Меню Рубрики

Рубенс союз земли и воды анализ

«Размер полотна 223×181 см, холст, масло. Композиция изображает аллегорическую сцену союза Земли, которую олицетворяет Кибела, держащая в руке рог изобилия, наполненный плодами, и Воды — Нептуна, прекрасно узнаваемого по трезубцу в руках. Союз освящает крылатая Виктория, которая возлагает золотую корону на голову богини. Существует и другая интерпретация произведения: художник изобразил союз города Антверпена с рекой Шельдой, то есть союз торговли и морских дорог — залог и символ процветания Фландрии. Рубенс написал эту картину около 1618 года. Между 1798 и 1800 годами она была приобретена для Эрмитажа у князя Киджи (Италия, Рим)».

Такой комментарий можно прочитать в Интернете. (По поводу золотой короны: на картине нет короны, есть венок. Возможно, было еще одно полотно, на котором была-таки золотая корона.)

Казалось бы, что нужно зрителю? Этого объяснения вполне достаточно, чтобы он согласно кивнул — и пошел дальше рассматривать полотна.

Но не все логично в тех версиях, которые дают искусствоведы. Первое — мифологической основы для этой картины просто нет. Нет ни одного мифа, в котором бы говорилось о заключении союза между Герой и Посейдоном (в греческой мифологии упоминается только о том, что «в союзе с Герой он оказывает помощь ахейцам, вызвав тем самым гнев Зевса») или Кибелы и Нептуна (в римской мифологии).

Что нарисовал художник? Цветущая девушка опирается на глиняный кувшин, из которого льется вода. Ее волосы уложены косами в виде короны, в которую вплетена нить жемчуга. В ушах — жемчужные сережки. Над ней витает крылатая богиня Виктория с венком в руке.

Выражение лица девушки как бы слегка равнодушное. Это что — реакция на какое-то предложение мужчины, который стоит напротив? Мол, меня это не волнует. Что бы это могло быть? Какое предложение? Может быть, он ей грозит уходом? А она ему: «Ну, и что? Все равно вернешься!»

Мощный старец стоит к зрителю спиной. Он как бы полуприсел на пенек, на котором лежит исторгающий пресную воду кувшин. На нем тоже венок победителя. У него тоже есть выражение, хотя лицо только обозначено частью профиля. Но на этом профиле можно прочитать какой-то вопрос, какое-то напряжение. О чем он ее спрашивает? Это не мольба, это именно вопрос. И даже с какой-то угрозой.

У ног мужчины — тритон гудит в раковину. Выглядит он довольно непривлекательно, можно сказать, мерзко. А рядом с ним плещутся путти (путти — декоративные изображения маленьких детей, характерные для искусства барокко и ренессанса). Возможно, это мальчик и девочка (если судить по длине волос).

И еще один персонаж — тигр. Почему именно тигр? Почему не лев? Или буйвол? Или бегемот?

Что-то странное в этой картине. Рубенс был художником, который не бросался символами, они для него составляли тайный смысл картин. И думать, что «Союз Земли и Воды» представляет какую-то абстрактную композицию, было бы в корне неверно.

Вот что пишет сам художник о некоторых символах, которые он использовал в своих картинах: «Пьедестал Минервы украшает масличный венок, отличительный знак сей Богини; некогда на Народном собрании греки присудили такой венок Фемистоклу как признание его мудрости. В этот венок вплетена пальмовая ветвь, что говорит о Мудрости — Победительнице. Пьедестал Меркурия украшен гражданским венком из зелени дуба, ибо охранять граждан — такова цель послов (их можно узнать по ветвям Оливы Счастливой, которые они держат перед собой), успешно ведущих государственные дела. Почти то же самое значат и забавы играющих и пляшущих детей; так издавна изображали обычно в мраморе и на монетах времена благоденствия».)

Попробуем обратиться к историческим событиям того времени. Ниточка к этому заложена в приведенном комментарии: «Художник изобразил союз города Антверпена с рекой Шельдой, то есть союз торговли и морских дорог — залог и символ процветания Фландрии». (Рубенс жил в Антверпене.)

Рассмотрим эту версию. Если это союз города с рекой — то где город, а где река? Кто изображает реку — женская фигура или мужская? Если женская — то какая связь между плодами и рекой? Если мужская — то почему такая мощная фигура? Если наоборот — те же вопросы! И опять же — зачем тигр?

Попробуем подойти с другой стороны. Прежде всего: Антверпен был во Фландрии. И как пишут историки, Фландрия была экономически развитой областью. В начале XVII века она была под властью испанской ветви Габсбургов (Габсбурги были императорами Священной Римской Империи, которая в свое время разделилась на две ветви: немецкую и испанскую).

Обе ветви Габсбургов (немецкая и испанская) воевали между собой — никак не могли поделить наследство. Войны истощали всех и вся. В конце концов стороны договорились и в 1617 году заключили между собой мирное соглашение — договор Оньяте. Для нас не суть важно, кто и что получил — установился мир, началась нормальная жизнь.

«Союз земли и воды» был написан в 1618 году, через год после заключения мира. Естественно, что букет фруктов и ягод символизирует изобилие. По объяснению самого Рубенса, дети — символ процветания. Венки на головах главных персонажей — символы побед и мира, символы мудрости правителей воюющих стран. Место, где плещутся дети и тритон, — очевидно, море. Текущая из амфоры вода, похоже, изображает реку, впадающую в море (несомненно, это река Шельда).

Если девушка изображает Фландрию (намек на ее богатства и важность для испанской короны — жемчуг в косах и в ушах), а мужчина — испанских Габсбургов, то картина — аллегория соглашения 1617 года, по которому Антверпен (Фландрия) получил мирную жизнь, следовательно, и возможность процветания. Мало того, безразличное выражение ее лица свидетельствует о том, что ей все равно, с кем будет мирный договор — лишь бы не воевать. Вопрос на лице мужчины — не праздный: Фландрия может быть и немецкой. Это зависит и от нее. Испания в то время оставалась сильной морской державой (мужчина держит в руках трезубец, символ владыки морей), но уже начала терять свое могущество. Возможно, художник это передал именно таким выражением лица девушки.

Похоже, что все фигуры на картине связались некоторой логикой. Остался только тигр. Что бы это значило? Может ли тигр быть символом какого-либо государства? Вряд ли: в гербах есть львы, тигров нет.

Возможно, что тигр — символ чумы и распрей. Распри между гражданами Фландрии, которые по-разному оценивали достигнутый мир. Кто-то хотел быть в немецкой ветке Габсбургов, кто-то в испанской, кто-то хотел полной независимости, кто-то беспокоился о первенстве Амстердама, которому противостоял Антверпен. Что касается чумы — ее эпидемия прокатилась по Европе в XVI веке. Казалось, что спустя 100 лет это бедствие осталось в прошлом. Но вспышки заболевания наблюдались еще несколько десятилетий. Историки упоминают о такой вспышке в 1628 году.

Возможно, что в тигре соединились два этих фактора. Один из них — распри — изображен как левая лапа зверя, она подобралась к плодам изобилия очень близко. Второй фактор — чума — изображена как правая лапа тигра, она пониже и не так угрожающе выглядит.

Итак, девушка — Фландрия, мужчина — испанские Габсбурги, а все полотно «Союз земли и воды» — аллегория Фландрии в смутные времена Тридцатилетней войны.

Послесловие.

Войны в 1617 году не закончились. И для Антверпена через некоторое время началась черная полоса: в 1648 году ему отрезали выход в море, он потерял свое торговое значение. Возрождение города началось только в 1863 году, с открытием устья Шельды.

1. Может быть, путти — это дети Рубенса: Клара Серена (родилась в 1611 году) и Альберт (родился в 1614 году). В момент написания картины Кларе было 7 лет, а Альберту — 4.

2. Посмотрите на эскиз к картине, его размер 35×30,5 см. Какая гигантская разница между эскизом и законченным полотном!

источник

«Союз Земли и Воды» был написан между 1612 и 1615 годами, то есть в пору когда вернувшись в Антверпен после долгого пребывания в Италии, Рубенс создал лучшие из ранних своих вещей и властно заявил о себе как о первом живописце Фландрии.

