно реже начинает упоминать, что он из детского дома. Все это сказывается на общем развитие ребенка. Главной задачей для педагогов детского дома в данный период является понимание подростков, дать им возможность раскрыться, направить их в нужное русло, не дать им уйти в никуда. А самое главное уважение к ребенку как к личности. В подростковом возрасте особенности психического развития воспитанников детских домов проявляются в первую очередь в системе их взаимоотношений с окружающими людьми, которые связаны с устойчивыми и определенными свойствами личности таких детей. К 10 – 11 годам у подростков устанавливается отношение к взрослым и сверстникам, основанное на их практической полезности для ребенка, формируются «способность не углубляться в привязанности», поверхностные чувства, иждивенчество, осложнения в становление самосознания и другое. В общение таких детей присутствует назойливость и потребность в любви и внимание. Проявление чувств характеризуется, с одной стороны, бедностью, с другой – острой аффективной окрашенностью. Им свойственны взрывы эмоций – бурная радость, гнев, отсутствие глубоких, устойчивых чувств. У детей – сирот, как правило, не развиты высшие чувства, связанные с нравственно-моральными ценностями. Наличие потребности у детей – сирот во внимание, любви со стороны взрослого, свидетельствуют о том, дети охотно идут на контакт с окружающими его людьми. Общение воспитанников детского дома друг с другом имеет свои особенности. У детей – сирот, в общение преобладает местоимение «мы», это особое психологическое образование, весь мир они делят на «своих» и «чужих». В детских домах ребенок постоянно общается с одной и той же группой сверстников, причем сам он не может предпочесть ей какую- либо другую группу. Принадлежность к определенной группе сверстников становится как бы безусловной, это ведет к тому, что отношения между сверстниками складываются не как приятельские, дружеские, а по типу родственных. Такую безусловность в общение со сверстниками в детском доме, можно рассматривать как положительный фактор, способствующий эмоциональной стабильности, защищенности; с другой стороны – подобные контакты не способствуют развитию навыков общения со сверстниками. Ребенок, воспитывающийся в детском доме, вынужден адаптироваться ко всем детям, проживающих в детском доме. Его контакты с ними поверхностны, нервозны и поспешны: он одновременно требует к себе внимания и отторгает его, переходя на агрессию или пассивное отчуждение. Нуждаясь в любви и внимании, он не умеет отвечать на нее нужным образом. Неправильно формирующий опыт общения приводит к отрицательным последствиям. Таким образом, подростковый возраст – это сложный период для детей. Важно педагогам помочь детям пройти этот возраст. У детей – сирот трудности общения со сверстниками обусловлены низким уровнем коммуникативных навыков, неадекватностью эмоциональных реакций, ситуативностью поведения, неспособностью к конструктивному решению проблемы.

В целом главное в работе педагогов детских домов заключается в том, что бы ребенок-сирота был окружен любовью и вниманием со стороны взрослых. И только после того, когда ребенок почувствует, что он кому-то нужен, что кто-то о нем беспокоится и заботится, только после этого можно начинать проводить коррекционно — развивающуюся работу.

  • Психическое развитие воспитанников детского дома (текст) / под ред. И.В.Дубровиной – М.: педагогика, 1990. – 264 с.
  • А.М. Прихожан, Н.Н. Толстых. Психология сиротства. ( текст). Изд.3-е. – СПб.: Питер, 2007. – 416 с.: ил.
  • Социализация личности и образования: от теории к практике. – Н.Тагил: НТФ ИРРО,2002. – 47 с.
  • В.Б. Шапарь. Новейший психологический словарь (текст); под общей ред. В.Б.Шапаря. – Изд.3-е – Ростов н/Д.: Феникс, 2007. – 806 с.
  • Л.М. Шипицына. Психология детей-сирот (текст); Изд-во СПб. Ун-та, 2005. – 628 с.
  • Д.Б. Эльконин. Детская психология: Учебное пособие / Ред. – сост. Д.Б. Эльконин. – М.: Издательский центр «Академия», 2004. – 384 с.

источник

Тест «Дом, дерево, человек» придуман психологом Джоном Баком в 1948 году и используется до сих пор. Все просто: испытуемому нужно нарисовать три упомянутые в названии фигуры, после чего психолог сможет оценить его эмоциональное состояние, изучив получившийся триптих.

Чтобы провести исследование по всем правилам, потребуется специальная подготовка и методичка на 350 страниц, но мы не будем столь строги. Дело в том, что все заявленные в названии фигуры призваны показать одно и то же — внутренний мир автора, а утроение просто позволяет избежать разночтений: характерные признаки повторяются на каждой картинке. Поэтому пусть ваш ребенок нарисует только дом, а для того, чтобы выявить случайности и закономерности, порасспрашивайте его про наиболее странные детали получившейся картины. Тест годится для детей старше 3 лет.

  1. Приготовьте лист бумаги и цветные карандаши.
  2. Озвучьте задание: «Нарисуй, пожалуйста, дом. И постарайся сделать это как можно лучше».
  3. Понаблюдайте, как ребенок рисует.
  4. Когда шедевр будет готов, проведите с творцом маленькое интервью: «Кто живет в этом доме?», «Это счастливый дом?» и так далее.

Возможно, нормальный дом для вас — панельная двадцатиэтажка или бунгало с бассейном, но у психологов правильным считается примитивное сооружение с парой окон, дверью, остроконечным верхом и трубой. А вот отсутствие на картинке всех этих деталей, непрорисованное основание дома, незакрашенная крыша, строительные просчеты (окна треугольные, дверь маленькая, а то и вовсе нет ни того, ни другого) — говорят о том, что у художника есть определенные психологические проблемы. Расшифровывая картину, не забудьте сделать скидку на возраст ребенка. Так, например, труба, торчащая из крыши под углом, наводящем на мысль о нетрезвом печнике, вовсе не означает, что малыш подсознательно стремится угореть. Это нормальная деталь детского рисунка.

Чем она выше и оригинальнее, тем богаче детская фантазия. А вот плоская и плохо прорисованная крыша говорит о том, что вам пора заняться с малышом интеллектуальной зарядкой. Не слишком ли много времени он проводит перед телевизором?

