Меню Рубрики

Анализ причины отказа от детей

«Вопросы практической педиатрии», (2018, том 13, №1, с. 77–82) мы представляем статьей: «Вакцинопрофилактика инфекций у детей: отказы родителей и их причины». Е.А. Кригер, О.В. Самодова, И.М. Пастбина.

С целью анализа причин отказов от прививок авторами этого материала было проведено поперечное исследование с участием 2896 родителей, проживающих в Архангельской области. Родителям предлагалось заполнить опросник и предоставить сведения о графике вакцинации их детей.

По результатам исследования 76% родителей прививают детей согласно Национальному календарю, 22,6% – отказываются от некоторых прививок. Доля родителей, сообщивших, что их дети не вакцинированы совсем, составила 1,4%.

Чаще всего родители отказываются от вакцинации детей против сезонного гриппа. Ведущие причины отказа от прививок – сомнения в эффективности вакцинации (39,2%) и боязнь возникновения неблагоприятных событий в поствакцинальном периоде (36,2%). Основным источником информации о профилактических прививках для большинства родителей являются медицинские работники.

По мнению авторов исследования решением проблемы является обучение медицинских работников эффективному общению с сомневающимися родителями пациентов, проведение обучающих тренингов, широкое и системное предоставление достоверной информации об эффективности вакцинации.

Цель. Анализ причин отказов от прививок для более эффективной информационно-просветительской работы с родителями.

Материалы и методы. С целью анализа причин отказов от прививок проведено поперечное исследование с участием 2896 родителей, проживающих в Архангельской области. Родителям предлагалось заполнить опросник и предоставить сведения о графике вакцинации их детей. Поскольку 88 опросников были заполнены не полностью, не содержали сведений о графике вакцинации детей, для последующего статистического анализа были отобраны 2808 опросников, заполненных надлежащим образом. Критерий хи-квадрат Пирсона использовался для анализа категориальных данных.

Результаты. По результатам исследования 76% родителей прививают детей согласно Национальному календарю, 22,6% – отказываются от некоторых прививок. Доля родителей, сообщивших, что их дети не вакцинированы совсем, составила 1,4%. Чаще всего родители отказываются от вакцинации детей против сезонного гриппа. Ведущие причины отказа от прививок – сомнения в эффективности вакцинации (39,2%) и боязнь возникновения неблагоприятных событий в поствакцинальном периоде (36,2%). Основным источником информации о профилактических прививках для большинства родителей являются медицинские работники.

Заключение. Решением проблемы является обучение медицинских работников эффективному общению с сомневающимися родителями пациентов, проведение обучающих тренингов, широкое и системное предоставление достоверной информации об эффективности вакцинации.

Ответы на эти вопросы до сих пор неочевидны для некоторых родителей, особенно в условиях эпидемиологического благополучия. Многолетняя массовая вакцинопрофилактика основных детских инфекций привела к тому, что многие инфекционные заболевания не регистрируются совсем или регистрируются в виде спорадических случаев. В этих условиях наблюдается тенденция к недооценке населением опасности заболеваний, против которых проводится вакцинация, к ложному ощущению отсутствия необходимости защиты от инфекций и, соответственно, к уменьшению охвата вакцинацией, что неизбежно приведет к возникновению вспышек инфекционных заболеваний. Мировое общество стало вакцинозависимым, что означает возвращение управляемых средствами иммунопрофилактики инфекций после прекращения плановой вакцинации [1].

Развитие вакцинопрофилактики от Э.Дженнера и Л.Пастера до наших дней неизменно сопровождалось случаями реакций и осложнений у вакцинированных. Оспопрививание, выполнив историческую миссию, уже давно осталось в прошлом со своими осложнениями. Сами вакцины и технология их производства за последние годы существенно усовершенствовались. Однако страх перед поствакцинальными реакциями и осложнениями, уходящий корнями в глубину веков, остается одной из причин отказов от вакцинации [2].

Родители, отказывающиеся от проведения прививок их детям, – один из самых сложных контингентов, с которым приходится работать врачам первичного звена. Такие родители приходят на консультацию перед прививкой с предубеждениями, основанными на их личном опыте, на информации, полученной из различных источников, и страхом за здоровье ребенка. Анализ возражений и мнений родителей важен для эффективной консультативной работы с ними, понимания причин возникновения отказов от профилактических прививок.

