Меню Рубрики

Как провести психологический анализ поведения

Характер— система относительно устойчивых психических черт, качеств личности, ее психический склад, который определяет линию поведения человека и выражается в его отношениях к окру­жающему миру, деятельности, другим людям и самому себе.

В каждой черте характера выражаются отношения человека к конкретным обстоятельствам его жизни и деятельности, а инди­видуальное своеобразие совокупности черт характера личности определяет индивидуально-типические способы ее реагирования (отношений и переживаний) на соответствующие ситуации, ин­дивидуальное своеобразие способов и качеств действии и поведе­ния личности в этих обстоятельствах.

Характер человека — это то, что определяет его типичные фор­мы поведения и деятельности, его значимые поступки, а не слу­чайные ситуативные реакции на те или иные обстоятельства. Ха­рактер — это своеобразный духовный строй жизни личности, одно из центральных психических свойств.

Основу характера составляют ведущие и устойчивые направ­ленности личности, ее установки, потребности, побуждения, цели и интересы, системы ценностно-смысловых образований, взгля­ды и убеждения, в целом ее потребностно-мотивационная сфера. Физиологическую основу характера составляют динамические сте­реотипы, формирование которых у человека и есть с позиций физиологии высшей нервной деятельности формирование устой­чивых базовых основ характера.

В характере выделяются также и инструментальные, исполни­тельские черты, придающие поведению и деятельности человека определенный стиль, манеру действий и поступков: умения, на­выки, привычки, установки.

Особенности характера личности различают в зависимости от следующих устойчивых ее отношений:

а) к миру, окружающей действительности: характеры могут быть идейные и безыдейные. Человек с идейным характером имеет сло­жившуюся и устойчивую систему взглядов на окружающую его материальную и духовную, социальную и природную среду жизнедеятельности.

б) к труду, деятельности: у людей складываются деятельный или бездеятельный характер. При этом важно учитывать, что дея­тельные характеры могут быть целеустремленно и нецелеустрем­ленно деятельными.

в) к другом людям: характеры бывают общительные и замкну­тые. Замкнутость как черта характера в современных условиях коммуникативных связей — явление не совсем типичное. Что же касается общительности, то она может быть избирательной или беспринципной.

г) к себе: различают альтруистические и эгоистические харак­теры людей. Есть люди с достаточно выраженным эгоизмом, се­бялюбием, высоким самомнением и есть люди с достаточно вы­раженной альтруистической, гуманистической ориентацией. Есть люди с выраженным чувством гордости, собственного достоин­ства, уверенности в себе, а есть, наоборот, люди с принижен­ным чувством своего «Я», неуверенные в своих силах и испытыва­ющие большие сомнения при принятии решений и их исполнении. У одних может преобладать индивидуалистическая ориентация в жизни, а у других, наоборот, — коллективистская;

д) к вещам, предметам, средствам деятельности: различают такие черты характера, как аккуратность—неряшливость, береж­ливость, мотовство и т. п.

Характеры различают также по силе (сильный и слабый) и устой­чивости (устойчивый и неустойчивый). Степень выраженности силы и устойчивости (неустойчивости) характера у каждого человека своеобразна. В целом же целесообразно отметить, что сила характера проявляется в цельности и единстве составляющих его компонентов. Поступки и действия человека с сильным характе­ром соответствуют его взглядам, позициям. Поведение такого человека можно более или менее точно предвидеть, в том числе и в нестандартных, экстремальных, стрессовых обстоятельствах. Человек с сильным характером может иметь и отрицательную на­правленность в своих действиях и поступках.

Устойчивость характера позволяет человеку проявлять целост­ность своей личности и соответствующим образом вести себя в условиях длительных перенапряжений и отрицательных воздей­ствий социальной и природной среды.

Характеры различают и по чертам, качествам личности. Выде­ляют общие черты характера, в которых выражаются отношения человека к основным сферам его жизни и деятельности: профес­сиональные, нравственные, эстетические, политические и др. Например, коллективизм, дружелюбие, патриотизм, трудолюбие, лень, отзывчивость, эгоизм, замкнутость и т.д. В них выражается и своеобразие направленности личности. Конкретное сочетание общих черт характера у того или иного человека дает основание говорить о соответствующих типах характеров, типах личности.

Специфические черты характера обусловлены своеобразием раз­вития основных сфер личности: интеллектуальной, эмоциональ­ной и волевой. Соответственно и говорят об интеллектуальных, эмоциональных и волевых чертах характера. Например, к интел­лектуальным чертам характера относятся любознательность, за­интересованность, аналитичность ума или, наоборот, тугодумие, инерционность мышления и др.; к эмоциональным чертам — впе­чатлительность, горячность, экспансивность, инертность, мни­тельность и др.; к волевым чертам — настойчивость, решитель­ность, самообладание, самостоятельность, целеустремленность и др.

Экстраверсия — преимущественная направленность личности на мир внешних обстоятельств, на других людей, их позиции, интересы и т.п. Интроверсия — направленность на себя самого, явления субъективного мира, свои внутренние проблемы, инте­ресы, переживания и т. п. А есть люди, у которых экстра- и интра-вертированность выражены в одинаковой либо с незначительной разницей степени (нормовертированный, амбовертированный тип).

Экстравертам свойственны общительность, высокая социальная и социально-психологическая адаптивность, инициативность, гибкость поведения, импульсивность, зависимость от групповых норм, правил, конформность, повышенная внушаемость, откры­тость. Они испытывают дискомфорт при одиночестве, любят бы­вать на виду, в компании, нуждаются в повышенном внимании окружающих, в позитивной оценке своих действий, поступков.

Интроверты склонны к замкнутости, необщительности, соци­альной пассивности, самоанализу, им трудно адаптироваться в социальной среде, они в большей степени ориентированы на себя, свои возможности, чем на обстоятельства и помощь других лю­дей, проявляют большую самостоятельность в мыслях, суждени­ях, действиях и поступках.

Позже в отечественной психологии для обозначения локуса субъективного контроля стали использоваться и другие понятия. Интрапунитивный тип личности — для людей с внутренним ти­пом ЛК, а люди с внешним ЛК были разделены на два типа: экстрапунитивный тип — те, кто связывают результаты своих дей­ствий, поступков с поведением и деятельностью других людей; импуштивный тип — считают, что определяющую роль в резуль­татах их действий играют внешние объективные условия, обстоя­тельства, случай.

Одной из общих основ характера выступает темперамент, ко­торый определяет своеобразие динамических проявлений свойств характера. К числу таких характерологических особенностей лич­ности относят:

впечатлительность — степень воздействия на личность различ­ных обстоятельств, время их сохранения в памяти и сила реакции на них;

эмоциональность — скорость и глубина эмоциональной реак­ции человека на те или иные события, степень придания им осо­бой значимости;

импульсивность — степень несдержанности реакций человека на внешние воздействия, спонтанность их проявления;

тревожность — частота возникновения беспокойства в свя­зи с эмоциональными переживаниями: боязнь, страх, опасения и др.