Это символ теплоты отношений. Если ее вообще нет на картинке, значит, вы излишне строги с ребенком и ему явно не хватает банальной родительской ласки. Труба размером с колокольню Ивана Великого и густым дымом, валящим из нее, говорит о том, что в душе ребенка кипят слишком уж бурные страсти и справиться с ними самостоятельно он не может. Возможно, вы перегружаете малыша «взрослой» информацией, которую он пока не в состоянии правильно «обработать».

Эта деталь рисунка демонстрирует готовность вашего чада к общению. Если она находится в центре дома и гостеприимно распахнута — волноваться не о чем. А вот маленькая боковая дверь (бывает еще и с висящим на ней замком) сообщает о чрезмерной замкнутости. 10 правил общения с ребенком-интроветом.

Практически зеркало души. Если их нет вообще или они занавешены (закрыты ставнями, забиты досками) — это значит, что малыш большей частью живет в своем внутреннем мире. Несоразмерно высокие окна нарисует маленький мечтатель, которому уютнее витать в облаках, чем ходить по земле.

Размер рисунка и его расположение тоже имеют значение. Психологи тут, как всегда, за золотую середину: аккуратное, не большое и не маленькое строение примерно в середине листа говорит нам об адекватности авторской самооценки. Скособоченная, покосившаяся хижина — признак слишком критичного отношения к себе. Читайте, как воспитать ребенка уверенным в себе. Разрозненные домишки вместо целого здания сообщают о желании ребенка отстраниться от кого-то из близких ему людей.

Обычно дети начинают «строить» домик с крыши или основания, а потом прорисовывают детали. Но не уверенные в себе малыши, наоборот, сперва приступают к мелким объектам, а потом с трудом связывают их между собой.

Если архитектор решил раскрасить свое творение, стоит обратить внимание и на выбранный цвет. Монохромность означает, что маляр побаивается эмоций (ну, или вы недокладываете ему карандашей), а «радугу на стенах» нарисует мятущаяся натура. Большинство детей, по статистике, создают домики с зеленой крышей и коричневыми стенами — именно такое цветовое решение считается нормой. Черная краска говорит о пугливости, красная — означает повышенные уязвимость и потребность в заботе. А вот желтый дом в этом тесте считается выражением враждебности по отношению к окружающему миру.

Кроме самого дома, на картинке могут оказаться дополнительные детали, и о них специалистам тоже есть что сказать. Кусты, тропинки и двор, окруженный забором? Ребенок хочет отгородиться от какого-то источника тревоги! А вот солнышко в небесах — это хорошо. Скорее всего, это вы.

источник

На вебинаре «Психологические особенности детей и подростков, живущих в учреждениях: что надо знать волонтеру» психолог Людмила Петрановская в рамках проекта «Дистанционное обучение» Благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» рассказала об основных факторах, травмирующих психику детей в детских учреждениях.

Людмила Петрановская: Есть такие обывательские представления, что детям в детском учреждении одиноко, грустно и не хватает общения. И вот стоит нам начать ходить туда, мы устроим детям общение, и их жизнь станет более радостной. Когда же люди действительно начинают посещать детский дом, они видят, что проблемы у детей гораздо более глубокие и порой даже пугающие. Кто-то – перестает ходить, кто-то продолжает, пытаясь изменить ситуацию, кто-то понимает, что для него единственно возможный выход – хотя бы одного ребенка забрать из этой системы.

В регионах еще можно встретить детские дома, где дети не ухожены, не лечены и так далее. В Москве подобного учреждения не найдешь. Но даже если мы посмотрим на детей из детских домов, благополучных в материальном плане, то увидим, что они отличаются от «домашних» по восприятию, по реакции на ситуацию и так далее. Понятно, что и детские учреждения могут быть разными: детский дом на 30 детей, откуда дети ходят в обычную школу, отличается от «монстров» на 300 человек. У детей, попавших в детские дома, есть прошлые травмы, непростой собственный опыт. И вот с этими травмами они попадают не в реабилитирующие, а наоборот, стрессовые условия. Некоторые из этих стрессовых условий:

За последнее время многое изменилось, детские дома стали более оборудованными, но вместе с тем идет наступление «занормированности», диктат безопасности, «власть санэпидемстанции». «Вредными» объявляются мягкие игрушки, цветы на окнах и так далее. Но все-таки жить по-человечески хочется, и вот у ребенка появляется плюшевый мишка, с которым он спит, окна начинают украшать цветы. Перед проверками все эти запретные вещи прячутся в некоторых детских домах.

Очень сильно сократились у детей возможности заниматься чем-либо хозяйственно-полезным (опять же под лозунгом безопасности). Уже почти нет в детских домах мастерских, приусадебных участков, детям не разрешается участвовать в приготовлении пищи и так далее. То есть намечается тенденция «обматывания детей ватой» со всех сторон. Понятно, что в «большую жизнь» они выйдут полностью к этой жизни не готовые.

Дети в детском учреждении находятся в постоянной стрессовой ситуации. Вот если нас, взрослых, отправить в санаторий советского типа, где в палате – 6 человек, где в 7 часов утра – обязательный подъем, в 7.30 – зарядка, в 8 часов – обязательный завтрак и сказать, что это не на 21 день, а навсегда – мы же с ума сойдем. Из любых, даже самых хороших условий мы хотим попасть домой, где едим, когда хотим, отдыхаем, как хотим.

А дети в таких стрессово–режимных условиях находятся всегда. Вся жизнь подчинена режиму. Ребенок не может подстроить свой день под свое самочувствие, настроение. У него невеселые мысли?
Все равно следует пойти на общее развлекательное «мероприятие». Он не может прилечь днем, потому что в спальню чаще не пускают.

Он не может «пожевать» что-то между приемами пищи, как это делают дети дома, потому что во многих учреждениях еду из столовой выносить нельзя. Отсюда – «психологический голод» — когда дети даже из самых благополучный детских домов со сбалансированным пятиразовым питанием, попадая в семью, начинает беспрерывно и жадно есть.

Кстати, в некоторых учреждениях пытаются решить это вопрос так: сушат сухарики и позволяют детям их брать с собой из столовой. Мелочь? Но ребенку важно поесть в тот момент, когда он захочет…

3. Ребенок не может распоряжаться собой в этом жестком распорядке. Он чувствует, что находится в резервации, «за забором».

Отсутствие дверей в туалетах, в душевых. Менять белье, совершать гигиенически процедуры даже подросткам приходится в присутствии других. Это стресс. Но жить постоянно ощущая его невозможно. И ребенок начинает отключать чувства. Дети постепенно учатся не испытывать стыда, стеснения.