Цель исследования – анализ причин отказов от прививок для более эффективной информационно-просветительской работы с родителями.

Материалы и методы

При поддержке министерства здравоохранения Архангельской области проведено поперечное исследование с участием 32 государственных медицинских организаций Архангельской области. Родителям, посещавшим детскую поликлинику, предлагалось заполнить анонимный опросник, разработанный авторами статьи (рац. предложение №7/16, 2.09.2016). Опросник включал некоторые социально-демографические характеристики респондентов (возраст, пол, уровень образования, количество и возраст детей), а также открытые и закрытые вопросы о графике вакцинации детей, источниках информации о прививках, доверии родителей разным источникам и факторах, которые мотивируют к проведению прививок детям.

В опросе приняли участие 2896 родителей. Поскольку 88 опросников были заполнены не полностью, не содержали сведений о графике вакцинации детей, для последующего статистического анализа были отобраны 2808 анкет, заполненных надлежащим образом.

При представлении результатов статистического анализа данных качественные признаки выражены в абсолютных числах с указанием долей (%). Статистический анализ данных проводился с использованием критерия хи-квадрат Пирсона, позволяющего оценить значимость различий между фактическим (выявленным в результате исследования) количеством качественных характеристик выборки и теоретическим количеством, которое можно ожидать в изучаемых группах при справедливости нулевой гипотезы [3].

Среди респондентов преобладали лица женского пола (93,3%), 61,0% были старше 30 лет, 35,3% – с высшим образованием, более чем у половины опрошенных (59,1%) было двое или более детей.

Дети 2134 (76,0%) респондентов прививались согласно Национальному календарю профилактических прививок, 22,3% опрошенных (n = 627) сообщили об отказе от одной из профилактических прививок, включенных в Национальный календарь. От двух и более профилактических прививок отказалось менее 1% опрошенных (n = 7). Сорок человек (1,4%) отказались от проведения всех профилактических прививок их детям.

Среди респондентов, сообщивших о частичном отказе от прививок, 73,2% (n = 464) отказались от вакцинации детей против сезонного гриппа. Другие прививки, включенные в Национальный календарь, упоминались в опросниках 39 родителей, сообщивших о частичном отказе от вакцинации. Наиболее часто родители данной группы отказывались от прививки против вирусного гепатита В (n = 12), вакцинации комбинированной вакциной против дифтерии, коклюша, столбняка (n = 10), вакцинации против пневмококковой инфекции (n = 8), прививки против кори, краснухи, паротитной инфекции (n = 7). Также в графе отказа упоминались прививки против полиомиелита (n = 4), гемофильной инфекции (n = 2), ревакцинация против туберкулеза (n = 1).

Социально-демографические характеристики респондентов, прививающих своих детей по Национальному календарю, и участников, сообщивших о частичном или полном отказе от профилактических прививок, статистически значимо различались по полу, возрасту и количеству детей в семье. Среди респондентов, отказавшихся от всех или некоторых профилактических прививок, отмечался более высокий удельный вес лиц старших возрастных групп, родителей двух и более детей, меньшее количество участников мужского пола. По уровню образования в двух группах респондентов различий не было (табл. 1).

Респонденты, отказавшиеся вакцинировать своих детей, чаще считали, что здоровые дети не нуждаются в вакцинации (29,2%), а прививки ослабляют иммунную систему ребенка (35,0%). В данной группе отмечается более высокий удельный вес родителей (7,7%), полагавших, что заболевания, от которых существует вакцинация, не опасны, а прививок в Национальном календаре больше, чем необходимо (28,2%) (табл. 2).

Все респонденты недооценивали важность профилактических прививок, включенных в календарь сравнительно недавно или только для групп риска, речь идет о вакцинации против пневмококковой и гемофильной инфекции (рисунок). Обращает на себя внимание низкая настороженность населения в отношении сезонного гриппа. В сравнении с родителями, прививающими своих детей, родители, отказывавшихся от прививок, значительно ниже оценивали важность вакцинации против всех инфекций (рисунок).