Вкусы времени диктовали сюжеты: античность, сдобренная вполне земной фламандской жизнерадостностью, лукавые пышнотелые боги, богини, как две капли похожие на белокожих и дородных красавиц, что торговали рыбой и цветами на набережных Шельды.

«Союз Земли и Воды» написан с пьянящей радостной увлечённостью. Трудно найти картину более характерную и для эпохи, и для самого художника. Она множеством нитей связана со своим временем, с тогдашним понятием прекрасного, с наивными представлениями той поры об античном мире.

Правда, античности — особенно в современном её понимании — в полотне этом не так уж и много. Образы римских богов здесь — как маскарадные полумаски, как необходимая, но необременительная условность. Естественно, что сюжет аллегорический нуждался в античных именах и аксессуарах более, чем какой бы то ни было иной. «Союз Земли и Воды» — апофеоз плодородия, изобилия земного счастливого бытия — естественно и привычно реализовался в фигурах, известных Рубенсу, как и всякому получившему классическое образование фламандцу, ещё со школьной скамьи. Разумеется, представления о мифологии были не слишком точными у людей 17 века, и Рубенс, человек отлично образованный, читавший по-латыни и по-гречески, не следовал источникам с педантичной скрупулёзностью.

Розовая, пышная, хотя и грациозная фламандка, олицетворяющая Землю, изображает скорее всего Кибелу, богиню, чей культ зародился во Фригии. Кибела считалась «Великой матерью» богов и всего сущего на земле, она даровала плодородие и возрождала умирающую природу. Позднее культ Кибелы слился с культом греческой богини Реи, дочери Геи — богини земли. Рубенс создал образ Кибелы в соответствии с жизнерадостным духом картины (согласно с фригийскими верованиями, Кибела — мрачное божество, мистерии в её честь ни чем не напоминали безмятежную сцену, написанную Рубенсом).

Нептун тоже слишком не напоминает грозного бога морей, «колебателя земли», могущественного брата Юпитера, скорее он подобен могучему фавну, обитателю лесов, или просто фламандскому пастуху.

Нептун был у римлян божеством влаги и только потом объединился с греческим культом бога морей Посейдона. Посейдон считался богом подземных вод, оплодотворяющим землю, и даже имел прозвище Гееох — владыка земли.

Существует также предположение, что само имя Посейдон означает «супруг земли». Всё это даёт возможность глубже заглянуть в смысл представленной на холсте аллегории. Аллегория эта имела особое значение и для Фландрии и, в частности, для Антверпена. Трепетное отношение фламандцев к плодам земли и человеческого труда окрашивает всё искусство Южных Нидерландов ; море, приносившее стране богатство, — через Антверпен Европа торговала с Новым Светом — почиталось, естественно, как благодатная, доходная стихия. Всё это придаёт нехитрой аллегории «Союз Земли и Воды» характер глубоко национальный.

И в самом деле, сколько бы ни было в картине античных реминисценций, затейливых иносказаний, мифологических аксессуаров, она прежде всего наполнена истинно фламандским духом. Его герои полны мощи и духовной силы, его женщины — существа, исполненные морального и физического здоровья.

И лукавая, кокетливая Слава, венчающая лаврами Нептуна и Кибелу, и сами божества, с нарочитой томностью глядящие в глаза друг другу, словно актёры. Сентиментальной пантомимы, и тритон, весело трубящий в раковину, и ангело- подобные младенцы, резвящиеся в воде, — все эти образы откровенно условны, и художник не скрывает от зрителя, что героям куда милее доброе фламандское доббель-кноль — двойной крепости пиво, чем олимпийский нектар.

И если бы все значение картины сводилось к её сюжету и её персонажам, то она осталась бы произведением легковесным, даже наивным. Но в том-то и дело, что в этой почти банальной аллегории царствует столь литое единство линий и масс, столь благородное равновесие, что картина рождает в зрителе уверенность в высоком и серьёзном смысле происходящего.

Эта уверенность возникает сначала почти бессознательно, поскольку ничто в картине не поражает, в ней нет видимого действия, сильных характеров, запоминающихся лиц, она красива, она приятна для глаз, и только. И лишь постепенно проступает торжественная пластическая мелодия, объединяющая все детали картины одним всепроникающим движением. И тогда жесты персонажей, расположение фигур, их очертания, мельчайшие аксессуары картины начинают восприниматься как часть грандиозного целого, составляющий сложный, многозвучный аккорд.

Движения фигур при всём их разнообразии кажутся эхом друг друга, жест Кибелы как бы переливается в жест Нептуна. Словно единым движением кисти рождена плавная линия, очерчивающая тело Земли-Кибелы, естественно продолжённая рукой морского бога и устремляющаяся по его плечам ещё выше, к трезубцу, повторяющему своей диагональю наклон тела богини. А головы центральных персонажей окружены и выделены «венком» рук: от соединённых в нежном пожатии рук Нептуна и Кибелы — к лёгкому взмах у руки Славы и вновь — к держащей трезубец руке «повелителя морей».

Могучий ритм диагоналей — наклон тела Кибелы, трезубца, пятна света на спине Нептуна, движение тритона — наполняет холст размеренным, сдержанным, но напряжённым движением и мешает воспринимать пирамидально построенную группу статически. Отсюда то ощущение внутреннего трепета в картине, которое вторит звонкой струе воды, орошающей землю у ног богов.

И весь этот согласный, стройный и безмятежный мир рождается в сияние солнечных золотистых оттенков, в блеске открытых чистых красочных пятен может порой даже слишком ярких, придающих полотну какой-то языческий аромат. Картина кажется перенасыщенной светом, цветом, холст словно стонет от пылкой материальности плодов, человеческой плоти. И в этой чрезмерности, подчиненной точному композиционному расчёту и безошибочно найденной линии, угадывается секрет той удивительной власти, которую имеет картина над воображением зрителя.

Разумеется, проницательный взгляд различит в картине неопровержимые свидетельства молодости художника, его преданности неким определённым, несколько педантичным принципам. Годы, проведённые в Италии, привили Рубенсу вкус к учёной, тщательно выверенной композиционной схеме, и схема эта всё же проглядывает сквозь естественную непринужденность группировки.

Тщательная выписанность плодов выдаёт усердие неофита, чьё мастерство не приобрело ещё абсолютной лёгкости в каждой детали. Словом, это зрелая картина, в которой мелькает порой отдалённое эхо юношеской неуверенности.

И нужно видеть рядом с этим полотном позднюю картину мастера, чтобы полной мерой ощутить, как много ещё предстояло сделать Рубенсу после «Союза Земли и Воды».

источник

В стоимость заказа включено:

  • Подготовка файла репродукции к печати, ретушь (при необходимости);
  • Печать изображения на широкоформатном плоттере с использованием только оригинальных расходных материалов;
  • Создание подрамника из натурального дерево (высушенная сосна);
  • Натяжка холста на подрамник;
  • Покрытие холста лаком для защиты от внешних воздействий (УФ, влага);
  • Производство индивидуальной багетной рамы (если выбран багет);
  • Монтаж картины в багетную раму с изолированием щелей;
  • Монтаж крепления;
  • Упаковка репродукции для перевозки;

В стоимость не входит доставка репродукции до клиента.

Мы гордимся тем качеством репродукций, которые производим. Мы используем только самый качественный натуральный холст, только оригинальные краски, для подрамников используется настоящая древесина, а защитный лак, которым покрывается холст не имеет никакого постороннего запаха. Мы используем только самое современное багетное оборудование, которое вкупе с опытом и навыками наших багетных мастеров позволяет создавать по-настоящему КАЧЕСТВЕННЫЙ продукт!

Читайте также:  Анализ на бактерии в воде

Найти дешевле можно. Найти качественнее — вряд ли.

для картины Питера Пауля Рубенса Союз Земли и Воды размером на

В картине Рубенса «Союз земли и воды» написана в 1618 году. В ней скрыта непростая аллегорическая загадка.