Даже если в детском доме спальни на несколько человек, никому не придет в голову, что тут надо войти, постучавшись.

Понятие о личных границах у ребенка могут появиться, только если он видит, как эти границы соблюдаются. В семье это происходит постепенно.

Сейчас сиротам в обществе уделяют много внимания. Но чаще помощь, которую люди стремятся оказать детским домам, пользы не приносит, а наоборот – нередко развращает. Внешне получается – лоск в детских домах, а внутри – все то же отсутствие личного пространства.

Нет смысла покупать в учреждение ковры и телевизоры, пока там нет туалетов с кабинками.

Когда говорят, что детей из детских домов нужно вводить в социум, речь чаще идет об одностороннем порядке: сделать так, чтобы дети ходили в обычную школу, в обычные кружки и так далее. Но не только детям нужно выходить, важно, чтоб и социум приходил к ним. Чтобы они могли пригласить в гости одноклассников, чтобы в кружки, которые есть в детском доме могли приходить «домашние» дети из соседних домов, чтобы жители этих домов приглашались на концерты, которые проходят в детском доме.

Да, все это требует от сотрудников лишней ответственности. Но здесь важно расставить приоритеты: ради кого вы работаете – ради детей или начальства?

Многие дети в детских домах до 15 — 16 лет не держали в руках денег и потому не умеют ими распоряжаться. Они не понимают, как устроен бюджет детского дома, с ними не принято это обсуждать. А ведь в семье со старшими детьми подобные вопросы обязательно обсуждаются.

В семье ребенок всему этому учится постепенно. Сначала ему предлагают на выбор молоко и чай, потом спрашивают, какую выбрать в футболку. Потом родители дают ему денег, и он может пойти и купить понравившуюся футболку. В 16 лет он уже спокойно один ездит по городу, а иногда и дальше.

Ребенок в детском доме с этой точки зрения одинаков и в три года, и в 16 лет: система отвечает за него. И в 3 года, и в 16 лет он одинаково должен ложиться спать в 21.00, не может пойти купить себе одежду и так далее.

Всем, кто работает с детьми в детских домах важно понять, что они имеют в виду: дети – это люди, которые потом вырастут и начнут жить жизнью нормальных взрослых; или дети – просто сфера ответственности до 18 лет, а что будет потом – уже не важно.

Читайте также:  Медицинские анализы для детей расшифровка

Странно ожидать, что у людей, у которых до 18 лет было 100% гарантий и 0% процентов свободы, вдруг в 18 лет вдруг, словно по мановению волшебной палочки, узнают, что значит отвечать за себя и за других, как распоряжаться собой, как делать выбор… Не готовя ребенка к жизни и ответственности, мы обрекаем его на гибель. Или намекаем, что во взрослом мире для него есть только одно место – «зона», где нет свободы, но и нет ответственности.

Не вводим ли мы сами детей в заблуждение, делая так, что каждый выход в мир для них – праздник? Когда все носятся с ними, заняты им. А еще по телевизору показываю этот мир, где как будто у каждого встречного – сумки дорогих марок, дорогие авто и мало забот…

Однажды психологи провели эксперимент и предложили детям из детских домов нарисовать свое будущее. Почти все нарисовали большой дом, в котором они будут жить, множество слуг, которые за ними ухаживают. А сами дети – ничего не делают, а только путешествуют.

Психологи сначала удивились, а потом поняли, что ведь дети так и живут: в большом доме, за ними ухаживает много людей, а сами они не заботятся о других, не знают, откуда берутся средства к существованию и так далее.

Поэтому, если вы берете ребенка домой на «гостевой режим», важно стараться вовлекать его в вашу повседневную жизнь, рассказывать о ней. Полезнее не в кафе ребенка сводить или в цирк, а к себе на работу. Можно обсуждать при нем семейные заботы: кредит, то, что соседи залили и так далее. Чтобы жизнь внешняя не представлялась ему сплошным цирком и Макдоналдсом.

Людмила Петрановская также отметила, что волонтерам важно изменить тактику в отношениях с руководством детских домов и из таких просителей: «А можно мы поможем детям?» стать партнерами, общаться на равных. Нужно говорить с ними не только о детях, но и о них самих, о возможных вариантах развития. И умные руководители будут прислушиваться, ведь им важно сохранить учреждение (рабочие места) на фоне того, что детские дома в том виде, в котором они существуют сейчас, обречены – может быть через 10 лет, может быть – через пятнадцать… Но сохранить можно, только реорганизовав, не пытаясь цепляться за старое.

Смотрите также цикл онлайн-лекций Людмилы Петрановской:
«Головоломка: как подружиться со своими эмоциями и научить этому ребенка»
Людмила Петрановская расскажет о том, как корректно проживать эмоции, справляясь со стрессом
без саморазрушения и искусственного «спокойствия», и создавать более гармоничные отношения с миром, сохраняя веру в свои силы.

«Что такое совесть?»
«У тебя совесть есть?» — Этот упрек время от времени слышит в свой адрес любой ребенок, причем по самым разным поводам

«Матерная тема»
Лекция о тонких связующих нитях между дочерьми и матерями.

источник

Конфликтогенные психологические особенности раннего развития детей

Лекция 3. КОНФЛИКТОГЕННАЯ СПЕЦИФИКА ОСОБЕННОСТЕЙ ХАРАКТЕРА СОЦИАЛЬНЫХ СИРОТ

3.1. Конфликтогенные психологические особенности раннего развития детей в домах ребенка.

3.2. Конфликтогенные психологические особенности соци­альных сиротдошкольников и младших школьников.

3.3. Конфликтогенные психологические особенности подростков, оставшихся без попечения родителей.

Эта социальная группа имеет большое значение для ана­лиза в связи с тем, что в этот период происходит формирова­ние психики индивида, в частности, его психического здоро­вья, которое будет в той или иной форме сказываться на всю последующую жизнь.

Значительная часть детей становятся сиротами уже в ро­дильном доме вследствие отказа от них матерей. Важнейши­ми средовыми факторами, предрасполагающими к отказу жен­щины от новорожденного, являются:

— слабая материальная самостоятельность;

— потеря брачного или полового партнера;

— низкий культурный и образовательный уровень;

— ригидные патриархальные социальные установки семьи.