Участники, отказывающиеся от прививок, чаще сообщали о недоверии информации о профилактических прививках, полученной от медицинских работников или размещенной на стендах в учреждениях здравоохранения, а также содержанию других наглядных материалов для населения (брошюры, листовки). В то же время данные респонденты демонстрировали более высокую степень доверия информации, предоставляемой по телевидению и в Интернете (табл. 3).

Для большинства родителей наиболее значимыми факторами мотивации к проведению прививок их детям были рекомендации медицинских работников и требования для устройства в детские дошкольные учреждения (ДДУ).

В сравнении с респондентами, дети которых прививаются по Национальному календарю, родители, отказавшиеся от всех или нескольких прививок, реже отмечали мотивирующую роль медицинских работников и чаще руководствовались требованиями для устройства в ДДУ.

Информация, полученная из средств массовой информации, в интернете, от родственников и знакомых, расценивалась как мотивирующая к проведению вакцинации небольшой долей респондентов. Родители, отказавшиеся от прививок, реже сообщали, что информация из данных источников мотивирует их вакцинировать детей (табл. 4).

При объяснении причин частичного или полного отказа от профилактических прививок 39,2% респондентов упоминали сомнения в эффективности вакцин, 36,2% – боязнь осложнений вакцинации, 13,9% сообщили, что сами не привиты, 9,5% сомневались в качестве вакцин, 7,4% считали, что лучше болеть, чем прививаться, а 4,3% были уверены в отсутствии риска инфицирования, 1,2% указывали религиозные причины. Важно отметить, что более 20 родителей (3,1%) указали в качестве причины отказа – совет медицинского работника.

Родители, отказавшиеся от всех прививок, чаще сообщали о боязни осложнений и сомнениях в качестве вакцин, чем респонденты, отказавшиеся от некоторых прививок (табл. 5).

Результаты проведенного исследования показали, что дети 76% родителей прививаются согласно Национальному календарю, 1,4% респондентов – не вакцинируют своих детей, 22,6% – отказываются от некоторых прививок. Чаще всего родители отказываются от вакцинации детей против сезонного гриппа (73,2% от числа частичных отказов). Основным источником информации о профилактических прививках для большинства родителей являются медицинские работники. Родители, отказавшиеся от вакцинации своих детей, чаще демонстрируют неинформированность и дезинформированность в вопросах вакцинопрофилактики, недооценивают важность вакцинации против всех инфекций и не доверяют медицинским работникам. Респонденты данной группы чаще доверяют информации, размещенной в Интернете или представленной по телевидению, однако и эти источники не мотивируют их к проведению профилактических прививок. Результаты проведенного исследования сопоставимы с данными, опубликованными другими авторами. Как российские, так и зарубежные авторы отмечают, что количество отказов от всех прививок не превышает 1–1,5% от общего числа детей, подлежащих вакцинации [4, 5]. Среди частичных отказов от профилактических прививок наиболее часто упоминается вакцинация против сезонного гриппа. Среди причин отказов – сомнения в эффективности и безопасности гриппозных вакцин [5].

Боязнь развития неблагоприятных событий в поствакцинальном периоде по всему миру является ведущей причиной отказа родителей от вакцинации. По результатам опросов населения, проведенным в Норвегии, 76% респондентов выражали опасения о возможных побочных эффектах вакцинации, в Канаде доля участников, сообщивших о боязни осложнений, составила 70%, в Швеции – 40%, в Англии – 14%, в Испании – 12% [6].

По данным разных авторов, медицинские работники являются основным источником информации о прививках для населения, что подтверждается результатами нашего исследования [7–9]. К сожалению, медицинские работники первичного звена не всегда располагают временем, необходимым для консультации сомневающихся родителей перед проведением прививок, а иногда и у них самих нет убежденности в необходимости вакцинации. В итоге родитель, не получивший информации, достаточной для принятия решения о вакцинации детей, обращается за информацией к другим источникам.

Опрос населения, проведенный в Саудовской Аравии, показал, что родители, прививающие своих детей, чаще указывают, что получают информацию от медицинских работников (66,7%), и реже – в СМИ (35,5%). Наоборот, респонденты, негативно настроенные в отношении вакцинации, чаще доверяют СМИ (64,5%), мнению друзей и знакомых (58,2%), и реже – медицинским работникам (37,5%), что не противоречит полученным нами результатам [10]. Те же авторы отмечают положительную роль телевидения в формировании позитивного отношения к вакцинации. В нашем исследовании наблюдается противоположная закономерность, негативно настроенные родители чаще указывают телевидение, как источник информации. Данное наблюдение, вероятнее всего, обусловлено отсутствием активной пропрививочной пропаганды вакцинации на российском телевидении.