Художником изображена Гера, богиня брака и плодородия и бог моря Посейдон. Они соответственно олицетворяют Землю и Воду. Молодая обнаженная девушка с короной на голове из завитых волос с вплетенными в них жемчужинами и старик с седой бородой, опирающийся на трезубец. Посейдон ждет ответа от рыжеволосой красавицы, а ее скучающий взгляд говорит о полном безразличии к собеседнику.

В легендах античной мифологии не говорится ни о каком союзе между Герой и Посейдоном, они брат и сестра. Но на картине Рубенса над ними крылатая Ника держит лавровый венец как символ триумфа и победы, рядом беззаботно играют дети, Тритон, всегда сопровождающий Посейдона, трубит в раковину.Вероятно, автор хотел в образе Геры указать на свой родной город Антверпен, а Посейдон – это Испания, властвующая на всех морях. Антверпен долго ждал выхода в море, и наконец-то будущее процветание города стало возможно.

Остается разгадать присутствие тигра, вцепившегося в рог изобилия, что держит в своих руках Гера.

Возможно, это предостережение от напастей. В то время наблюдались вспышки чумы и разногласия между жителями Фландрии, которые были не менее опасны, чем смертельная болезнь.

ВЫГОДНОЕ предложение от интернет-магазина BigArtShop: купить картину Союз Земли и Воды художника Питера Пауля Рубенса на натуральном холсте в высоком разрешении, оформленную в стильную багетную раму, по ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОЙ цене.

Картина Питера Пауля Рубенса Союз Земли и Воды: описание, биография художника, отзывы покупателей, другие работы автора. Большой каталог картин Питера Пауля Рубенса на сайте интернет-магазина BigArtShop.

Интернет-магазин BigArtShop представляет большой каталог картин художника Питера Пауля Рубенса. Вы можете выбрать и купить понравившиеся репродукции картин Питера Пауля Рубенса на натуральном холсте.

Питер Пауль Рубенс родился в семье антверпенского адвоката. Будучи протестантом, его отец с семьей бежал в Германию, спасаясь от террора. После смерти мужа, в 1587 году, мать вновь приняла католичество и вернулась с детьми в Антверпен. В возрасте 11 лет, Питер вместе со старшим братом стал посещать латинскую школу. В будущем мать видела своих сыновей продолжателями дела отца. Старший брат Питера, действительно, получив юридическое образование, степень доктора обоих прав, стал секретарем Антверпена. А Питер с 14 лет начал обучаться живописи, имея к этому непреодолимое желание. Занимался в мастерской Отто ван Веена, придворного художника, мастера исторической живописи.

В 1598 году Питер получил звание свободного художника антверпенской гильдии Святого Луки.

В 1600 году отправился в Италию оттачивать свое мастерство. Рубенс поступил на службу к герцогу Винченцо Гонзасу придворным живописцем. По поручению герцога, крупного коллекционера произведений искусства, Рубенс копировал картины в Риме, Генуе, Венеции, Флоренции. Первыми самостоятельными работами художника были портреты, которые пополняли галерею герцога «красивейших дам в мире: как принцесс, так и женщин не титулованных».

Но талант Рубенса требовал более широкого спектра деятельности.

Его дарование значительно раскрылось в больших алтарных композициях, созданных для итальянских церквей. Выполненные заказы позволили молодому фламандцу войти в число первых живописцев Рима.

В 1608 году Рубенсу пришлось внезапно вернуться в Антверпен, получив известие о смертельной болезни матери. Хотя успешное исполнение заказов для церквей открывало перед ним в Италии большую перспективу, он остался на родине. В 1609 году Рубенс женился на 18-летней дочери ученого-адвоката Яна Бранта Изабелле.

К 1611 году, исполнив заказ для зала антверпенской ратуши в виде картины «Поклонение волхвов» и двух огромных триптихов — «Водружение креста» и «Снятие с креста», он стал ведущим живописцем Антверпена, его называли «богом живописцев».

Желающих поступить в его мастерскую оказалось так много, что просьбы пришлось отклонять. Рубенс умел учить не только ремеслу, но и развивать способности каждого из своих учеников.

Зарисовки с памятников античного искусства, которые Рубенс привез из Италии, не раз впоследствии служили ему источником вдохновения. Античность для него всегда оставалась школой подлинного вкуса и истинного мастерства. Присущей художнику была и способность одухотворять, в ней заключалась суть рубенсовской эстетики. Яркое воплощение данная черта нашла в работах второй половины 1610-х годов. К их числу относится картина «Союз земли и воды», написанная им в 1618 году.

С начала 1620-х годов Рубенс начинает дипломатическую деятельность. После смерти Эрцгерцога Альберта в 1621 году в качестве доверенного лица инфанты Изабеллы он выполняет секретные поручения брюссельского двора. Богатство натуры Рубенса позволило ему также в эти годы руководить работой граверов и живописцев своей мастерской, оформлять книги самого разнообразного содержания для издательства Платена, делать картоны для шпалер, выполнять проекты скульптурных рельефов и различных изделий художественного ремесла, выпустить двухтомный увраж «Дворцы Генуи с их планами, фасадами и разрезами»

Столь разносторонняя деятельность художника стала возможна благодаря размеренному образу жизни, который он вел:

По словам одного из биографов, Рубенс «необычайно любил свой труд и потому жил всегда так, чтобы работать легко, не нанося ущерба своему здоровью». Он вставал в четыре часа утра и слушал раннюю мессу, уверяя, что такое начало дня помогало ему сосредоточиться и ощутить необходимое для работы спокойствие духа. Затем он садился за мольберт, работая всегда в присутствии чтеца, читавшего ему вслух Плутарха, Тита Ливия или Сенеку. Как свидетельствовали современники, одновременно Рубенс мог «непринужденно беседовать с теми, кто приходил его навестить». Так он работал «до пяти часов вечера, затем садился на коня и отправлялся на прогулку за город или на городские укрепления или как-либо иначе старался дать отдых своему уму». Остаток дня художник проводил в кругу семьи и друзей, «пришедших отужинать с ним вместе». Рубенс «терпеть не мог излишеств в вине и пище, а также в игре». Всему он предпочитал интересную беседу, чтение или занятия своими коллекциями. При всем разнообразии интересов художника, главной его страстью все же оставалась живопись.

В 1620-е годы Рубенс много и с равным успехом трудился как в области «кабинетной» живописи, так и над созданием крупных монументально-декоративных ансамблей. Рассчитанные на восприятие в пространстве больших помещений, они всегда задумывались живописцем в единстве с архитектурой, для которой предназначались. И здесь композиционное мастерство Рубенса, его изобретательность, неисчерпаемость фантазии не знали себе равных.

В январе 1622 года Рубенс отправился в Париж, где с французской королевой Марией Медичи, матерью Людовика XIII, заключил договор на исполнение картин для двух галерей из нового Люксембургского дворца. Одна серия должна была представлять, «в соответствии с желаниями Ее Величества», «события преславной жизни и героические деяния» самой королевы, тогда как другая — «сражения» и «триумфы» ее покойного супруга Генриха IV. Вторая серия осталась неосуществленной. А первая, состоящая из двадцати четырех картин, ныне экспонируется в специальном зале Лувра.

В 1620- е годы Рубенс также переживает неоднократные удары судьбы:

в 1623 году — потерю дочери, а в 1626-м, вероятно от эпидемии чумы, свирепствовавшей тогда в Антверпене, умирает и его жена, Изабелла Брант.

Заглушить боль помогает дипломатическая деятельность. В 1627 году он едет с секретным поручением в Париж, а затем, под видом живописца, совершающего путешествие с целью изучения искусства, — в Голландию, где ведет тайные переговоры с поверенным английского министра герцога Бэкингема. В 1628 году Рубенс отправляется в Мадрид для встречи с испанским королем, а в 1629-м — в Лондон для завершения переговоров. В 1630 году многолетние усилия художника наконец венчает успех: мир между Испанией и Англией подписан, то есть окончена морская война, в которую Испанию втянула в 1625 году Англия и от которой страдали и Южные Нидерланды.

В декабре 1630 года художник в возрасте 53-х лет вступает во второй брак, женившись на шестнадцатилетней Елене Фоурмент, младшей дочери богатого торговца шпалерами Даниеля Фоурмеита.