Данные психологических исследований говорят о том, что женщины, оставляющие детей, характеризуются такими вы­раженными особенностями, как личностная и эмоциональная незрелость, зависимость, аффективная несдержанность, низ­кая толерантность к стрессам, амбивалентность установок на материнство, что делает их зависимыми от негативного влия­ния социального окружения. Именно женщины из социально незащищенных групп особенно подвержены стрессам, депрес­сиям во время беременности, а также алкоголизму и наркома­нии, т. е. таким нарушениям, которые сами по себе могут изменять мировоззрение женщины, порождать неуверенность в собственных силах, чувство утраты перспективы, неверие в завтрашний день и тем самым способствовать отказу от мате­ринства.

Отрицательное воздействие на развитие ребенка могут ока­зывать нарушения не только в соматической, но и в психичес­кой сфере беременной женщины. Одним из наиболее мощных психотравмирующих факторов для будущей матери является нежелательная беременность. Многие «отказные» дети даже при хорошем уходе вырастают с отклонениями в поведении, имеют интеллектуальные и невротические расстройства. На­рушения развития у детей в первые годы жизни, живущих с младенчества в сиротских учреждениях, связывают с предна-тальными и постнатальными повреждениями плода, искаже­ниями в постнатальном развитии в связи с ранней депривацией (ограничением или лишением контактов с матерью). Осно­вополагающим патогенным фактором является собственно сиротство, тем более значимое, чем в более раннем возрасте оно стало фактом.

У младенцев, воспитывающихся без родителей, значитель­но позже возникает потребность в общении со взрослым и оформляется непосредственно-эмоциональное общение («ком­плекс оживления»). Мимические, жестикуляторные, общие мо­торные, звуковые реакции в «комплексе оживления» затормо­жены или просто неразвиты. Во втором полугодии жизни у этих детей не возникают личностные связи со взрослыми: они не стремятся разделить с ними свои эмоции, не ищут сопере­живания в новой или пугающей ситуации, как это делают дети в семьях. Все это приводит к снижению общей, в том числе эмоциональной и познавательной, активности детей. Само общение отличается вялостью, безынициативностью, бед­ностью коммуникативных средств. Сказанное проявляется в обедненности эмоционального реагирования на зов, человече­скую речь, тихий голос, новизну обстановки, персонал, окру­жающих детей.

В возрасте 1-3 лет к уже имеющимся психологическим характеристикам прибавляется дополнительный ряд особенно­стей, отличающих воспитанников домов ребенка:

— отставание в развитии речи;

— задержка в овладении предметными действиями;

— эмоциональная нечувствительность к отношению взрос­лого;

— отсутствие стремления к самостоятельности;

— отсутствие тенденций к партнерству в игровой деятель­ности.

У детей, воспитывающихся вне семьи, обнаружена также невосприимчивость к образцам поведения, оценке взрослого: похвала слабо интенсифицирует деятельность ребенка, а пори­цание совсем не изменяет ее. В целом положительная и отри­цательная оценки со стороны взрослого не дифференцируют­ся, что может привести к задержкам в овладении активной речью и предметными действиями, серьезным искажениям в развитии самосознания.

Психиатрические, неврологические и психологические об­следования детей показывают, что разлука с матерью на пер­вом году жизни приводит к депрессивным расстройствам. Кли­нические симптомы депрессии затрагивают эмоциональную, моторную и познавательную сферы. Эмоциональные наруше­ния проявляются депрессивным настроением в виде грусти, апатии, безучастности. Двигательные в рамках депрессивных расстройств характеризуются малой выразительностью мими­ки. Имеют место стереотипные и привычные действия — со­сание пальцев, игра с пальцами рук, обкусывание губ, пальчи­ков, выдергивание волос, царапанье и др. Обнаружены и особые позы, в которых ребенок как бы сжимается, опускает голову, подносит руки к груди, прикрывая ладошками лицо, застывает в неподвижности, молчании, взгляд становится от­решенным. Заторможенность познавательных реакций прояв­ляется в снижении общей активности, слабом развитии игро­вой деятельности.

Изучение особенностей детей, находящихся в домах ре­бенка, позволило сделать следующие выводы:

— глубина задержки умственного развития детей возрас­тает с увеличением сроков пребывания в доме ребенка;

— у детей, независимо от уровня умственного развития, выявлено постепенное возрастание эмоционального де­фицита;

— наиболее неизменной в условиях депривации остается реакция на тактильные раздражители;

— отсутствуют бытовые знания, обычно доступные детям с задержкой развития из обычной среды;

— у всех детей (как показывают материалы специального обследования) имеется широкий круг невротических рас­стройств, преимущественно проявляющихся в психосо­матических реакциях.

Таким образом, для таких детей характерны существенные отставания и деформации по всем линиям психического раз­вития.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: При сдаче лабораторной работы, студент делает вид, что все знает; преподаватель делает вид, что верит ему. 8937 — | 7147 — или читать все.

193.124.117.139 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

источник

Оценить психологическое состояние ребёнка, порой очень сложная задача, ведь маленьких детей многое происходит исключительно на уровне подсознания, например, ребёнок боится отца, а может и ненавидит его в глубине души, но он слишком мал, чтобы понимать эти ощущения и, на вопрос об этом, наверняка ничего не ответит. Под внешней беспечностью, может скрываться целая буря эмоций. Как же определить, что на самом деле происходит с малышом? Всё очень просто – для этого существует психология детского рисунка, детский рисунок расскажет обо всём, что творится на душе у малыша.

Рисуем семью.Расшифровка детского рисунка семьи даёт представление о том, как ребёнок относится к тому или иному члену семьи. Достаточно просто дать ему карандаши, листок бумаги и попросить нарисовать свою семью. Дети любят рисовать и малыш охотно возьмётся за выполнение задания. Остаётся лишь узнать значение детских рисунков в психологии.

Желательно потихоньку наблюдать за процессом рисования. Чаще всего малыш начинает рисовать свою семью с человека, который для него наиболее авторитетен и значим. Если все нарисованные люди крохотного роста, это означает, что у ребёнка крайне низкая самооценка, если фигурки нарисованы вверху листа, это говорить о том, что малыш не доволен своим положением в семье и, подсознательно, стремиться исправить ситуацию. Если напротив, все нарисованы внизу, это свидетельствует о низком уровне притязаний ребёнка. Любимый член семьи, обычно, рисуется не только первым, но и прорисован лучше остальных.