Участники данного исследования, сообщившие об отказе прививать своих детей, отмечают высокую степень доверия информации в Интернете. По мнению многих авторов, Интернет является главным источником антивакцинальной информации и причиной негативной настроенности общества по отношению к вакцинации [2, 11]. Посредством сети Интернет обеспечивается быстрый обмен информацией, к сожалению, не всегда достоверной, но доступной в любое удобное для пользователя время. Поэтому именно в Интернете наиболее активно идет информационное противостояние про- и антивакцинального движений. По результатам опроса жителей Европы, на провакцинальных сайтах рассказывается о тяжелых болезнях, которых уже давно никто не видел, но практически нет информации о возможных реакциях на прививку, поэтому создается впечатление, что информацию намеренно утаивают. Антипрививочных сайтов в Интернете больше, чем пропрививочных, представители антивакцинального движения более активны в сети. Часто они имеют к медицине косвенное отношение и никогда не видели больных с тяжелыми инфекционными заболеваниями [2, 11]. На антивакцинальных сайтах рассказывают о рисках вакцинации, «разоблачении врачей», при этом умалчивается о тяжести инфекций, против которых она проводится. В итоге – антипрививочные сайты являются более убедительными.

Самостоятельный поиск информации часто приводит к тому, что неинформированный родитель становится дезинформированным. Так, 35% участников нашего исследования разделяют мнение, что вакцины ослабляют иммунитет, а болезни не столь серьезны, чтобы требовалось проведение специфической профилактики. Подобные результаты были получены при опросе родителей в США, где 18% респондентов разделяли мнение, что прививки негативно влияют на иммунную систему, а 7,7% недооценивали опасность инфекций, против которых прививаются их дети [12]. Некоторые исследователи сообщают, что родители с высшим образованием чаще демонстрируют позитивное отношение к прививкам [13, 14]. В данном исследовании не установлено зависимости между уровнем образования родителей и их отношением к вакцинации, что подкрепляется наблюдениями других авторов [15].

Таким образом, чаще всего родители отказываются прививать детей против сезонного гриппа. Основными причинами отказов от прививок являются отсутствие уверенности в том, что вакцинация надежно защищает от инфекций, и страх возникновения неблагоприятных событий в поствакцинальном периоде.

Факторами, препятствующими формированию приверженности вакцинации, служат низкая настороженность населения в отношении вакцино-контролируемых инфекций, недостаток информации о вакцинации, вследствие чего возникают сомнения родителей, что побуждает их к самостоятельному поиску информации, что в свою очередь ведет к дезинформированности и появлению новых сомнений или даже убежденности в правильности отказов от прививок.

Поскольку большинство родителей доверяет врачу, одним из решений проблем отказов от вакцинации является обучение медицинских работников эффективному общению с сомневающимися родителями, проведение обучающих тренингов, предоставление достоверной информации об эффективности вакцинации, в том числе против гриппа, а также поиск инновационных форм работы в поддержку вакцинации.