Очевидно, что степень выраженности этих особенностей не­одинакова у представителей того или иного темперамента. Так, например, высокая впечатлительность, тревожность в большей мере проявляются у меланхоликов, а эмоциональность — у холе­риков. У последних чаще, чем, например, у флегматиков и санг­виников, чертой характера становится импульсивность. У сангви­ников и флегматиков нередко в достаточно выраженной и устойчивой форме проявляются впечатлительность, эмоциональ­ность, тревожность.

Наряду с темпераментом, как физиологически обусловленным свойством личности, в психологии используются и другие биоло­гически обусловленные объяснения характерологических особен­ностей людей.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

источник

Автор Татьяна в 24/05/2015 . Опубликовано Бихевиоризм Последнее обновление: 24/05/2015

Анализ поведения своими корнями уходит в традиции бихевиоризма; он основывается на принципах научения, которые приводят к переменам в поведении. Анализ поведения предлагает широкое практическое приложение в сфере психического здоровья и организационной психологии.

Анализ поведения часто используется для формирования способностей у детей и взрослых с ограниченными возможностями, улучшения академических результатов, а также повышения эффективности работы персонала.

Поведенческий анализ — это наука на базе принципов бихевиоризма. Специалисты поясняют, что сам процесс анализа происходит тремя различными способами.

  • Во-первых, посредством экспериментального исследования поведения.
  • Во-вторых, через прикладной анализ поведения. Этот процесс включает в себя изучение известных аспектов поведения в социальном и культурном контексте.
  • И, наконец, через концептуальный анализ поведения. Так, специалисты рассматривают поведение сквозь призму философских, исторических, теоретических и методологических вопросов.

Выделяют две основные области анализа поведения: экспериментальную и прикладную. Экспериментальный анализ поведения подразумевает проведение фундаментального исследования, подкрепляющего или опровергающего знание о поведении. Прикладной анализ поведения, напротив, ориентирован на применение выведенных моделей поведения в реальных ситуациях. Те, кто работает в области прикладного анализа поведения, интересуются соотношением поведения с окружающей средой. Вместо того, чтобы уделить внимание внутреннему состоянию человека, такие терапевты стараются сосредоточиться на наблюдаемом поведении и на том, как применять поведенческие методы для моделирования поведения.

Аттестационная комиссия в области анализа поведения уточняет:

«Профессионалы в сфере прикладного анализа поведения находят принципам научения как специфическое, так и комплексное применение — в том числе и в оперантном научении, — с тем чтобы работать с поведенческими потребностями широкого круга людей в различных условиях. Например, в процессе формирования навыков у детей и улучшения академических результатов; для ускорения процесса развития, улучшения способностей и поощрения выбора детей и взрослых с различными видами инвалидности; для увеличения производительности и повышения удовлетворенности сотрудников в организациях и на предприятиях».

Бихевиоризм появился в значительной степени благодаря работам трёх влиятельных психологов — И. Павлова, Джона Б. Уотсона, Б. Ф. Скиннера.

Павлов обнаружил возможность обусловливания рефлекса во время работы с собаками; так появился один из первых способов научения — классическое обусловливание. Его исследования показали, что взятый из окружающей среды раздражитель (звон колокольчика, например) может быть использован, для того чтобы стимулировать выработку условного рефлекса (слюноотделение в ответ на звук колокольчика).
Джон Б. Уотсон расширил теорию Павлова, обратив её внимание на поведение человека. Свою основную статью «Психология с точки зрения бихевиориста» он опубликовал в 1913 году — тогда же, как принято считать, бихевиоризм и был оформлен окончательно.

Позже Б. Ф. Скиннер ввел понятие оперантного обусловливания, которое подразумевает обусловливание желаемого поведения подкреплением или наказанием. Эти понятия продолжают играть значительную роль в анализе и модификации поведения, а также психотерапии.

Бихевиоризм был когда-то очень крупным и влиятельным направлением в психологии, однако в 1950-х годов он стал терять значение — психологи того времени стали интересоваться гуманистическими и когнитивными подходами к изучению человека. Тем не менее, поведенческие методы до сих пор широко используется в психотерапии, консультирования, обучении и даже воспитании детей.

К методам, используемым специалистами в области анализа поведения, относят:

  • «Сцепление». Применяя данную технику, человек разбивает задачу на более мелкие компоненты. Простейшие подзадачи решаются в первую очередь. После того, как решена одна подзадача, можно переходить к следующей. Это продолжается до тех пор, пока задача полностью не будет завершена.
  • «Подсказка». Этот подход включает в себя использование некоторой подсказки, которая наводит человека на желаемую желаемую реакцию. Сюда могут входить вопросы или визуальные сигналы-изображения.
  • Шейпинг. Эта стратегия включает постепенное изменение поведения, ближе и ближе подводящие человека к желаемому поведению.

источник

Поведение – это внешнее проявление деятельности, действий человека, процесс взаимодействия с окружающей средой, опосредованный его внешней (двигательной) и внутренней (психической) активностью.

Предметом специального изучения юридической психологии является противоправное, преступное поведение.

В литературе нередко встречается употребление терминов «преступное поведение» и «преступление» в качестве синонимов, что вряд ли можно признать обоснованным. Преступное поведение – понятие более широкое, включающее не только само преступление как общественно опасное, противоправное деяние (действие или бездействие), но и его истоки; возникновение мотивов, постановку целей, выбор средств, принятие субъектом будущего преступления различных решений и т. д.

Психологический анализ преступного поведения, предпологает рассмотрение не только самого преступления, но и его связи с внешними факторами, а также внутренние, психические процессы и состояния, определяющие решение совершить преступление, направляющие и контролирующие его исполнение.

Если схематически представить себе процесс формирования и проявления преступного поведения субъекта, умышленно совершившего преступление, то такой процесс условно можно разделить на два основных этапа.

Первый этап – мотивационный. На данном этапе у субъекта под воздействием возникшей потребности формируется весьма активное потребностное состояние, которое может затем перейти в мотив противоправного поведения, особенно в тех случаях, когда возникшая потребность не может быть реализована законным способом.

На данном этапе нередко происходит борьба мотивов. Процессу мотивации, содержанием которого является борьба мотивов на совершение преступления, сопутствуют процессы целеобразования, выбора объекта, на который субъект планирует направить свои преступные действия. Первоначально мотивы и цели могут и не совпадать, однако в последующем возможен сдвиг мотивов на цель.

Завершением данного этапа является прогнозирование, протекающее либо в развернутом виде с мысленным проигрыванием ролей-образов, либо в сжатом, свернутом виде. Затем следует принятие решения.