Расстояние между нарисованными людьми, символизирует близость в семье. Если все люди расположены рядом друг с другом, значит в семье царят дружеские, доверительные отношения, особенно это очевидно, если между фигурками нет предметов и они держатся за руки. Если же расстояние большое, между людьми имеются различные предметы или все заняты чем-то своим, это говорит о том, что семья разобщена и в ней нет особой близости и теплоты.

Изображение самого малыша, поведает о нём практически всё, что нужно знать. Итак, если ребёнок изобразил себя ростом наравне, а то и выше чем взрослые, он чувствует себя особенным, уникальным и очень важным. Излишне маленький рост свидетельствует об ощущении униженности. Наличие шляпы, говорит о необходимости защиты. О закрытости ребёнка говорят не прорисованные черты его лица. Внутренняя агрессия изображается открытым ртом с зубами, а страхи, большими глазами. Широко расставленные ноги, говорят о том, что малыш уверен в себе, а убранные за спину или в карманы руки, напротив, о неуверенности. Дети редко рисуют уши, но если они всё же изображены, это значит, что малыш и правда слушается родителей и их слова для него имеют большой вес.

На детских рисунках почти всегда есть солнце, это символ тепла и благополучия. Но если на рисунке изображён кто-то, кто отгораживает малыша от солнца, скорее всего этот человек в жизни лишает его комфорта и теплоты.

Преобладание на рисунке всевозможных предметов, говорит о том, что семья ориентирована на материальное, а не духовное.

Очень плохо, если на рисунке нет кого-то из членов семьи, а ещё хуже, когда нет самого ребёнка. В первом случае это означает безразличие или неприязнь к отсутствующему члену семьи, а во втором, что ребёнок чувствует себя ненужным в этой семье.

Присутствие на рисунке лишних людей, говорит о том, что ребёнку не комфортно и он желает что-нибудь поменять.

Фигурка нарисованная резкими и прерывистыми линиями, изображает самого неприятного для ребёнка члена семьи, в то время как все те, кого малыш люби, будут нарисованы мягкими и плавными линиями.

Ещё одним тестом в психологии детского рисунка является рисунок дома.

Если дом нарисован большой, значит ребёнок открытый, гостеприимный, общительный. Если имеется лестница, ведущая в глухую стену, значит в семье есть скрытый конфликт. Нарисованный где-то вдалеке дом, говорит о том, что ребёнок ощущает себя отверженным и одиноким. Если вокруг дома много разных построек – ребёнок находится в тревожном состоянии.

В домике прорисована задняя стена – ребёнок стремиться держать себя в руках, контролируя эмоции. Если у стен нет основы, ребёнок витает в облаках, связь с реальностью слаба. У стен нижние конуры прорисованы особо чётко – малыш испытывает тревогу, затруднения. Прозрачные стены говорят о жажде лидерства, а тонкие боковые линии о нервном истощении.

Большие открытые двери – признак общительности, но если они очень большие, это может говорить о зависимости от других. Маленькие двери, говорят о неуверенности в себе. Если дверей много, нарисованы и задние и боковые – ребёнок стремится к одиночеству, а если их и вовсе нет, у ребёнка трудности с общением.

Много окон, означает жажду общения, а большое окно – символ общительности. Занавески на окнах – закрытость, а решётки – закомплексованность. Если окна нарисованы лишь на верхнем этаже, ребёнок живёт в мире фантазий и далёк от реальности.

Крыша, представляющая собой жирную линию, говорит о том, что ребёнок фантазёр. Если крыша не сочетается с основной стеной, ребёнок не может отыскать своего места в жизни. Карниз, выведенный за пределы крыши, означает, что ребёнок стремиться защититься от собственных страхов.

Спрятанная с другой стороны крыши труба, означает, что ребёнок стремится избегать эмоционального сближения с родными. Тонкая струйка дыма, говорит о недостатки общения с родителями, а густой дым о внутреннем напряжении.

Расшифровка детского рисунка дом, даёт понимание того, насколько ребёнок общительный, что ему ближе, фантазии или реальность и т. д.

Расшифровывая детский рисунок человека в полный рост, можно определить насколько ребёнок соответствует по уровню развития своему возрасту.

Ребёнку даётся задание, в котором он должен нарисовать человека в полный рост, после чего проводится подсчёт баллов.

По 1 баллу начисляют за наличие шеи, бровей, ушей, пальцев, одежды, ступней или обуви, волос или шапки. Если пальцев по 5 штук, то добавляется ещё 1 балл. За пластичность человека добавляют 8 баллов, если же пластичность изображена частично, то 4 балла. В случае, когда руки и ноги изображены 2мя линиями, начисляется ещё 2 балла.

В итоге получается результат от 0 и до 30. Для каждого возраста, свой идеальный результат. Данный тест говорит об умственном развитии ребёнка и выявляет отстающих детей.

Итак, детский рисунок способен о многом рассказать и всё же, здесь очень много допущений. Например, ребёнок живущий в частном доме и наблюдавший дым из трубы, может рисовать густой дым, лишь повторяя увиденное. Тем не менее, детский рисунок практически единственный способ узнать, что же на самом деле творится в душе маленького человека, именно поэтому придаётся особое значение детским рисункам в психологии.

источник

В исследованиях отечественных и западных психологов дается сравнительная характеристика детей, оставшихся без родительского попечения. Исследования показали, что общее физическое, психическое развитие детей, воспитывающихся без попечения родителей, отличается от развития сверстников, растущих в семьях. У них отмечаются замедленный темп психического развития, ряд негативных особенностей: низкий уровень интеллектуального развития, бедные эмоциональная сфера и воображение, позднее формирование навыков саморегуляции и правильного поведения. (Дубровина И.В., Рузская А.Г., 1990 г.)

Дети, воспитывающиеся в учреждениях социальной и психолого-педагогической поддержки детства, характеризуются резко выраженной дезадаптацией, которая усиливается такими психотравмирующими факторами, как изъятие ребенка из семьи и помещение его в разного рода учреждения (больница, приемник-распределитель, приют временного пребывания, санаторий и т.д.).

Поведение этих детей характеризуется раздражительностью, вспышками гнева, агрессии, преувеличенным реагированием на события и взаимоотношения, обидчивостью, провоцированием конфликтов со сверстниками, неумением общаться с ними.