Итогом творчества Рубенса можно считать его картину «Вакх».

«Вакх» — настоящее чудо живописи. Вероятно, Рубенс писал ее для себя, а не на заказ и очень ею дорожил: эта картина оставалась в мастерской художника до самой его смерти. И тогда она не была продана, а перешла к его племяннику Филиппу Рубенсу, который лишь в 1676 году продал ее герцогу Ришелье.

Последние несколько лет Рубенс жил довольно уединенно, проводя большую часть года в купленном им в 1635 году поместье Стен с настоящим средневековым замком в живописной местности, расположенной между Малином и Антверпеном. Там он писал свои последние пейзажи, наблюдая жизнь окрестных сел, крестьянские праздники и гулянья. Но последние годы художника серьезно омрачала жестокая болезнь, приступы которой становились все сильнее и чаще и с 1638 года подолгу мешали работать. И все же привычная активность не покидала Рубенса до последнего дня жизни. Он продолжал руководить своими помощниками, заботился об учениках, а когда уже не смог держать в руках перо, диктовал письма.

Рубенс скончался от паралича сердца. По свидетельству Иоахима фон Зандрарта, художник «был похоронен самым торжественным образом. Перед гробом несли золотую корону на подушке из черного бархата, к месту вечного успокоения тело сопровождали в великом горе любители искусства».

Текстура холста, качественные краски и широкоформатная печать позволяют нашим репродукциям Питера Пауля Рубенса не уступать оригиналу. Холст будет натянут на специальный подрамник, после чего картина может быть оправлена в выбранный Вами багет.

источник

«Размер полотна 223х181 см, холст, масло. Композиция изображает аллегорическую сцену союза Земли, которую олицетворяет Кибела, держащая в руке рог изобилия, наполненный плодами, и Воды – Нептуна, прекрасно узнаваемого по трезубцу в руках. Союз освящает крылатая Виктория, которая возлагает золотую корону на голову богини. Существует и другая интерпретация произведения: художник изобразил союз города Антверпена с рекой Шельдой, то есть союз торговли и морских дорог – залог и символ процветания Фландрии. Рубенс написал эту картину около 1618 года. Между 1798 и 1800 годами она была приобретена для Эрмитажа у князя Киджи (Италия, Рим)».

Такой комментарий можно прочитать в Интернете. (По поводу золотой короны : на картине нет короны, есть венок. Возможно, было еще одно полотно, на котором была-таки золотая корона.)

Казалось бы, что нужно зрителю? Этого объяснения вполне достаточно, чтобы он согласно кивнул – и пошел дальше рассматривать полотна.

Но не все логично в тех версиях, которые дают искусствоведы. Первое – мифологической основы для этой картины просто нет. Нет ни одного мифа, в котором бы говорилось о заключении союза между Герой и Посейдоном (в греческой мифологии упоминается только о том, что «в союзе с Герой он оказывает помощь ахейцам, вызвав тем самым гнев Зевса») или Кибелы и Нептуна (в римской мифологии).

Что нарисовал художник? Цветущая девушка опирается на глиняный кувшин, из которого льется вода. Ее волосы уложены косами в виде короны, в которую вплетена нить жемчуга. В ушах – жемчужные сережки. Над ней витает крылатая богиня Виктория с венком в руке.

Выражение лица девушки как бы слегка равнодушное. Это что – реакция на какое-то предложение мужчины, который стоит напротив? Мол, меня это не волнует. Что бы это могло быть? Какое предложение? Может быть, он ей грозит уходом? А она ему: «Ну, и что? Все равно вернешься!»

Мощный старец стоит к зрителю спиной. Он как бы полуприсел на пенек, на котором лежит исторгающий пресную воду кувшин. На нем тоже венок победителя. У него тоже есть выражение, хотя лицо только обозначено частью профиля. Но на этом профиле можно прочитать какой-то вопрос, какое-то напряжение. О чем он ее спрашивает? Это не мольба, это именно вопрос. И даже с какой-то угрозой.

У ног мужчины – тритон гудит в раковину. Выглядит он довольно непривлекательно, можно сказать, мерзко. А рядом с ним плещутся путти (путти – декоративные изображения маленьких детей, характерные для искусства барокко и ренессанса). Возможно, это мальчик и девочка (если судить по длине волос).

И еще один персонаж – тигр. Почему именно тигр? Почему не лев? Или буйвол? Или бегемот?

Что-то странное в этой картине. Рубенс был художником, который не бросался символами, они для него составляли тайный смысл картин. И думать, что «Союз Земли и Воды» представляет какую-то абстрактную композицию, было бы в корне неверно.

Вот что пишет сам художник о некоторых символах, которые он использовал в своих картинах: «Пьедестал Минервы украшает масличный венок, отличительный знак сей Богини; некогда на Народном собрании греки присудили такой венок Фемистоклу как признание его мудрости. В этот венок вплетена пальмовая ветвь, что говорит о Мудрости – Победительнице. Пьедестал Меркурия украшен гражданским венком из зелени дуба, ибо охранять граждан – такова цель послов (их можно узнать по ветвям Оливы Счастливой, которые они держат перед собой), успешно ведущих государственные дела. Почти то же самое значат и забавы играющих и пляшущих детей; так издавна изображали обычно в мраморе и на монетах времена благоденствия».)

Попробуем обратиться к историческим событиям того времени. Ниточка к этому заложена в приведенном комментарии: «Художник изобразил союз города Антверпена с рекой Шельдой, то есть союз торговли и морских дорог – залог и символ процветания Фландрии». (Рубенс жил в Антверпене.)

Рассмотрим эту версию. Если это союз города с рекой – то где город, а где река? Кто изображает реку – женская фигура или мужская? Если женская – то какая связь между плодами и рекой? Если мужская – то почему такая мощная фигура? Если наоборот – те же вопросы! И опять же – зачем тигр?

Попробуем подойти с другой стороны. Прежде всего: Антверпен был во Фландрии. И как пишут историки, Фландрия была экономически развитой областью. В начале XVII века она была под властью испанской ветви Габсбургов (Габсбурги были императорами Священной Римской Империи, которая в свое время разделилась на две ветви: немецкую и испанскую).

Обе ветви Габсбургов (немецкая и испанская) воевали между собой – никак не могли поделить наследство. Войны истощали всех и вся. В конце концов стороны договорились и в 1617 году заключили между собой мирное соглашение – договор Оньяте. Для нас не суть важно, кто и что получил – установился мир, началась нормальная жизнь.

«Союз земли и воды» был написан в 1618 году, через год после заключения мира. Естественно, что букет фруктов и ягод символизирует изобилие. По объяснению самого Рубенса, дети – символ процветания. Венки на головах главных персонажей – символы побед и мира, символы мудрости правителей воюющих стран. Место, где плещутся дети и тритон, – очевидно, море. Текущая из амфоры вода, похоже, изображает реку, впадающую в море (несомненно, это река Шельда).

Читайте также:  Анализ на гепатит в воду выпила

Если девушка изображает Фландрию (намек на ее богатства и важность для испанской короны – жемчуг в косах и в ушах), а мужчина – испанских Габсбургов, то картина – аллегория соглашения 1617 года, по которому Антверпен (Фландрия) получил мирную жизнь, следовательно, и возможность процветания. Мало того, безразличное выражение ее лица свидетельствует о том, что ей все равно, с кем будет мирный договор – лишь бы не воевать. Вопрос на лице мужчины – не праздный: Фландрия может быть и немецкой. Это зависит и от нее. Испания в то время оставалась сильной морской державой (мужчина держит в руках трезубец, символ владыки морей), но уже начала терять свое могущество. Возможно, художник это передал именно таким выражением лица девушки.

Похоже, что все фигуры на картине связались некоторой логикой. Остался только тигр. Что бы это значило? Может ли тигр быть символом какого-либо государства? Вряд ли: в гербах есть львы, тигров нет.