После того как решение принято, оцениваются условия, в которых будут совершаться противоправные действия, с точки зрения того, насколько они будут способствовать достижению поставленных целей, подыскиваются, выбираются средства и способы, орудия совершения преступления. В случае готовящегося группового преступления среди его участников распределяются роли с их функциональными обязанностями.

Проблема возникновения и формирования мотивов противоправного поведения имеет многоплановый характер. Особый интерес представляют наиболее общие закономерности возникновения и формирования мотивов преступления. При этом в мотивационном процессе можно выделить следующие наиболее важные этапы:
1) появление потребности как источника активности личности. Возникновению мотивов любой, в том числе противоправной, деятельности, как правило, предшествует появление определенной потребности. Вначале эта потребность может существовать безотносительно к тем объектам, с помощью которых она может быть удовлетворена, далее в результате переживания субъектом возникшей потребности как своей, личностно значимой, появляется особое, актуальное для данного субъекта потребностное состояние.

Читайте также:  Форма 302н какие анализы нужны

Сама по себе потребность, например в материальном достатке, не может оцениваться отрицательно. Иное дело, когда та же потребность под воздействием негативных влияний среды и антиобщественного мировоззрения, оправдывающего хищения, злоупотребления служебным положением, деформируется;
2) переход потребности в мотив противоправного поведения. Одна и та же потребность в сознании различных людей оценивается по-разному. Субъективная значимость потребности может и не совпадать с ее объективным значением в общественном сознании. В зависимости от того, какое значение придает ей конкретный человек, она либо становится побудительной силой (мотивом), либо постепенно утрачивает свое актуальное значение.

На процесс преобразования потребности в мотив преступного поведения серьезное влияние оказывает конкретная жизненная ситуация, в которую активно включается человек, стремящийся удовлетворить эту потребность.

Таким образом, в процессе формирования мотива прослеживается своеобразный треугольник: потребность – личностный смысл – ситуация, элементы которого постоянно взаимодействуют между собой.

Ситуативно обусловленное развитие мотивации имеет место и в преступном поведении. Эту ситуацию называют криминогенной.

Причины формирования криминогенной ситуации следующие: неопределенность, непредсказуемость развития события, поведения различных лиц; экстремальность, быстротечность происходящих событий; конфликтный характер отношений сторон с наличием провоцирующих элементов, например в виде неправомерного поведения потерпевшего; бесконтрольность, отсутствие должного порядка, дисциплины и т. д.

Ситуация перед совершением преступления – это обычно ситуация морального выбора, неразрывно связанная с мировоззренческой определенностью решения человека. Например, для человека, имеющего высокие нравственные установки, сам по себе факт отсутствия постоянного контроля за ним практически не имеет значения. Однако для субъекта с антиобщественной направленностью этот факт станет составляющей криминогенной ситуации. Важное место в процессе формирования мотивов занимают психологические механизмы целеобразования. Цель действий по сравнению с мотивами всегда более предметна, более обнажена и осязаема. В сознании человека в ней как бы аккумулируются и его потребности, и его стремления, интересы, а сами мотивы смещаются на цель деятельности.

После того как решение принято, на смену мотивационному приходит второй этап – реализация решения: совершаются противоправные действия и, как следствие этого, наступает преступный результат, который может и не совпадать с ранее намеченной целью. Цель может оказаться «недовыполненной», «перевыполненной», либо возникает побочный результат, который вообще не охватывался целью.

Перечисленные выше процессы завершаются оценкой виновным достигнутого результата, прогнозированием своего дальнейшего поведения в ходе предварительного расследования и на суде.

Проводя психологический анализ преступного поведения, нельзя игнорировать такие важнейшие факторы, определяющие поведение субъекта, как особенности, свойства его личности (направленность, мировоззрение, ценностные ориентации, социальные установки, уровень правосознания, индивидуально-психологические особенности, характер) и воздействие социальной среды на формирование его личности и поведение как до возникновения криминогенной ситуации, так и непосредственно в ходе нее.

Определенные психологические особенности преступного поведения имеют так называемые «безмотивные» преступления. Такое название весьма условно и не отражает полного отсутствия мотива в действиях виновного, что исключается само по себе, поскольку речь идет о сознательной деятельности психически здорового человека.

Первую группу безмотивных умышленных преступлений составляют преступления, внешне отличающиеся бессмысленностью, непонятной с первого взгляда избыточной жестокостью по отношению к жертве. Такое впечатление усугубляется явно неадекватным характером насильственных действий по отношению к малозначительному поводу для их совершения.

Вторую группу безмотивных преступлений образуют преступления насильственного характера, возникающие по механизму смещения агрессивности в состоянии фрустрации. Указанные действия могут даже носить характер аутоагрессии, и тогда следователю приходится иметь дело с суицидальным поведением.

При совершении неосторожньж преступлений рассмотренный выше механизм преступного поведения носит свернутый характер. Если в умышленных преступлениях мотив и цель непосредственно связаны с наступившим результатом, то в неосторожных преступлениях имеет место разрыв между мотивом и целью противоправного поведения субъекта, с одной стороны, и наступившим результатом – с другой. Этот разрыв заполняется мотивом и целью допускаемых субъектом нарушений определенных правил поведения, объективно направленных на недопущение тяжких последствий, которые в представлении субъекта могут наступить, а могут и не наступить. В этом проявляется волевой характер противоправного поведения субъекта и отдельных его действий, связанных с несоблюдением им тех или иных предписаний обязательного характера.

Следует также помнить, что отсутствие мотивации на достижение преступного результата в неосторожных преступлениях не исключает в целом мотивов противоправного поведения, следствием которого в конечном итоге и явился этот результат.

Таким образом, мотив присущ любому волевому, а следовательно, и любому преступному поведению независимо от формы вины. Но, поскольку при неосторожной форме вины наступившие последствия не охватываются желанием виновного, следует различать мотивы умышленных преступлений и мотивы поведения, объективно приведшего к общественно опасным последствиям в неосторожных преступлениях.

источник

Одним из эффективных средств при разрешении сложной педагогиче­ской ситуации является ее психологический анализ. В этом случае учитель может раскрыть причи­ны ситуации, не допустить ее перехода в длительный кон­фликт, научиться владеть ситуацией и даже использовать ее в воспитательных целях.

Психологический ана­лиз являет­ся основой для выработки самостоятельных реше­ний и переключает внимание с негативных эмоций в адрес ученика на способы решения ситуации. Он позволяет избежать субъективизма в оценке поведения учеников в тех случаях, когда учитель подменяет объективное изучение личностных ка­честв ученика перечнем тех проступков, в которых он был замечен раньше (у «хорошего» ученика вспоминаются хоро­шие поступки и мало придается значения плохим, а «труд­ный» ученик остается виновным).

Предлагается два варианта психологического анализа конфликтной ситуации [12].