Психолог, воспитатель, социальный педагог, работающий с детьми в таких учреждениях, должен отдавать себе отчет в том, что все это — лишь часть общей картины, ее внешнее проявление. Другая часть, намного большая, — это внутренний мир ребенка, который трудно поддается диагнозу, коррекции, но очень сильно влияет на дальнейшую его жизнь, психическое развитие и становление личности.

В настоящее время приходится с сожалением констатировать, что по своему психическому развитию дети, воспитывающиеся без попечения родителей,

отличаются от ровесников, растущих в семье. Темп развития первых замедлен.

Их развитие и здоровье имеют ряд качественных негативных особенностей, которые отмечаются на всех ступенях детства — от младенчества до подросткового возраста и дальше. Особенности по-разному и в неодинаковой степени обнаруживают себя на каждом возрастном этапе. Но все они чреваты серьезными последствиями для формирования личности подрастающего человека.

Все дети из детских домов обнаруживают задержку психомоторного и речевого развития, выраженную в разной степени (легкая, средней тяжести и тяжелая), отклонения в состоянии эмоционально-волевой сферы и поведения. Задержка речи имеет место в 95% случаев. Уровень познавательной деятельности и способы выполнения действий у всех детей ниже возрастной нормы, некоторые из них не различают цвет и форму, не переносят усвоенные знания на другие виды деятельности. (Дубровина И.В., Рузская А.Г., 1990 г.)

Читайте также:  Матушка кураж ее дети анализ

Отставание в познавательном развитии у воспитанников детских домов — это характерное явление. Частично оно может быть преодолено в рамках учебного процесса, в то время как собственно психологическая коррекция должна быть направлена в первую очередь на формирование познавательной и творческой активности, абстрактно-образного мышления, произвольной саморегуляции; однако эти дети обучаемы, что говорит о правомерности благоприятного прогноза.

В области внимания наблюдается отставание, прежде всего, в плане произвольной его функции. Дети легко отвлекаемы, сосредоточение возникает на уровне спонтанной мотивации, что в целом выступает как проявление несформированности произвольной саморегуляции. Характерны также нарушения устойчивости внимания, быстрая утомляемость, что может быть связано и с общей психастенизированностью, и с органической патологией у ряда детей.

В области речевого развития наблюдается обычное косноязычие, особенно заметное у младших дошкольников, имеет место запаздывание в области синтаксиса и содержания высказывания. Еще одной областью, в которой проявляется отставание речевого развития, является социальная. Дети комментируют конкретные бытовые события, но не всегда могут сформулировать свои мысли по поводу будущего.

Общая характеристика эмоционального статуса следующая: высокая тревожность и в большинстве случаев агрессивные тенденции, явные или вытесненные (по данным проектных методик), одиночество, агрессии, страхи сказочных персонажей (причем, по содержанию страхов можно судить о тенденциях к отставанию в развитии).

В отношении эмоциональной лабильности либо ригидности можно сказать, что не выявлено преобладания одной из этих характеристик как типичной; в то же время обращают на себя внимание случаи явной выраженности одной либо другой у отдельных детей, что в сочетании с эйфорическими и депрессивными проявлениями свидетельствует о наличии эмоциональных нарушений, снижении произвольности поведения и эмоциональной саморегуляции. Это проявляется и в двигательной расторможенности либо скованности, аффективных реакциях при фрустрации, плохом самоконтроле при социальных взаимодействиях. (Голик А.Н., 2001 г.)

Дети, воспитывающиеся в условиях интернатного типа, имеют целый ряд личностных особенностей, в частности, они не усваивают навыков продуктивного общения при наличии ярко выраженной потребности в любви и внимании; не умеют налаживать общение с окружающими. В силу неправильного и недостаточного опыта общения дети часто занимают по отношению к другим людям агрессивно-негативную позицию. Эмоционально нестабильное положение ребенка, лишенного родительского попечительства, ведет к нарушению аффективно-личностных отношений. (Михайлова Э.А., Матковская Т.Н., 1998 г.)

Для детей, находящихся в ситуации депривации, характерна слабая выраженность значимости дружеских связей, отсутствие постоянных диад и триад, носящих в основном ситуативный характер. У воспитанников закрытых детских учреждений отношение к взрослым определяется практической полезностью последнего в жизни ребенка. В жизни этих детей имеет место не личное, а функционально-ролевое общение, выбор партнера по общению осуществляется на предметно-содержательной основе. (Прихожан А.М., Толстых Н.Н, 1990 г.)

Ограниченный круг контактов препятствует формированию продуктивных навыков общения со сверстниками и взрослыми и затрудняет формирование адекватной картины мира, что, в свою очередь, оказывается существенным препятствием на пути их адаптации и интеграции в более широком социуме.

Дефицит общения ребенка со взрослым приводит к гипертрофии, сверхценности этой потребности, к практически полной зависимости эмоционального благополучия ребенка от отношения к нему взрослого. (Лисина М.И., 1979 г.)

На фоне напряженности потребности в общении со взрослым и одновременно повышенной зависимости от него обращает на себя внимание агрессивность в отношении ко взрослому. Исследования Мухиной, Носковой, Счастной показывают, что дети, находящиеся в ситуации депривации, не успешны в разрешении конфликтов и со взрослыми и со сверстниками, они агрессивны, стремятся обвинить окружающих в возникновении конфликта, не могут осознать свою вину, неспособны к продуктивному, конструктивному выходу из конфликта. (Мухина В.С., 1991 г.)

Для понимания причин возникновения описанных особенностей поведения у воспитанников детского дома недостаточно указать, с одной стороны, на узость, ограниченность их контактов со взрослыми, с другой — на высокую интенсивность контактов со сверстниками как простые количественные характеристики.

Важно учитывать, что в детском доме ребенок постоянно общается с довольно узкой группой сверстников, причем он сам не может предпочесть ей какую-либо другую: тесная принадлежность к определенному кругу сверстников приводит к тому, что отношения в группе складываются по типу родственных. В этом можно увидеть положительный фактор, способствующий эмоциональной стабильности, защищенности, но в то же время подобные контакты не способствуют развитию навыков общения со сверстниками, умению налаживать равноправные отношения с незнакомыми детьми, адекватно оценивать свои качества, необходимые для избирательного, дружеского общения (Л.И. Божович, Я. Корчак, B.C. Мухина, А.Л. Шринман). (Мухина В.С., 1991 г.)