Возможно, что тигр – символ чумы и распрей. Распри между гражданами Фландрии, которые по-разному оценивали достигнутый мир. Кто-то хотел быть в немецкой ветке Габсбургов, кто-то в испанской, кто-то хотел полной независимости, кто-то беспокоился о первенстве Амстердама, которому противостоял Антверпен. Что касается чумы – ее эпидемия прокатилась по Европе в XVI веке. Казалось, что спустя 100 лет это бедствие осталось в прошлом. Но вспышки заболевания наблюдались еще несколько десятилетий. Историки упоминают о такой вспышке в 1628 году.

Возможно, что в тигре соединились два этих фактора. Один из них – распри – изображен как левая лапа зверя, она подобралась к плодам изобилия очень близко. Второй фактор – чума — изображена как правая лапа тигра, она пониже и не так угрожающе выглядит.

Итак, девушка – Фландрия, мужчина – испанские Габсбурги, а все полотно «Союз земли и воды» – аллегория Фландрии в смутные времена Тридцатилетней войны.

Войны в 1617 году не закончились. И для Антверпена через некоторое время началась черная полоса: в 1648 году ему отрезали выход в море, он потерял свое торговое значение. Возрождение города началось только в 1863 году, с открытием устья Шельды.

1. Может быть, путти – это дети Рубенса: Клара Серена (родилась в 1611 году) и Альберт (родился в 1614 году). В момент написания картины Кларе было 7 лет, а Альберту — 4.

2. Посмотрите на эскиз к картине, его размер 35х30,5 см. Какая гигантская разница между эскизом и законченным полотном!

Автор: Бopиc Poxлeнкo
Просмотров страницы: 2007

источник

В качестве еще одного примера рассмотрим картину великого живописца эпохи барокко Питера Пауля Рубенса «Союз Земли и Воды» 1618г (см. приложение 59).

Композиция изображает аллегорическую сцену союза Земли, которую олицетворяет Кибела, держащая в руке рог изобилия, наполненный плодами, и Воды — Нептуна, прекрасно узнаваемого по трезубцу в руках. Союз освящает крылатая Виктория, которая возлагает золотую корону на голову богини. Существует и другая интерпретация произведения: художник изобразил союз города Антверпена с рекой Шельдой, то есть союз торговли и морских дорог — залог и символ процветания Фландрии.

Рубенс написал эту картину около 1618 года, по возвращению на родину из Италии. В ней чувствуется сильное влияние, которое художники полуострова, в частности, Тициан и Аннибале Караччи, оказали на Рубенса. Картина ранее находилась в коллекции князя Киджи в Риме; между 1798-1800 годами она была приобретена для Эрмитажа.

Методы, техника: холст, масло 222,5 х 180,5 см. Традиционная для фламандской живописи 16 — 17 веков тема «стихий» в картине Рубенса «Союз Земли и Воды» наполнена новым — живым и актуальным содержанием. Союз по земному чувственно прекрасной богини земли Кибелы и полного энергии и силы морского бога Нептуна современники воспринимали как жизненно важный союз Фландрии и моря, реки Шельды и города Антверпена.

Картина изображает союз двух стихий, олицетворенных в образе богини Земли Реи Кибелы и бога морей Нептуна. Кибела изображена с обычными своими атрибутами: львом и могучим дубом, на фоне которого происходит действие. Кибела придерживает рукой огромный рог изобилия, полный земных плодов, а Нептун, держа в руке трезубец, облокотился на урну с льющейся водой, у ног его изображен Тритон, неистово трубящий в раковину.

Официальная программа этой картины — прославление всеобщего благоденствия, наступающего при мудром правлении. И поэтому неслучайно использование Рубенсом принципов декоративной скульптуры с ее особой торжественностью, пышностью и мощью. Недаром поза Кибелы восходит к эллинистическому образу — статуе «Отдыхающий Сатир».

В картине прославляется благодетельный союз двух стихий — Земли и Воды, союз без которого не возможна жизнь и который дарует человеку все земные блага. Землю олицетворяет мать богов — Кибела, а Воду бог морей Нептун. Они заключают между собой союз на границе своих владений.

Скомпонованная по принципу декоративной фонтанной скульптуры, фигурная группа картины словно «открывается» навстречу зрителю: выплывающий из-под скалы тритон, трубящий в раковину, и играющие в воде пути выносятся волнами уже за пределы рамы, как-бы к ногам остановившегося перед картиной человека.

Однако, хотя фигуры данной композиции Рубенса напоминают по характеру скульптурную группу, они решены всецело средствами живописи. Причём, в отличие от произведений периода «классицизма», с его интересом к линии, к четким очертаниям пластических форм, к чистому локальному тону, контуры фигур в «Союзе Земли и Воды» значительно смягчены тонко разработанной живописной светотенью и на смену гладкой, эмалевидной манере письма пришла широкая, свободная техника, позволившая художнику обратить мощный аккорд светлых и звучных локальных красок в подвижное, как бы вибрирующее живописное целое.

Алексей Венецианов «На пашне. Весна» (см. приложение 60).

В «Весне» Венецианова аллегория очень естественно завуалирована в бытовой сцене. Крестьянская девушка, ведущая под уздцы лошадок, — это аллегория весны. Она выше коней. Ступает она очень легко, едва касаясь земли. Она почти парит над землёй, обе руки немного расставлены, как будто в лёгком полёте. И дитя на полянке, и молодые деревца — это символы рождения, обновления, прихода новой жизни. Всё это говорит нам, что с весною пришла новая жизнь, новые заботы и радости — и это прекрасно! А весна для крестьянина связана с посевной, с работой на пашне, и Венецианов очень умно, тактично связал пору весенней трудовой деятельности человека на земле с идеей вечного обновления жизни. Прекрасная картина, вся пронизанная солнцем, ощущением счастья, радости бытия и труда.

На XVII век приходится широкое распространение аллегории в живописи.

Об аллегории, причинах её распространения и особенностях её применения в западноевропейской живописи XVII столетия подробно и убедительно пишет Е. И. Ротенберг в своей книге «Западноевропейская живопись 17 века. Тематические принципы» (Москва, «Искусство», 1989).

Привожу небольшой отрывок из этой книги:

«Резкое столкновение в искусстве 17 века идеала и реальности поставило во всей остроте проблему поисков новых принципов художественного обобщения, которые в условиях этого исторического этапа смогли бы противостоять натиску живой натуры, принципам прямого, непосредственного отражения действительности. Аллегория оказалось одним из таких типов обобщения. Так она вступила в 17 веке в фазу своей наибольшей активизации и наиболее полного раскрытия своих образных ресурсов.

Цветогармоническая система Гете
Его «Учение о цветах» – сочинение о норме цветовой гармонии. У Гете каждый цвет — это сгусток эмоциональной сущности, имеющий свой темперамент и по-разному проявляющийся в столкновении с другими цветами. Эмоциональные реакции на эти взаим .

Что называть эстрадным концертом
Эстрадный факультет может похвастаться множеством выпускников с громкими именами. Звонкое словосочетание «советская эстрада» было обозначением целой системы, часть которой, подобно видимой части айсберга, выплескивалась по празд .

Творчество Андрея Рублева
Андрей Рублев (около 1360-1370 — около 1430 гг.) — русский живописец, создатель московской школы иконописи, наиболее известный и почитаемый ее мастер, а также всей книжной и монументальной живописи XV века. Творчество Рублева сложилось н .

источник

Выдающийся фламандский живописец Питер Пауль Рубенс (1577-1640) был человеком редкого по масштабу гения, который обладал всеми достоинствами, столь необходимыми как для великих свершений в искусстве, так и для успеха в обществе, — мощным интеллектом, кипучей энергией, крепким здоровьем, приятной внешностью, удивительным даром гармонии и, в придачу, ясной головой для творческой и деловой активности. Рубенс был счастливым художником, не знавшим сомнений и разочарований в своем творчестве. Достаточно посмотреть на его картины, и в этом не останется ни малейшего сомнения. Больше всего его приводила в восторг податливая, пластическая красота человеческого тела. Хотя ему нравился окружающий его материальный мир, он весь был наполнен глубокой, доводящей до экзальтации религиозной верой своего времени. Что бы он ни рисовал — белокурую Венеру в окружении нимф или задумчивую Богоматерь с ребенком на руках, сияющую светом аллегорию мощных фигур на облаках, плодородный пейзаж возле дома, — его творчество всегда было гимном, восхваляющим красоту нашего мира. «История искусства не знает ни единого примера такого универсального таланта, такого мощного влияния, такого непререкаемого, абсолютного авторитета, такого творческого триумфа», — писал о Рубенсе один из его биографов. Даже великие художники очень редко заслуживают чести называться основоположниками нового стиля в живописи. Рубенс — исключение. Он стал создателем живого, волнующе-яркого стиля художественного выражения, позже названного барокко.