Первый вариант охватывает не только саму конфликтную ситуацию, но и контекст, в котором она возникла, и включает следующие основные моменты анализа ситуации:

описание возникшей ситуации, конфликта, поступка (участники, место возникновения, деятельность уча­стников и т. д.);

что предшествовало возникновению ситуации;

какие возрастные и индивидуальные особенности уча­стников проявились в их поведении, ситуации, по­ступке;

ситуация глазами ученика и учителя;

личностная позиция учителя в возникшей ситуации (отношение его к ученику);

реальные цели учителя во взаимодействии с учеником (чего он хочет: избавиться от ученика, помочь ему или же он безразличен к учени­ку);

что нового узнал учитель об учениках из ситуации, по­ступка (познавательная ценность ситуации для учите­ля);

основные причины возникшей ситуации или конф­ликта и его содержание (конфликт деятельности, пове­дения или отношений);

варианты погашения, предупреждения и разрешения ситуации, корректировка поведения ученика; выбор средств и приемов педагогического воздействия и определение конкретных участников реализации по­ставленных целей в настоящее время и на перспективу.

Второй вариант психологического анализа напряженной ситуации [12] предполагает, прежде всего, анализ актуального развертывания конфликта, в частности следующих компонентов ситуации:

описание ситуации и ее участников;

определение в ситуации момента, когда учитель мог бы предупредить ее переход в конфликт;

что помешало учителю сделать это (эмоциональное со­стояние, присутствие свидетелей, растерянность, нео­жиданность и др.);

какие приемы воздействия мог бы использовать учи­тель в ситуации и как он их использовал;

оценка тех приемов воздействия, которые учитель реально использовал;

какую информацию получил учитель о своих педагоги­ческих успехах и просчетах;

анализ учителем своего поведения в ситуации и допущенных ошибок;

варианты отношений с учеником после конфликта.

Приведем пример анализа часто встречающейся ситуации по поводу учебной работы подростка.

На уроке литературы в VII классе при проверке домашнего зада­ния учительница трижды поднимала отвечать одного и того же уче­ника, но он молчал. В конце урока она объявила, что ставит ему «два». На следующем уроке учительница вновь начала опрос этого ученика и, когда он отказался отвечать, удалила его с урока. Сле­дующие занятия по этому предмету ученик не посещал, всячески из­бегая встреч с учителем, но по другим предметам учился по-прежнему успешно. В конце четверти учитель поставил ему «двойку». Узнав об этом, ученик совсем перестал посещать школу.

На первом уроке ученик молчал, поэтому учитель должен был по­сле урока узнать причину этого и устранить назревающий конфликт. На следующем уроке молчание ученика означало проявление протеста. Ученик, испытав напор со стороны учителя, проявил по­дростковую принципиальность и самолюбие, но в дальнейшем не смог управлять своими поступками (подростковый негативизм). В своих действиях учительница допустила очень серьезные педагоги­ческие ошибки: не выяснила причину отказа отвечать, не увиде­ла в ученике «человека». На следующий день учительница показала свое недоброжелательное отношение к ученику, усугубив тем самым кон­фликт, не учтя особенностей возраста и проявив субъективизм по отношению к ученику. Ученик расценил позицию учителя в отно­шении себя как несправедливую, и нормальные педагогические от­ношения были нарушены по вине учителя.

Конечно, следовало выяснить причину неподготовленности: ведь по другим предметам ученик хорошо учился. Его опрос на сле­дующем же уроке был грубейшим нарушением взаимоотношений между учителем и учеником. Конфликт по вине учителя стал затяж­ным, эмоционально напряженным.

Каждая педагогическая ситуация имеет воспитатель­ное воздействие на ее участников: ученик включается в си­туацию с одними установками, а выходит из нее с иной оценкой собственного поступка, изменяется оценка себя и у взрослых участников ситуации.

Приведем третий вариант психологического анализа конфликтной ситуации, включающий не­сколько этапов последовательного поведения, направлен­ного на преодоление конфликта в целом [7]. Данная схема является универсальной, применима для анализа межличностных конфликтов любых типов и представляет собой ряд эффективных для осмысления конфликта вопросов, искренние ответы на которые позволят снять напряженность в отношениях и найти точки взаимодействия.

1. Определение основной проблемы. Исчерпывающее опре­деление характера проблемы, приведшей к конфликту, помогает каждому противнику оценить свое поведение и действия другого, правильнее понять ситуацию, в которой оба оказались. Очень важно осознать точки соприкосно­вения конфликтующих сторон и различия между ними, в большинстве случаев различия по-настоящему не осозна­ются, а сходства оказываются неизвестными:

— Как я понимаю проблему? Какие мои действия и какие поступки партнера привели к возникновению и за­креплению конфликта?

— Как мой партнер видит проблему? Какие, по его мне­нию, мои и его собственные действия лежат в основе конфликта?

— Соответствует ли поведение каждого из нас сложив­шейся ситуации?

— Как можно наиболее лаконично и полно определить нашу общую проблему?

— В каких вопросах мы с партнером расходимся?

— В каких вопросах мы солидарны и понимаем друг друга?

2. Определение причины конфликта. Даже если мы точно знаем, что нам нравится и что не нравится в нашем поведе­нии, все равно существует большая вероятность, что кон­фликт, подобный нынешнему, повторится и в будущем. Поэтому важно понять причины возникновения конф­ликта. Знание этих причин позволит ограничить число конфликтных столкновений по данному поводу или вооб­ще избежать их:

— нужно как можно полнее и правдивее уяснить для себя, что в действиях противника кажется мне неприемле­мым;

— нужно понять, какие мои действия в конфликтной си­туации неприемлемы для партнера;

— необходимо определить, что именно стало причиной возникновения конфликта.

3. Поиск возможных путей разрешения конфликта:

— Что я мог бы сделать, чтобы разрешить конфликт?

— Что мог бы сделать для этого мой партнер?

— Каковы наши общие цели, во имя которых необходимо найти выход из конфликта?

4. Совместное решение о выходе из конфликта. Принимая это решение, необходимо учитывать возможные последст­вия каждого из способов разрешения конфликта и осозна­вать, что только совместные усилия партнеров могут при­вести к желаемому результату:

— Каковы вероятные следствия каждого из возможных путей разрешения конфликта?

— Что нужно сделать для достижения намеченных целей?

— Какой из способов разрешения конфликта вызывает у нас чувство удовлетворения своей конструктивностью?

5. Реализация намеченного совместно способа разрешения конфликта.

6. Оценка эффективности усилий, предпринятых для разре­шения конфликта. Если проблему не удалось разрешить, нужно повторить все предыдущие действия, стараясь при этом осознавать переживания, возникающие как в случае успешного разрешения проблемы, так и в случае, если вновь не удалось достичь желаемых результатов.