В основе недоразвития “интимно-личностной” сферы общения лежит отсутствие эмпатии, т.е. сопереживания, умения и потребности разделить свои переживания с другим человеком. В то же время исследования Счастной позволяют говорить о том, что у депривированных детей содействие, как умение оказывать помощь другому, представлено значительно шире, чем сопереживание. Этот феномен позволяет затронуть один из важнейших вопросов развития личности — проблему отчуждения, “обособления”. Ситуация депривации способствует развитию феномена отчуждения, и именно это продуцирует отсутствие любви, тепла в отношении ко второму, третьему поколению в семье (как некая последовательная цепь поколений, прервать которую бывает достаточно сложно). (Счастная Т.Н., 1997 г.)

Как показывают исследования, проводимые Мухиной, в условиях детского дома формируется феномен «мы». У детей возникает своеобразная идентификация друг с другом. В благополучной семье всегда есть фамильное «мы» — чувство, отражающее причастность именно к своей семье. Это важная организующая эмоционально и нравственно сила, которая создает условие защищенности ребенка. В условиях жизни без родительского попечительства у детей стихийно складывается детдомовское (интернатское) «мы». Это совершенно особое психологическое образование.

Дети без родителей делят мир на «свои» и «чужие», «мы» и «они». От «чужих» они совместно обособляются, проявляют по отношению к ним агрессию, готовы использовать их в своих целях. У них своя нормативность по отношению ко всем «чужим». Однако внутри своей группы дети чаще всего также обособлены: они могут жестоко обращаться со своим сверстником или ребенком младшего возраста. Эта позиция сформируется по многим причинам, но, прежде всего, из-за неразвитой и искаженной потребности в любви и признании, из-за эмоционально нестабильного положения ребенка. (Мухина В.С., 1989 г.)

У воспитанников-домов ребенка, детских домов развитие всех аспектов Я (представление о себе, отношение к себе, образа Я, самооценки) существенно отличается от развития этих аспектов у детей из семьи. Чешские исследователи И. Лангмейер, 3. Матейчек видят одно из серьезных следствий депривации потребности в родительской любви в отсутствии чувства уверенности в себе у воспитанников детских учреждений. Возникая на ранних стадиях онтогенеза, неуверенность в себе становится устойчивым образованием, характеристикой воспитанника детского дома. (Лангмейер И., Матейчек З., 1984 г.)

Данные свидетельствуют, что самооценка воспитанников интерната основывается преимущественно на оценках окружающих, тогда как самооценка учащихся массовой школы — как на оценке окружающих, так и на собственных критериях. Известно, что преимущественная ориентация на оценку окружающих характерна для детей младшего школьного возраста, а сочетание ориентации на самооценку и оценку — для подростков. Хотя, как уже указывалось, в нашем случае речь идет не о собственно оценке окружающих, а о представлении подростков о такой оценке, все же отставание воспитанников интерната, на наш взгляд, заслуживает внимания потому, что по данному показателю они находятся на уровне более младших детей. (Савонько Е.И., 1972 г.)

Характеристики образа «Я» подростков, растущих в семье и вне семьи, различаются по ряду существенных параметров, главные из которых:

1) ориентация на собственные личностные особенности, возможности (массовая школа) — ориентация на внешнее окружение, на приспособление (интернат);

2) интенсивное становление образа «Я» в направлении взрослости, связанной с ней системой собственных ценностей от VII к VIII классу (массовая школа) — стабильность этих сторон образа Я в указанный период (интернат);

3) яркая выраженность собственно подростковых характеристик (массовая школа) — несоответствие развития некоторых сторон образа Я возрастным характеристикам (интернат). (Дубровина И.В., Рузская А.Г., 1990 г.)

В целом, хотя по традиционным критериям существует некоторое отставание в развитии образа Я воспитанников интерната, тем не менее, оно не исчерпывает специфики развития данного образования в учреждении интернатного типа. Дело не в том, что образ Я развивается в этих условиях более медленно, важно, что он развивается несколько иначе, по другому пути, чем у подростков, растущих в семье.

Подростки из детских домов характеризуются трудностями во взаимоотношениях с окружающими людьми, поверхностностью чувств, иждивенчеством, привычкой жить по указке других, сложностями во взаимоотношениях, нарушениями в сфере самосознания (от переживания вседозволенности до ущербности), усугублением трудностей в овладении учебным материалом, проявлениями грубого нарушения дисциплины (бродяжничеством, воровством, различными формами делинквентного поведения). В отношениях со взрослыми у них проявляются переживание своей ненужности, утрата своей ценности и ценности другого человека.

Для нормального развития подростков необходимы определенные условия:

1) информация о современной жизни; они имеют право и должны получать достаточно достоверную информацию по всем волнующим подростков вопросам, проверять ее и анализировать (секс, уголовное право, наркотики и алкоголь, религия, секты, молодежное движение и т.д.);

2) сочетание свободы и ответственности в деятельности; подросткам необходимо конструктивное взаимодействие со взрослыми, принятие выработанных правил в школе, семье, обществе;

3) принятие себя (своего физического Я, характера, особенностей, эмоций и т.д.);

4) обучение навыкам достойного поведения (взаимодействия, отстаивания чувства собственного достоинства).

По данным А.А. Лиханова, у подростков, лишенных родительского попечения, представления о счастливом человеке и о счастье значительно отличаются от представлений детей из нормальных семей. Наиболее распространенными ответами подростков группы риска об основных показателях счастья являются: еда, сладости (много торта), игрушки, подарки, одежда. Такие “вещные” характеристики показывают, что даже у пятнадцатилетних подростков игрушка является необходимым атрибутом счастья. Обращение к игрушке, возможно, позволяет подростку компенсировать недостаток эмоционального тепла и неудовлетворенность социальных потребностей. Среди подростков, лишенных родительского попечительства, 43% отмечают минимум признаков счастливого человека, что можно интерпретировать как позицию «я несчастлив», и только 17% таких подростков обнаружено в нормальных семьях.

Опыт переживания одиночества подростками группы риска составляет 70%. Выхода из состояния одиночества не видят только 1%, а остальные видят избавление от него в поиске друга, обретении семьи, достижении компромисса в конфликтных ситуациях, изменении эмоционального состояния. Способы такого изменения у многих подростков неконструктивны (например, выпить, покурить, пойти погулять и т.д.). (Лиханов А.А., 1987 г.)