Союз Земли и Воды , 1618. Холст, масло, 223х180.
Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

«Размер полотна 223х181 см, холст, масло. Композиция изображает аллегорическую сцену союза Земли, которую олицетворяет Кибела, держащая в руке рог изобилия, наполненный плодами, и Воды – Нептуна, прекрасно узнаваемого по трезубцу в руках. Союз освящает крылатая Виктория, которая возлагает золотую корону на голову богини. Существует и др угая интерпретация произведения: художник изобразил союз города Антверпена с рекой Шельдой, то есть союз торговли и морских дорог – залог и символ процветания Фландрии. Рубенс написал эту картину около 1618 года. Между 1798 и 1800 годами она была приобретена для Эрмитажа у князя Киджи (Италия, Рим)».Такой комментарий можно прочитать в Интернете. (По поводу золотой короны: на картине нет короны, есть венок. Возможно, было еще одно полотно, на котором была-таки золотая корона.)Казалось бы, что нужно зрителю? Этого объяснения вполне достаточно, чтобы он согласно кивнул – и пошел дальше рассматривать полотна. Но не все логично в тех версиях, которые дают искусствоведы. Первое – мифологической основы для этой картины просто нет. Нет ни одного мифа, в котором бы говорилось о заключении союза между Герой и Посейдоном (в греческой мифологии упоминается только о том, что «в союзе с Герой он оказывает помощь ахейцам, вызвав тем самым гнев Зевса») или Кибелы и Нептуна (в римской мифологии).Что нарисовал художник? Цветущая девушка опирается на глиняный кувшин, из которого льется вода. Ее волосы уложены косами в виде короны , в которую вплетена нить жемчуга. В ушах – жемчужные сережки. Над ней витает крылатая богиня Виктория с венком в руке.Выражение лица девушки как бы слегка равнодушное. Это что – реакция на какое-то предложение мужчины, который стоит напротив? Мол, меня это не волнует. Что бы это могло быть? Какое предложение? Может быть, он ей грозит уходом? А она ему: «Ну, и что? Все равно вернешься!»

Мощный старец стоит к зрителю спиной. Он как бы полуприсел на пенек, на котором лежит исторгающий пресную воду кувшин. На нем тоже венок победителя. У него тоже есть выражение, хотя лицо только обозначено частью профиля. Но на этом профиле можно прочитать какой-то вопрос, какое-то напряжение. О чем он ее спрашивает? Это не мольба, это именно вопрос. И даже с какой-то угрозой.У ног мужчины – тритон гудит в раковину. Выглядит он довольно непривлекательно, можно сказать, мерзко. А рядом с ним плещутся путти (путти – декоративные изображения маленьких детей, характерные для искусства барокко и ренессанса). Возможно, это мальчик и девочка (если судить по длине волос).И еще один персонаж – тигр. Почему именно тигр? Почему не лев? Или буйвол? Или бегемот?Что-то странное в этой картине. Рубенс был художником, который не бросался символами, они для него составляли тайный смысл картин.Еще он был политическим деятелем, дипломатом.Родину Рубенса — Нидерланды — на протяжении всей его жизни разрывала упорная борьба за независимость от Испании. Она началась за десять лет до его рождения и завершилась спустя восемь лет после его смерти. Трудно себе представить, что Рубенс мог рисовать свои жизнерадостные, ослепительные по колориту картины в такое мрачное время, когда повсюду торжествовали насилие и разорение. И думать, что «Союз Земли и Воды» представляет какую-то абстрактную композицию, было бы в корне неверно.Вот что пишет сам художник о некоторых символах, которые он использовал в своих картинах: «Пьедестал Минервы украшает масличный венок, отличительный знак сей Богини; некогда на Народном собрании греки присудили такой венок Фемистоклу как признание его мудрости. В этот венок вплетена пальмовая ветвь, что говорит о Мудрости – Победительнице. Пьедестал Меркурия украшен гражданским венком из зелени дуба, ибо охранять граждан – такова цель послов (их можно узнать по ветвям Оливы Счастливой, которые они держат перед собой), успешно ведущих государственные дела. Почти то же самое значат и забавы играющих и пляшущих детей; так издавна изображали обычно в мраморе и на монетах времена благоденствия».)Попробуем обратиться к историческим событиям того времени. Ниточка к этому заложена в приведенном комментарии: «Художник изобразил союз города Антверпена с рекой Шельдой, то есть союз торговли и морских дорог – залог и символ процветания Фландрии». (Рубенс жил в Антверпене.)Рассмотрим эту версию. Если это союз города с рекой – то где город, а где река? Кто изображает реку – женская фигура или мужская? Если женская – то какая связь между плодами и рекой? Если мужская – то почему такая мощная фигура? Если наоборот – те же вопросы! И опять же – зачем тигр?Попробуем подойти с другой стороны. Прежд е всего: Антверпен был во Фландрии. И как пишут историки, Фландрия была экономически развитой областью. В начале XVII века она была под властью испанской ветви Габсбургов (Габсбурги были императорами Священной Римской Империи, которая в свое время разделилась на две ветви: немецкую и испанскую).Обе ветви Габсбургов (немецкая и испанская) воевали между собой – никак не могли поделить наследство. Войны истощали всех и вся. В конце концов стороны договорились и в 1617 году заключили между собой мирное соглашение – договор Оньяте. Для нас не суть важно, кто и что получил – установился мир, началась нормальная жизнь. «Союз земли и воды» был написан в 1618 году, через год после заключения мира. Естественно, что букет фруктов и ягод символизирует изобилие. По объяснению самого Рубенса, дети – символ процветания. Венки на головах главных персонажей – символы побед и мира, символы мудрости правителей воюющих стран. Место, где плещутся дети и тритон, – очевидно, море. Текущая из амфоры вода, похоже, изображает реку, впадающую в море (несомненно, это река Шельда).Если девушка изображает Фландрию (намек на ее богатства и важность для испанской короны – жемчуг в косах и в ушах), а мужчина – испанских Габсбургов, то картина – аллегория соглашения 1617 года, по которому Антверпен (Фландрия) получил мирную жизнь, следовательно, и возможность процветания. Мало того, безразличное выражение ее лица свидетельствует о том, что ей все равно, с кем будет мирный договор – лишь бы не воевать. Вопрос на лице мужчины – не праздный: Фландрия может быть и немецкой. Это зависит и от нее. Испания в то время оставалась сильной морской державой (мужчина держит в руках трезубец, символ владыки морей), но уже начала терять свое могущество. Возможно, художник это передал именно таким выражением лица девушки.

Читайте также:  Анализ на биохимию пить воду

Похоже, что все фигуры на картине связались некоторой логикой. Остался только тигр. Что бы это значило? Может ли тигр быть символом какого-либо государства? Вряд ли: в гербах есть львы, тигров нет. Возможно, что тигр – символ чумы и распрей. Распри между гражданами Фландрии, которые по-разному оценивали достигнутый мир. Кто-то хотел быть в немецкой ветке Габсбургов, кто-то в испанской, кто-то хотел полной независимости, кто-то беспокоился о первенстве Амстердама, которому противостоял Антверпен. Что касается чумы – ее эпидемия прокатилась по Европе в XVI веке. Казалось, что спустя 100 лет это бедствие осталось в прошлом. Но вспышки заболевания наблюдались еще несколько десятилетий. Историки упоминают о такой вспышке в 1628 году. Возможно, что в тигре соединились два этих фактора. Один из них – распри – изображен как левая лапа зверя, она подобралась к плодам изобилия очень близко. Второй фактор – чума — изображена как правая лапа тигра, она пониже и не так угрожающе выглядит.
Итак, девушка – Фландрия, мужчина – испанские Габсбурги, а все полотно «Союз земли и воды» – аллегория Фландрии в смутные времена Тридцатилетней войны.