В психологический анализ напряженной ситуации нужно также включить осознание собственной базовой позиции [6]. Проанализируйте, как вы настроены по отношению к партнеру? У вашего настроя могут быть два полюса:

«Отношение к другому как к ценности». Вы признаете самоценность партнера, право быть таким, какой он есть, иметь собственную позицию. Вы настроены на сотрудничество, равноправные партнерские отношения, совместные решения. Вы стремитесь понять другого, вступить с ним в диалог.

«Отношение к другому как к средству». Вы относитесь к другому как к средству достижения своих целей, которое можно использовать или убрать с дороги как помеху. Вы хотите управлять другим, добиваться своего, получить преимущество. Отсутствует желание понимать другого, посмотреть на ситуацию его глазами.

Читайте также:  Какие анализы для обследования печени

Осознайте, что пока вы будете стоять на второй позиции, напряженная ситуация вряд ли изменится в вашу пользу.

В психологии описано такое явление, как проекция. Часто нам неприятен человек, потому что он похож на нас.

Помните, что идеальных людей нет. Вы сами не идеальны и какие-то ваши качества также могут раздражать других. Учитесь терпимости. Это качество вам пригодится при общении с «трудными» (конфликтными) людьми.

источник

Прежде чем проводить анализ преступного поведения, необходимо разобраться в соотношении преступного поведения и преступления (преступного деяния). В уголовном законе (ст. 14 УК РФ) употребляется специфическийтермин — «деяние». Деяние с точки зрения уголовного права — это поведение, поступок человека в форме действия или бездействия. А поддействием понимается общественно опасное, волевое, активное поведение. Преступное поведение включает не только само преступление какобщественно опасное, противоправное деяние, но и его истоки: возникновение мотивов, постановку целей, выбор средств, принятиесубъектом будущего преступления различных решений и т.д. Как пишет В.Н. Кудрявцев, преступное поведение — это процесс,развертывающийся во времени и пространстве, «включающий не только сами действия, изменяющие внешнюю среду, но и предшествующие им психологические явления и процессы, которые определяют генезис противоправного поступка»

Психологический анализ преступного деяния — анализ психологического содержания структурных элементов преступного действия.

Действие — относительно законченный элемент деятельности, направленный на достижение той или иной конкретной (частной) цели.

В основе действия лежат побуждения в виде различных потребностей, интересов, которые становятся для субъекта мотивом как только появляется цель. Поэтому в мотивах отражаются побуждения индивида.

По тому, как человек управляет своими действиями, как контролирует их, можно выделить следующие виды действий:

  • — инстинктивные действия, рефлекторные. Они не интересуют юридическую психологию ввиду отсутствия двух важнейших критериев виновной активности — интеллектуального и волевого;
  • — импульсивные действия. Данный вид действий наблюдается у лиц, находящихся в состоянии сильного, чаще аффективного возбуждения. Возможность совершения преступлений против жизни и здоровья граждан с использованием импульсивных действий учтена в Уголовном кодексе (ст. 107, 113 УК РФ);
  • — волевые действия. Они четко осознаются и регулируются субъектом. Они целенаправленны. Их совершению предшествуют выбор цели, процессы мотивации, принятие решения. Прогнозируются (предвидятся) результаты, которые должны или могут наступить после их выполнения. По ходу их совершения лицо в состоянии вносить определенные коррективы в свое поведение.

Механизм преступления — сложный комплекс взаимодействия внешних и внутренних факторов, обусловливающий возникновение и развитие преступного деяния. Под механизмом преступления мы понимаем совокупность системообразующих элементов преступного деяния: мотивы, цели, поводы, способы преступного деяния, особенности использования преступником конкретных условий совершения преступления, ориентировочную основу его действий, отношение преступника к промежуточным и итоговым результатам преступления.

Анализ преступления требует четкого отграничения таких понятий, как правомерное и преступное поведение, раскрывающих суть правового поведения — социально значимого поведения субъекта в системе определенных правоотношений, регулируемых нормами права, и влекущего за собой юридические последствия.

Соответственно, правомерным поведением обозначаются социальная активность и действия субъекта, соответствующие принятым нормам права и правовым требованиям и способствующие укреплению законности и правопорядка в государстве, а преступное поведение — действия и поступки, которые не соответствуют правовым предписаниям, ущемляют субъективные права других людей, не согласуются с возложенными на лиц юридическими обязанностями.

Рассмотрев содержательные характеристик, входящие в состав преступного поведения, возможно более подробно описать механизм преступного поведения при умышленном преступлении (рис. 1).

Рис. 1. Механизм умышленного преступления

Механизм умышленного преступления включает три звена (этапа):

1. Мотивация преступления (потребности личности, ее планы, интересы, которые во взаимодействии с системой ценностных ориентаций личности порождают мотивы преступного поведения).

На данном этапе у субъекта под воздействием возникшей потребности формируется весьма активное потребностное состояние, которое может затем перейти в мотив противоправного поведения, [1]

особенно в тех случаях, когда возникшая потребность не может быть реализована законным способом.

Для анализа данного этапа преступного деяния важно выявление его повода. Повод преступления — внешнее обстоятельство, приводящее в действие общественно опасную направленность личности преступника. Являясь начальным моментом преступного деяния, повод показывает, с каким обстоятельством сам преступник связал свое деяние. Повод не имеет самостоятельного причиняющего значения, он лишь «разряжает» ранее сформировавшуюся причину. Однако повод преступления в значительной мере характеризует личность преступника, ею склонности, социальные позиции, мотивы и цели преступления.

2. Планирование преступных действий (мотивация конкретизируется в план противоправного поступка. Субъект определяет непосредственные цели и объекты своих действий, а также средства, место и время совершения преступления, принимая соответствующие решения).

На данном этапе нередко происходит борьба мотивов. Процессу мотивации сопутствуют процессы целеобразования, выбор объекта, на который субъект планирует направить свои преступные действия. Первоначально мотивы и цели могут и не совпадать. Однако в последующем возможен своеобразный сдвиг мотивов на цель. Своеобразным завершением данного этапа является прогнозирование, протекающее либо в развернутом виде с мысленным проигрыванием ролей-образов, либо в сжатом, свернутом виде, и затем — принятие решения — окончательное «утверждение» избранного преступного варианта поведения.

Принятие решений — сознательный выбор определенного действия в ситуации неопределенности. Решение охватывает образ будущего результата действия в данных информационных условиях. Оно связано с мысленным перебором возможных вариантов действия, концептуальным обоснованием принимаемого к реализации действия.

Решения о совершении конкретного преступления могут быть обоснованными (транзитивными) и малообоснованными (нетранзитивными, не учитывающими всех условий их реализации).

Однако в своей основе любое решение о совершении того или иного преступления нетранзитивно — оно не учитывает социальной вредности действия и неотвратимости наказания за него.