Подростки из детских домов характеризуются особым процессом социализации. Они проживают, как правило, большую часть своей жизни в учреждениях социально-педагогической поддержки (детских домах, школах-интернатах, приютах, под опекой) или в неблагополучной семье.

Для большинства воспитанников этих учреждений характерны следующие специфические особенности:

* неумение общаться с людьми вне учреждения, трудности установления контактов со взрослыми и сверстниками, отчужденность и недоверие к людям, отстраненность от них;

* нарушения в развитии чувств, не позволяющие понимать других, принимать их, опора только на свои желания и чувства;

* низкий уровень социального интеллекта, что мешает понимать общественные нормы, правила, необходимость соответствовать им;

* слабо развитое чувство ответственности за свои поступки, безразличие к судьбе тех, кто связал с ними свою жизнь, чувство ревности к ним;

* потребительская психология в отношениях к близким, государству, обществу;

* неуверенность в себе, низкая самооценка, отсутствие постоянных друзей и поддержки с их стороны;

* несформированность волевой сферы, отсутствие целеустремленности, направленной на будущую жизнь; чаще всего целеустремленность проявляется лишь в достижении ближайших целей: получить желаемое, привлекательное;

* несформированность жизненных планов, жизненных ценностей, потребность в удовлетворении только самых насущных потребностей (еда, одежда, жилище, развлечения);

* низкая социальная активность, желание быть незаметным, не привлекать к себе внимания;

* склонность к аддитивному (саморазрушающему) поведению — злоупотребление одним или несколькими психоактивными веществами, обычно без признаков зависимости (курение, употребление алкоголя, легких наркотиков, токсичных и лекарственных веществ и т.д.); это может служить своеобразной регрессивной формой психологической защиты. (Нечаева А.М., 1994 г.)

Дети старшего школьного возраста стоят на пороге самостоятельной жизни, к которой они не считают себя готовыми. С одной стороны, они хотят жить самостоятельно, отдельно, быть независимыми ни от кого, с другой — боятся этой самостоятельности, так как понимают, что без поддержки родителей, родственников им не выжить, а на нее они рассчитывать не могут. Эта двойственность чувств и желаний приводит к неудовлетворенности своей жизнью и собой.

Многие из этих детей в это время получают профессиональное образование. Для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в 95% случаев это профессионально-техническое училище или техникум. Получая образование в этих учебных заведениях, они попадают в среду приблизительно таких же сверстников. (Положение детей в России, 1993 г.)

Все они находятся на государственном обеспечении, живут в одном общежитии, в единой культурной и досуговой среде. Проблемы одиночества, ненужности, незащищенности остаются на таком же уровне.

Несколько лучше положение у тех, кто живет в учреждениях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и учится в средних специальных или профессиональных учреждениях, так как они могут вернуться в привычное окружение попечительного учреждения, где о них заботятся.

Воспитание вне семьи является главной причиной неготовности этих детей к самостоятельной жизни и порождает личностную депривацию, так как постоянная окруженность большим количеством детей и взрослых не дает возможности самоидентификации, осмысления себя и своих проблем, возможности продумать свою будущую жизнь. Ребенок не знает, как он будет жить один, где найти друзей, как проводить свободное время, как организовать свой быт.

Обедненность общения со взрослыми, его ограниченность (в основном это только сотрудники учреждения) приводит к тому, что дети не могут налаживать контакты с другими взрослыми, находить общее между требованиями значимых взрослых и своими желаниями и возможностями. Контакты со взрослыми поверхностны, малоэмоциональны, что приводит к отсутствию потребности искать близких отношений с людьми, доверять им, видеть уважение к себе с их стороны.

В старшем школьном возрасте наиболее остро стоит проблема выбора профессии. Все дети мечтают о хорошей работе. Представление о хорошей работе у них особое: часто они представляют ее как ничегонеделание, но получение при этом больших денег.

Поскольку в период пребывания в государственных учреждениях социальной поддержки дети практически не имели карманных денег, то, естественно, любая сумма, которую им называют как зарплату, для них является огромной. Стоимость вещей, необходимых для жизни, они не представляют. Прожиточный минимум для них понятие несуществующее, так как они привыкли к тому, что их кормят, покупают необходимые вещи. Находясь в государственных учреждениях, старшеклассники не представляют стоимости реальной жизни, не умеют экономить деньги, покупать только необходимое, а не то, что им хочется.

Условия жизни детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на полном государственном обеспечении приводят к формированию иждивенческой позиции по отношению ко всем окружающим. Она проявляется в высказываниях: «Вы нам должны», «Вы обязаны», «Дайте нам. » и т.д. Получая профессию, дети-сироты мало озабочены тем, хватит ли их зарплаты на проживание на протяжении месяца или нет. В случае нехватки денег они вновь идут в детский дом, где их покормят, дадут с собой продукты и т.д.

После выхода из детского дома выпускники стараются найти родственников, родных, вернуться в свою семью. Им кажется, что их родители, родственники сразу полюбят их, будут им рады и все будет хорошо. Но в жизни они встречаются с другой картиной. Родственники только вначале радуются их возвращению из детского дома, родители их не принимают, не хотят, чтобы они жили с ними. Отношения с родственниками не складываются, дети опять остаются в одиночестве. Не имея опыта жизни в семье, они не представляют семейных отношений. Любой человек, который их пожалел, пригрел, кажется им сказочным героем, и сразу у них появляется надежда на то, что все будет хорошо. Они мало что могут предпринять самостоятельно. При получении отдельного жилья они не могут жить в одиночку, чаще всего уходят жить к друзьям, подругам. Довольно часто такие друзья и подруги живут тоже в неблагополучных семьях. Поэтому такие дети объединяются, проводят время вместе. (Троснецкая Г.Н., Шипицына Л.М., 1996 г.)

Приведенный краткий анализ особенностей личностного развития детей, находящихся в ситуации деривации, закономерно ставит вопрос о возможности снятия ее последствий или хотя бы сглаживания, коррекции их.

Создание детских домов семейного типа, попечительские семьи — это один из путей изменения ситуации. Кроме того, существует и способ изменения последствий депривации путем реабилитации и коррекции.

источник