Войны в 1617 году не закончились. И для Антверпена через некоторое время началась черная полоса: в 1648 году ему отрезали выход в море, он потерял свое торговое значение. Возрождение города началось только в 1863 году, с открытием устья Шельды.

1. Может быть, путти – это дети Рубенса: Клара Серена (родилась в 1611 году) и Альберт (родился в 1614 году). В момент написания картины Кларе было 7 лет, а Альберту — 4.

Рубенс. Портрет Клары Серены Рубенс.1616 г. (фрагмент)

1626 г, Фрагмент. Лицо Альберта
2. Посмотрите на эскиз к картине, его размер 35х30,5 см. Какая гигантская разница между эскизом и законченным полотном!

Питер Пауль Рубенс. Союз Земли и Воды (Эскиз )

источник

Соната для скрипки и клавира № 4

Самые яркие и осязаемые результаты в раскрытии «плотского» начала принесла живопись. Это могло выражаться в достаточно сдержанных формах. Такое художественное решение находим, например, в картине «Даня»(1636), где великий голландский живописец Хрменс ван Рейн Рмбрандт([Хармэнс ван Рэйн Рэмбрандт] 1606–1669) следует греческому мифу: царь, которому предсказана смерть от руки внука, заключил свою дочь Данаю в башню, куда не было доступа никому; от Зевса, проникшего к Данае в виде золотого дождя, она родила сына, и он во время игр случайно убил деда брошенным диском.

На полотне показан момент, когда Даная, лежащая на ложе, приподнимается навстречу золотому сиянию, которое предвещает появление Зевса. Художник любуется пластичностью форм, мягкостью и плавностью линий обнажённого женского тела. Но при этом наполняет образ целомудрием и одухотворённостью, передавая психологически сложное состояние порыва к неизведанному, желанному в соединении с внутренней насторожённостью.

Наряду с такими, сдержанными формами находим в живописи Барокко и открытое, едва ли не демонстративное воплощение чувственного начала. Его настоящим апофеозом стало творчество фламандского художника Птера Пуэла Рбенса([Питэр Рубэнс] 1577–1640).

Здесь необходимо небольшое пояснение. В конце XVI века Нидерланды оказались разделёнными (вот почему государство, существовавшее до этого, именуют так: Нидерланды исторические). Их северная часть в ходе первой в истории буржуазной революции обрела независимость, возникли так называемые Нидерланды современные (неофициально их именуют Голландией, по названию ведущего региона). А южные области остались под владычеством Испании, и эту территорию по названию важнейшей, наиболее богатой провинции именовали Фландрией (её основная часть впоследствии вошла в современную Бельгию). На фундаменте прежнего нидерландского искусства сложились две художественные школы, которые соответственно называются голландской (во главе с Рембрандтом) и фламандской (во главе с Рубенсом).

Творчество великого фламандца – настоящее празднество плоти (наш Карл Брюллов сравнивал его искусство с роскошным пиром). Чтобы убедиться в этом, достаточно сравнить рубенсовских «Трёх граций» (1638–1640) с группой трёх граций в картине Сандро Боттичлли «Весна». У Боттичелли, мастера живописи Высокого Возрождения – целомудренно-созерцательная красота, хрупкая до невесомости утончённость. У Рубенса облик точно так же названных женских фигур не имеет ничего общего с идеалами Ренессанса. Главное для него – передать горячее биение жизни, живую и полновесную человеческую плоть. Поэтому он не боится впасть в «разгул чувственности», рисуя цветущие буйным цветом тела с их пышностью, бугристыми массами и складками.

Посредством всего этого Рубенс воспевал полноту жизненных сил, радость бытия, что у него нередко выливалось в мотивы изобилия земных благ. Символом этих мотивов воспринимается его картина-аллегория «Союз Земли и Воды»(между 1612 и 1615).

Богиня плодородия Кибла и бог морей Нептн поданы в типичном «репертуаре» великого фламандца: откровенная чувственность, переполняющая роскошь человеческих и природных форм, переданная сочными красками; энергичные контрасты цвета, фигур, поз, создающие ощущение театральной приподнятости. Обращает на себя внимание зычно трубящее в раковину морское божество – тритон с его стихийной силой, идущей от полной слитности с природным миром. От всего веет счастливым состоянием духа, что так противостояло противоречиям и диссонансам трагической эпохи, какой мы увидим Барокко несколько позже.

Мотивы жизненного изобилия и способность человека насладиться благами бытия широко передавались и в совершенно реальных изображениях. Одна из радостей человека эпохи Барокко состояла в музицировании, которое получило широкое распространение у самых разных сословий. Вот почему в живописи этого времени во множестве появляются соответствующие сюжеты. Один из них находим в полотне итальянского художника Микелнджело да Каравджо (1573–1610) «Лютнист»(1595), которое автор считал своим лучшим созданием.

источник

  1. «Алтарь святой Терезы» Лоренцо Бернини.
  2. «Портрет Боргезе» Лоренцо Бернини.
  3. «Аполлон и Дафна» Лоренцо Бернини.
  4. «Давид» Лоренцо Бернини.
  5. Лестница Ватиканского дворца Лоренцо Бернини.
  6. «Лютнист» Караваджо.
  7. «Призвание Матфея» Караваджо.
  8. «Успение Марии» Караваджо.
  9. «Положение во гроб» Караваджо.
  10. «Портрет камеристки» Рубенса.
  11. «Союз Земли и Воды» Рубенса.
  12. «Персей и Андромеда» Рубенса
  13. «Возчики камней» Рубенса.
  14. «Пейзаж с радугой» Рубенса.
  15. «Кермесса» Рубенса.
  16. «Охота на львов» Рубенса.
  17. «Бобовый король» Иорданса.
  18. «Портрет стрелков» Франса Хальса.
  19. «Цыганка» Франса Хальса.
  20. «Времена года» Питера Брейгеля.
  21. «Крестьянский танец» Питера Брейгеля Старшего.
  22. «Мастерская живописца» Яна Вермеера Дельфтского.
  23. «Анатомия доктора Тульпа» Рембрандта.
  24. «Автопортрет с Саскией на коленях» Рембрандта.
  25. «Ночной дозор» Рембрандта.
  26. «Даная» Рембрандта.
  27. «Давид и Урия» Рембрандта.
  28. «Заговор Цивилиса» Рембрандта.
  29. «Синдики» Рембрандта.
  30. «Возвращение блудного сына» Рембрандта.
  31. «Портрет старика в красном» Рембрандта.
  32. «Завтрак» Веласкеса.
  33. «Кузница Вулкана» Веласкеса.
  34. «Вакх» Веласкеса.
  35. «Менины» Веласкеса.
  36. «Пряхи» Веласкеса.
  37. «Сдача Бреды» Веласкеса.
  38. «Портрет Иннокентии X» Веласкеса.
  39. «Танкред и Эрминия» Пуссена.
  40. «Ринальдо и Армида» Пуссена.
  41. «Пейзаж с Полифемом» Пуссена.
  42. «Аркадские пастухи» Пуссена.
  43. «Царство Флоры» Пуссена.
  44. «Времена года» Пуссена.
  45. Серия гравюр Ж. Калло «Бедствия войны».
  46. «Савояр» Ватто.
  47. «Отплытие на остров Цитеру» Ватто.
  48. «Портреты актеров» Ватто.
  49. «Лавка Жерсена» Ватто.
  50. «Затруднительное положение» Ватто.
  51. «Автопортрет» Шардена.
  52. «Карточный домик» Шардена.
  53. «Прачка» Шардена.
  54. Натюрморт «Атрибуты искусства» Шардена.
  55. «Качели» Фрагонара.
  56. «Семья паралитика» Греза.
  57. «Дама в голубом» Гейнсборо.
  58. «Портрет Сарры Сидонс» Рейнольдса.
  59. «Портрет слуг» Хогарта.
  60. «Девушка с креветками» Хогарта.