К обстоятельствам, содействующим принятию решений о совершении преступного деяния, относятся:

  • — провоцирующее поведение потерпевших;
  • — давление со стороны преступной группы;
  • — расчет на поддержку соучастников;
  • — ослабление сознательного контроля в конфликтных эмоциональных состояниях;
  • — преуменьшение грозящей опасности разоблачения;
  • — наличие субъективно трактуемой возможности сокрытия преступления;
  • — алкогольное и наркотическое опьянение.

После того как решение принято, оцениваются условия, в которых будут совершаться противоправные действия, с точки зрения того, насколько они будут способствовать достижению поставленных целей, подыскиваются, выбираются средства и способы, орудия совершения преступления. В случае готовящегося группового преступления распределяются роли с их функциональными обязанностями среди его участников.

3. Исполнение преступления и наступление общественно опасных последствий (охватывает как преступные действия (бездействие), так и наступление преступного результата).

Известно, что способ совершения преступления дает ключ к его расследованию. В связи с этим необходимо психологически обоснованное, концептуальное определение сущности способа совершения преступления. При определении способа совершения преступлений недостаточно перечисления отдельных его орудийных компонентов (например, проникновение в хранилище произошло способом подбора ключей, убийство произошло способом применения холодного оружия и т.п.).

Способ — система приемов действия, операциональных комплексов, обусловленных целью и мотивами действия, психическими и физическими особенностями действующего лица. В нем проявляются психиофизиологические и характериологические особенности человека, его знания, умения, навыки, привычки и отношение к различным сторонам действительности. У каждого человека имеется система обобщенных способов действий, свидетельствующих о его индивидуальных особенностях.

При структурно-системном, психологическом подходе к способу действия в нем должны быть выделены существенные индивидуальные особенности поведения преступника, психологическая специфичность его действий.

Способ совершения деяния коррелирует с физическими и функциональными особенностями индивида. Для каждого преступления существуют свой системный «набор» действий и операций. Способ совершения преступления необходимо понимать как индивидуаль- но-стереотипизированный поведенческий механизм, системно отражающийся во внешней среде — в следах преступления.

Способ совершения преступления неизбежно связан с особенностями допреступного и постпреступного поведения лица, совершающего преступление (рис. 2).

Рис. 2. Механизм постпреступного поведения

Наиболее юридически и психологически значимый компонент этого этапа — результат преступного деяния. Особенно существенно отношение индивида к достигнутому преступному результату. Эти отношения различны — от чистосердечного раскаяния и осознания вины до глубокого удовлетворения достигнутым.

Удовлетворенность достигнутыми результатами или неудовлетворенность ими ведет к появлению новых преступных целей или самоосуждению преступного поведения, прекращению преступной деятельности. Личностная положительная оценка преступного результата — признак глубокой криминальной деформированности личности, основной критерий преступного типа личности.

Преступный результат может и не совпадать с ранее намеченной целью.

В подобной ситуации (кроме случаев, когда цель и результат совпадают) могут встретиться следующие варианты наступления преступного результата:

  • — цель оказалась «недовыполненной»: результат полностью или частично не достигнут в силу объективных или субъективных факторов;
  • — цель оказалась «перевыполненной»: достигнутый результат в ходе совершения преступных действий превзошел ранее поставленную цель (например, в результате разбойного нападения наступила смерть потерпевшего от полученных телесных повреждений), то есть возник первоначально не запланированный результат, который в ходе совершения преступления виновный тем не менее мог или должен был предвидеть, но не сумел внести коррективы в свои действия, отказаться от ранее задуманного замысла, будучи в состоянии избыточной психической напряженности либо просто из-за рассогласованности совместных действий (в случае группового преступления) или по другим каким-то причинам;
  • — возникает побочный результат от противоправных действий, который вообще не охватывался целью. Такие противоправные действия могут носить и неосторожный характер.

Определенную рассогласованность на данном этапе в процессы осознания преступником происшедшего, его мотивационную сферу, поведение вносят результаты, наступление которых не прогнозировалось, вызывающие состояние повышенной психической напряженности, особенно в первые дни после совершения преступления.

Первоначально возникшие у субъекта потребности, сыгравшие свою роль в совершении им преступления, уступают свое доминирующее место наиболее актуальной потребности — избежать разоблачения и наказания.

Появление такой в высшей степени значимой потребности у правонарушителя является характерной особенностью, отличающей его мотивационную сферу от мотивационной сферы любого законопослушного гражданина.

В общей мотивационной структуре личности потребность уйти от наказания в отдельные периоды (особенно до тех пор, пока субъект, совершивший преступление, пребывает в состоянии своеобразной правовой неопределенности) занимает прочное, ведущее положение. Эта потребность порождает такой сильный эмоционально насыщенный мотив, как страх перед наказанием. Он в свою очередь является мощным «мотиватором» всей последующей, в том числе и противоправной, деятельности, направленной на достижение вновь возникающих (теперь уже в связи с совершенным преступлением) целей: уничтожить следы преступления, скрыться от органов правосудия, укрыть от них нажитые преступным путем ценности, устранить свидетелей преступления и т.д.

В этой типично криминальной ситуации виновный переживает состояние психической напряженности, вызванное тем фактором, что достижение преступной цели, раньше, казалось бы, способной удовлетворить его первоначально возникшую потребность, теперь уже выполняет иную функцию — обусловливает появление новых побуждений, направленных на избежание наказания.

В своеобразном мотивационном профиле личности преступника наряду с ведущим мотивом, обусловленным его потребностью избежать наказания, выявляется новая потребность, связанная с ситуацией правовой неопределенности его положения (недостаточная доказанность его вины, альтернативы в квалификации деяния и назначении различных видов и мер наказания). Преступник начинает испытывать потребность устранить возникшую ситуацию неопределенности, заполнить своим активным деятельным участием своеобразный информационный вакуум, что нередко побуждает его давать правдивые показания.

Анализируя механизм преступного поведения, нельзя также игнорировать такие важнейшие факторы, определяющие поведение субъекта, как особенности, свойства его личности (направленность, мировоззрение, ценностные ориентации, социальные установки, уровень правосознания, индивидуально-психологические особенности, характер) и воздействие социальной среды на формирование его личности и поведение до возникновения криминогенной ситуации и непосредственно в ходе нее.

источник

В 1913 году Джон Уотсон определил наблюдаемое поведение как соответствующий предмет анализа для психологии и заявил, что любое поведение контролируется факторами внешней окружающей среды. В это же время Уотсон изложил теорию психологии «стимул-реакция», которая положила начало движению под названием «бихевиоризм».

Позже Скиннер разъяснил различие между респондентным обусловливанием Ивана Павлова, условные рефлексы, и оперантным обусловливанием, в котором последствие поведения контролирует появление этого поведения в будущем.

Скиннер и другие ученые изложили основные принципы поведения, которые включают усиление, подсказки, постепенное устранение подсказок, режимы усиления и т.п. Эти принципы составляют чистую науку поведенческого анализа. Важно понимать, что это чистая наука, а не прикладная наука.

Такое различие проводится, если наука изучается как в чистом виде, так и прикладным образом (например, физика). Когда принципы чистой науки поведенческого анализа используются для обучения, или в любой другой прикладной среде, такая практика называется «Прикладным Анализом Поведения» ,(или ранее – модификацией поведения).

Это означает, что принципы, используемые для того, чтобы описать, каким образом поведение контролируется законами природы, является наблюдаемым и измеримым, а также того, как оно воздействует на окружающую среду, были адаптированы в обучающие методы, основанные на этих принципах.

Причина, по которой не знающие этих нюансов люди не всегда правильно понимают, что такое АВА, вытекает именно из данного различия между чистой и прикладной наукой. Чистая наука – это отдельная сфера, состоящая из принципов поведения. Прикладная наука – это иная сфера, состоящая из стратегий, основанных на этих принципах.

Читайте также:  Как принимают анализы на вич

Причина, по которой люди говорят о существовании различных «видов» АВА, что является некорректным утверждением, заключается в том, что они слышат различные термины, такие как «Обучение отдельными блоками», «Случайное обучение», «Ловаас» и т.п. На самом деле, эти словосочетания описывают различное ПРИМЕНЕНИЕ одной и той же науки.

И вот почему так произошло.

В 60-ых годах Ивар Ловаас начал работу над тем, что впоследствии будет описано в «Книге Я», в которой излагается его прикладное использование науки в сфере обучения. Он описал учебные программы, а также их обучающую последовательность, и разъяснил, как проводить обучение с их помощью.

Навыки обучались посредством прикладного анализа поведения (прикладного применения науки о поведении), а то, каким образом применялась наука, был метод Ловааса. Это и есть то, что имеет в виду большинство людей, рассуждающих на тему АВА: они имеют в виду, что они проводят обучение, используя применение науки поведенческого анализа по методу Ловааса.

Теперь многим известно, что Ловаас, к сожалению, в свое применение данной науки первоначально включил использование аверсивных стимулов, и эти действия справедливо ставятся под сомнение многими людьми.

Позже он реорганизовал свою методику и исключил аверсивные стимулы, и теперь любая методика, которая включает использование аверсивных стимулов, не только считается незаконной и аморальной, но еще и архаичной.

Книга Ловааса «Обучение индивидуумов с задержкой развития: Базовые техники вмешательства», появившаяся через долгий промежуток времени после выхода «Книги Я», поступила в свободную продажу совершенно недавно, и в ней описывается, как изменилось базовое программирование за последние несколько десятилетий.

Однако его первоначальное прикладное применение науки описывает обучение целевому навыку сначала в изоляции, затем с одним или двумя отвлекающими стимулами, затем обучение иному навыку таким же образом, а затем расположение одного и другого в случайной последовательности.

Он также делал акцент на интенсивности занятий, на работе за столом, на зрительном контакте, спокойном сидении и т.п. Практически все специалисты, которые не обучались непосредственно у Ловааса, и которые применяют его методику прикладного поведенческого анализа, внесли какие-либо произвольные или непроизвольные изменения в нее, поэтому в наши дни довольно редко можно встретить истинные «Ловаасовские» программы. Тем не менее, такие изменения бывают как в лучшую, так и в худшую сторону. Но программа Ловааса в любом случае была первым применением науки поведенческого анализа, широко используемым для обучения людей с аутизмом, и важность этого вклада не может и не должна быть забыта.

Кроме сохранения соотношения простых заданий в пропорции 80%, трудные задания также можно облегчать посредством использования «Обучения без ошибок», в рамках которого ребенку в случае необходимости предоставляются подсказки, чтобы он правильно реагировал на инструкции и получал усиление. И лишь затем следует немедленно перенести выполнение задания на самостоятельный уровень, чтобы ребенок обучился выполнять его независимо, за что он будет получать дифференциальное усиление (больше усиления за лучшее качество реакций или за более самостоятельные реакции). Кроме того, следует тратить не более 30% времени на обучение ребенка за рабочим столом; в остальное время обучение должно производиться в любых других местах – на улице, дома, в ходе игровой деятельности, при просмотре телевизора и т.п. Это провидит к следующим результатам: 1) Таким образом ребенок обучается такому же объему материала, (если не большему), как и при обучении за столом; 2) Ребенок немедленно обучается использовать все, чему он обучается, в любых условиях окружающей среды, не только потому, что изучаемые навыки функциональны, но и потому что ребенок обучается им во всех условиях окружающей среды, с которыми ему приходится сталкиваться. Невозможно описать все действия, которые специалист ежедневно производит с ребенком, поскольку они меняются каждый день, каждую минуту, с каждым учащимся. Все, что остается постоянной величиной, это поведенческие техники, которые используются для обучения, а также та радость, которую специалист старается принести ребенку и самому себе в ходе этого взаимодействия. Это ли обычно имеют в виду, когда говорят «АВА»? Не обязательно, поскольку, как уже отмечалось ранее, большинство людей ссылаются на прикладное применение науки поведения по методу Ловааса. Является ли это прикладным анализом поведения? Да, потому что его подход основывается на принципах науки поведения; это просто различное их применение. Наука является неизменной; адаптируют только ее различное прикладное применение. Такая адаптация должна производиться исключительно в соответствии с конкретным учащимся, и именно для этой цели производится сбор данных. Наряду с нашим личным опытом и экспериментальными знаниями учащегося, данные говорят нам о том, что будет эффективным, а что нет. Прикладной анализ поведения – это не злой, антигуманистический, холодный или бездушный подход. Целью АВА является изменение поведения, однако, поведение, которое хотят изменить, всегда выбирается таким образом, чтобы улучшить жизнь учащегося. Является ли это оценочным суждением учителя? Да, но не более, чем все другие решения, принимаемые людьми, которые пытаются кого-либо чему-либо научить, когда пишут книги, ведут беседы, каким-либо иным образом взаимодействуют друг с другом и т.п.. Важно, чтобы во время обучения к учащемуся относились уважительно, дабы применение науки поведения имело определенный смысл и задачи, а также было эффективным и положительным.

«Анализ поведения – это честные психотехнологии для зрелых людей»

источник

А. п. представляет собой комплексный (многосторонний) подход к изучению поведения, впервые предложенный Б. Ф. Скиннером и развитый его последователями. Его цель дать концептуально единое описание и объяснение всего спектра поведения, от наиболее простых его форм у животных в условиях строго контролируемых лабораторных исслед. до сложных форм поведения людей в повседневной жизни. Широта А. п. иллюстрируется работами самого Скиннера, к-рые варьируют от лабораторных эксперим. исслед. элементарных процессов поведения крыс и голубей до внелабораторных исслед. вербального поведения людей и филос. и соц. проблем глобального характера. По широте охватываемого круга явлений А. п. резко контрастирует с характерным для совр. психологии способом теоретизирования, к-рое чаще всего принимает форму ограниченных теорий т. н. миниатюрных теорий, предназначенных для обобщения информ. из сравнительно узко определяемых областей (напр., классическое обусловливание, память или речь).