Список литературы по дисциплине:

«История искусства»: раздел «История зарубежного искусства»: «История искусства стран Западной Европы ХVII-ХVIII веков»

Общая литература

  1. **Алпатов М.В. Этюды по истории западноевропейского искусства [Текст]/М.В. Алпатов. — М.: художеств СССР, 1984. — 424 с: ил.

2. *Арган Дж.К. История итальянского искусства. Высокое Возрождение. Барокко. Искусство XVIII века. Искусство XIX – начала ХХ века. Т. 2. М.: Радуга, 1990. – 240 с.: ил.

3. *Барокко/Автор текста Е.Д Федотова. – М.: «Белый город», 2007. – 48 с.

  1. **Бартенев И.А., Батажкова И.А. Очерки архитектурных стилей. — М.: Искусство, 1984. – 352 с.
  2. *Бирюкова Н.В. История архитектуры: Учебное пособие. – М.: ИНФРА-М, 2006. – 367 с. – (Среднее профессиональное образование).

6. *Виппер Б.Р. Проблема реализма в итальянской живописи ХVII-ХVIII веков. – М.: Искусство, 1966. – 276 с., ил.

7. *Гривнина А.С. Искусство XVII века в Западной Европе [Текст] / А.С. Гривнина. — М.: Искусство, 1964. — 86 с.

8. *Гривнина А.С. Искусство XVIII в. в Западной Европе [Текст] / А.С. Гривнина. — М.: Искусство, 1963. — 74 с.

9. **Даниэль С.М. Картина классической эпохи: Пробл. композиции в западноевроп. живописи XVII в. [Текст]/С.М. Даниэль. — Л.: Искусство, 1986. — 196 с: ил.

10. *Даниэль С.М. Европейский классицизм. – СПб.: Азбука-классика, 2003. – 304 с.: ил.

11. **Лазарев В. Н. Старые европейские мастера. — М.: Искусство, 1974.- 158 с.

  1. Лившиц Н.А., Каганэ Л.Л., Рийменко П. Искусство XVII века. — М.: Искусство, 1963.- 146 с., ил
  2. *Лившиц Н.А., Зернов Б.А., Воронихина Л.Н. Искусство ХVIII века. — М.: Искусство, 1966.- 224 с.
  3. Саваренская Т.Ф., Швидковский Д.О., Петров Ф.А. История градостроительного искусства. Поздний феодализм и капитализм. -М.: Стройиздат, 1989. – 392 с.

История искусства Италии XVII-ХVIII веков

  1. Бернини Лоренцо. Воспоминания современников (1598-1689 гг.) [Текст] / Л. Бернини. — М.: Искусство, 1965. — 392 с.

2. *Виппер Б.Р. Проблема реализма в итальянской живописи ХVII-ХVIII веков. – М.: Искусство, 1966. – 276 с., ил.

  1. Караваджо (1571-1610). Картины из собраний Италии и Ватикана. — М.: ГМИИ им. А.С. Пушкина: Издательство «СканРус», 2012. – 144 с.
  2. Кононенко Р. Микеланджело Меризи да Караваджо. — М.: Издательство «Директ-Медиа»; ЗАО «Издательский дом «Комсомольская правда», 2009. – 48 с.
  3. *Кузнецов Ю.И. Западноевропейский натюрморт. – М. — Л.: Советский художник, 1966. – 228 с.: ил.

История искусства Фландрии XVII века

1. Гордеева М. Питер Пауль Рубенс. — М.: Издательство «Директ-Медиа»; ЗАО «Издательский дом «Комсомольская правда», 2009. – 48 с.

2. Королева А.Ю. Рубенс. — М.: Издательство «Олма – Пресс Образование», 2004- 128 с. – (Галерея гениев).

3. Королева С. Антонис Ван Дейк. — М.: Издательство «Директ-Медиа»; ЗАО «Издательский дом «Комсомольская правда», 2010. – 48 с.

Дата добавления: 2015-09-18 ; просмотров: 240 . Нарушение авторских прав

источник

Соната для скрипки и клавира № 4

Самые яркие и осязаемые результаты в раскрытии «плотского» начала принесла живопись. Это могло выражаться в достаточно сдержанных формах. Такое художественное решение находим, например, в картине «Даня»(1636), где великий голландский живописец Хрменс ван Рейн Рмбрандт([Хармэнс ван Рэйн Рэмбрандт] 1606–1669) следует греческому мифу: царь, которому предсказана смерть от руки внука, заключил свою дочь Данаю в башню, куда не было доступа никому; от Зевса, проникшего к Данае в виде золотого дождя, она родила сына, и он во время игр случайно убил деда брошенным диском.

На полотне показан момент, когда Даная, лежащая на ложе, приподнимается навстречу золотому сиянию, которое предвещает появление Зевса. Художник любуется пластичностью форм, мягкостью и плавностью линий обнажённого женского тела. Но при этом наполняет образ целомудрием и одухотворённостью, передавая психологически сложное состояние порыва к неизведанному, желанному в соединении с внутренней насторожённостью.

Наряду с такими, сдержанными формами находим в живописи Барокко и открытое, едва ли не демонстративное воплощение чувственного начала. Его настоящим апофеозом стало творчество фламандского художника Птера Пуэла Рбенса([Питэр Рубэнс] 1577–1640).

Здесь необходимо небольшое пояснение. В конце XVI века Нидерланды оказались разделёнными (вот почему государство, существовавшее до этого, именуют так: Нидерланды исторические). Их северная часть в ходе первой в истории буржуазной революции обрела независимость, возникли так называемые Нидерланды современные (неофициально их именуют Голландией, по названию ведущего региона). А южные области остались под владычеством Испании, и эту территорию по названию важнейшей, наиболее богатой провинции именовали Фландрией (её основная часть впоследствии вошла в современную Бельгию). На фундаменте прежнего нидерландского искусства сложились две художественные школы, которые соответственно называются голландской (во главе с Рембрандтом) и фламандской (во главе с Рубенсом).

Творчество великого фламандца – настоящее празднество плоти (наш Карл Брюллов сравнивал его искусство с роскошным пиром). Чтобы убедиться в этом, достаточно сравнить рубенсовских «Трёх граций» (1638–1640) с группой трёх граций в картине Сандро Боттичлли «Весна». У Боттичелли, мастера живописи Высокого Возрождения – целомудренно-созерцательная красота, хрупкая до невесомости утончённость. У Рубенса облик точно так же названных женских фигур не имеет ничего общего с идеалами Ренессанса. Главное для него – передать горячее биение жизни, живую и полновесную человеческую плоть. Поэтому он не боится впасть в «разгул чувственности», рисуя цветущие буйным цветом тела с их пышностью, бугристыми массами и складками.

Посредством всего этого Рубенс воспевал полноту жизненных сил, радость бытия, что у него нередко выливалось в мотивы изобилия земных благ. Символом этих мотивов воспринимается его картина-аллегория «Союз Земли и Воды»(между 1612 и 1615).

Богиня плодородия Кибла и бог морей Нептн поданы в типичном «репертуаре» великого фламандца: откровенная чувственность, переполняющая роскошь человеческих и природных форм, переданная сочными красками; энергичные контрасты цвета, фигур, поз, создающие ощущение театральной приподнятости. Обращает на себя внимание зычно трубящее в раковину морское божество – тритон с его стихийной силой, идущей от полной слитности с природным миром. От всего веет счастливым состоянием духа, что так противостояло противоречиям и диссонансам трагической эпохи, какой мы увидим Барокко несколько позже.

Мотивы жизненного изобилия и способность человека насладиться благами бытия широко передавались и в совершенно реальных изображениях. Одна из радостей человека эпохи Барокко состояла в музицировании, которое получило широкое распространение у самых разных сословий. Вот почему в живописи этого времени во множестве появляются соответствующие сюжеты. Один из них находим в полотне итальянского художника Микелнджело да Каравджо (1573–1610) «Лютнист»(1595), которое автор считал своим лучшим созданием.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

источник