А. п. характеризуется рядом др. особенностей, к-рые отличают его от альтернативных подходов. В их числе приверженность селекционистскому подходу к сложности, исключительная опора на эксперим. анализ как источник принципов для понимания поведения, фокус на поведении индивидуумов (а не групп) как на собственном предмете психологии и существенный интерес к применению науки для улучшения условий челов. существования.

Селекционистский подход к сложности

Этот подход к объяснению сложности ведет начало с попыток Ч. Дарвина объяснить развитие сложных и разнообразных форм жизни как рез-т повторяющегося действия сравнительно простых процессов, суть к-рых выражена в принципе естественного отбора. Применительно к А. п. сложность в данном случае сложность поведения возникает как кумулятивный эффект отбора посредством действия разных видов подкрепления. Так, если голодная крыса нажимает на рычаг и вслед за этим появляется пища, эта крыса будет в дальнейшем с большей вероятностью нажимать на него, когда она снова увидит этот рычаг. Подобным образом, если какой-то чел. разговаривает с др. и этот др. внимательно его слушает и одобрительно кивает в ответ, говорящий с большей вероятностью продолжит беседу. В первом случае роль подкрепления для нажатия рычага выполняет пища, во втором внимательное и одобрительное слушание собеседника.

Т. зр., что сложное поведение возникает в рез-те кумулятивного действия отбора на основе подкрепления, к-рое постепенно изменяет средовое (ситуативное) управление поведением, является строгой аналогией взгляду Дарвина на то, что сложная структура возникает в рез-те кумулятивного действия естественного отбора. Тем самым А. п. придерживается позиции, к-рую можно было бы назвать восходящим подходом; в соответствии с ним сложность возникает как следствие кумулятивного действия процессов более низкого уровня, гл. обр. на основе отбора через подкрепление. Этот подход к анализу источников сложного поведения отличается от большинства психол. теорий, рассматривающих сложность как выражение действия принципов более высокого порядка, что можно было бы назвать нисходящим подходом. Для аналитика поведения связывание порядка поведения с действием некоего идеального набора правил, или принципов более высокого порядка, означает совершение той же самой ошибки, к-рую делали современники Дарвина, приписывая орг-цию видов некоему идеальному проекту или плану, отражающему определенные законы мироздания, а не кумулятивные эффекты естественного отбора.

А. п. не единственный подход в психологии, к-рый пытается рассматривать сложное поведение как продукт развития процессов более низкого уровня. Напр., существующий в рамках когн. психол. подход, известный под названием параллелльно-распределенная обработка информ., тж пытается понять сложное поведение как рез-т более простых процессов. Различие между А. п. и др. восходящими подходами состоит в том, что в А. п. процессы более низкого уровня идентифицируются посредством эксперим. анализа. При эксперим. анализе наблюдения осуществляются в условиях, предполагающих, что все переменные, функцией к-рых является поведение, должны варьироваться и/или измеряться экспериментатором. Хотя эксперим. анализ не может быть реализован в своем идеальном виде, условия наблюдения должны быть, по возможности, максимально приближены к этому идеалу, с тем чтобы надлежащие связи между переменными у отдельного организма наблюдались с высокой степенью точности. Т. о., при рассмотрении сложного поведения как продукта более простых процессов (напр., тех, к-рые регулируются принципом подкрепления) в расчет могут приниматься лишь те процессы, к-рые опираются непосредственно на независимый эксперим. анализ. Это отличает его от др. восходящих подходов в психологии, в к-рых процессы более низкого уровня выводятся логическим путем из сложного поведения. Так, когнитивные психологи могут выводить «процессы и структуры кратковременной памяти» из исслед. воспроизведения по памяти вербальных реакций.

Аналитик поведения, подобно большинству психологов, тж обращается к ненаблюдаемым процессам в рассмотрении сложного поведения. Однако эти ненаблюдаемые процессы соответствуют лишь тем характеристикам, к-рые были установлены в ходе независимого эксперим. анализа. Эти характеристики не выводятся логическим путем из самого этого сложного поведения.

Поскольку условия, при к-рых наблюдаются сложные феномены, редко в полной мере отвечают требованиям эксперим. анализа, для аналитика поведения понимание сложных феноменов обычно относится не к области эксперим. анализа, а к сфере научной интерпретации. Для объяснения сложных феноменов научная интерпретация использует принципы, к-рые непосредственно опираются на эксперим. анализ. Если сложные феномены могут возникать в рез-те кумулятивного действия более простых процессов, тогда эти процессы могут использоваться для объяснения сложных феноменов. Эта ситуация во многом сходна с ситуацией в эволюционной биологии, где происхождение конкретного вида получает свое объяснение, если процессы естественного отбора могли привести к возникновению этого вида. Т. о., цель научной интерпретации в понимании сложных феноменов будь это сложное поведение в психологии или сложная структура в эволюционной биологии состоит в том, чтобы продемонстрировать достаточность продолжительного действия процессов более низкого уровня для возникновения наблюдаемой сложности.

Индивидуум как предмет изучения

Поскольку сложное поведение является рез-том кумулятивного эффекта процессов более низкого уровня таких как отбор на основе подкрепления и поскольку эти процессы у различных индивидуумов разворачиваются в различной последовательности, в фокусе А. п. находится индивидуальный организм. Конкретнее: поскольку отбор через подкрепление воздействует на совокупность реакций отдельного организма, эксперим. анализ должен направляться на раскрытие закономерностей в поведении индивидуума.

Прикладной анализ поведения

Во мн. др. теорет. подходах в эксперим. психологии между наукой и ее практ. приложением нередко возникают затруднения и даже несоответствия. Затруднения гл. обр. связаны с тем, что мн. приложения рассматриваются лабораторными исследователями как недостаточно «научные». Несоответствия возникают обычно из-за того, что большая часть эксперим. психологии опирается на усредненные данные, полученные на случайных выборках испытуемых, в то время как приложения преим. направлены на анализ индивидуальных случаев. Для аналитика поведения применение фундаментальных принципов разновидность научной интерпретации. Такое применение служит главным средством оценивания продуктивности процессов более низкого уровня, выявляемых в ходе эксперим. анализа. Кроме того, поскольку эксперим. анализ опирается на интенсивное изучение поведения индивидуальных организмов, последующее применение этих принципов к индивидуальным случаям является естественным расширением фундаментальных исслед. Процессы более низкого уровня, выявленные в ходе эксперим. анализа, с успехом применялись во мн. областях челов. функционирования, включая образование, поведенческие расстройства, недостаточную специфическую обучаемость, управление бизнесом и гос. политику.

См. также Модификация поведения, Классическое обусловливание, Когнитивная сложность, Оперантное поведение

источник