  1. Chen RT, Rastogi SC, Mullen JR, Hayes SW, Cochi SL, et al. The Vaccine Adverse Event Reporting System (VAERS). Vaccine. 1994;12(6):542-50.
  2. Мац АН. Врачам об антипрививочном движении и его вымыслах в СМИ. Педиатрическая фармакология. 2009;6(6):12-35.
  3. Субботина АВ, Гржибовский АМ. Описательная статистика и проверка нормальности распределения количественных данных. Экология человека. 2014;2:51-7.
  4. Public Health Agency of Canada. Vaccine coverage in Canadian children: Results from the 2013 Childhood National Immunization coverage survey (CNICS). Ottawa: PHAC; 2016 [cited 2017 Dec 15]. Available from: https://www.canada.ca
  5. Куличенко ТВ, Дымшиц МН, Лазарева МА, Бабаян АР, Бокучава ЕГ. Нарушение календаря вакцинопрофилактики детей: взгляд врачей и родителей на проблему. Педиатрическая фармакология. 2015;12(3):330-34. DOI: 10.15690/ pf.v12i3.1361
  6. Stefanoffa P, Mamelundb S, Robinsonc M, Netterlidd E, Tuellse J, et al. Tracking parental attitudes on vaccination across European countries: The Vaccine Safety, Attitudes, Training and Communication Project (VACSATC). Vaccine. 2010;28:5731-7.
  7. Joseph J, Devarashetty V, Reddy SN, Sushma M. Parents’ knowledge, attitude and practice on childhood immunization. Int J Basic Clin Pharmacol. 2015;4:1201-7.
  8. Montasser NA, Helal RM, Eladawi N, Mostafa E, Rahman FA. Knowledge, attitude and beliefs of caregivers of children below 2 years of age towards Immunization. Br J Med Med Res. 2014;4:2757-67.
  9. Larson HJ, Cooper LZ, Eskola J, Katz SL, Ratzan S. Addressing the vaccine confidence gap. Lancet. 2011 Aug 6;378(9790):526-35. DOI: 10.1016/S0140- 6736(11)60678-8
  10. Alharbi KM, Alfahl SO. Parents’ Knowledge, Attitude and Practice towards Childhood Vaccination, AlMadinah, Saudi Arabia 2017. Neonat Pediatr. 2017;3(1):1-8.
  11. Брико НИ, Фельдблюм ИВ. Вакцинопрофилактика: состояние и перспективы дальнейшего развития. Федеральный справочник «Здравоохранения России». 2017;17:179-83.
  12. Kempe A, Daley MF, McCauley MM, Crane LA, Suh SA, et al. Prevalence of Parental Concerns About Childhood Vaccine The Experience of Primary Care Physicians. Am J Prev Med. 2011 May;40(5):548-55. DOI: 10.1016/j. amepre.2010.12.025
  13. Elbur AI, Yousif MA, Albarraq AA, Abdallah MA. Knowledge and attitudes on childhood vaccination a survey among Saudi parents in Taif region, Saudi Arabia. International Journal of Pharmacy Practice and Drug Research. 2014;4:92-7.
  14. Agboola MS, Busari AO, Titilola B, Olajide JT, Shabi MO. Knowledge, attitude, perceptions of adult males towards childhood immunizations in Southwest Nigeria. American Journal of Health Research. 2015;3:8-12.
  15. Bofarraj M. Knowledge, attitude and practices of mothers regarding immunization of infants and preschool children at Al-Beida City, Libya. Egypt J Pediatr Allergy Immunol. 2011;9:29-34.

Информация о соавторах:

Самодова Ольга Викторовна, доктор медицинских наук, заведующая кафедрой инфекционных болезней Северного государственного медицинского университета

Читайте также:  В рисунки детей психологический анализ

Пастбина Ирина Михайловна, ведущий консультант отдела медицинской помощи детям и службы родовспоможения Министерства здравоохранения Архангельской области

Автор: Е.А. Кригер, О.В. Самодова, И.М. Пастбина.
Источник: Журнал «Вопросы практической педиатрии», (2018, том 13, №1, с. 77–82)

источник

Как уже указано выше, среди основных причин влияющих на принятие решения об отказе от ребенка, респонденты отметили плохое материальное положение, возраст матери, тяжелые заболевания ребенка, алкогольная и наркотическая зависимость матери.

Причины, заставляющие женщин отказываться от своих детей

Плохое материальное положение

Тяжелые заболевания ребенка

Алкогольная, наркотическая зависимость

Просто не желание воспитывать ребенка

Нежелание нести ответственность за ребенка

Плохое воспитание женщины

Внешние (физические) недостатки ребенка

Неизлечимые заболевания матери (онкология, СПИД и т.п.)

Послеродовой синдром, психологические проблемы

Тяжелые заболевания ребенка являются еще одним фактором, способствующим отказу от ребенка. Матери, у которых рождаются больные дети, как правило, испытывают страх перед воспитанием такого ребенка. Здесь важно провести различные беседы с матерями, оказать психолого-педагогическую поддержку, чего, к сожалению сегодня не делается, так как комплексно этой проблемой никто не занимался, да и в штате роддома нет психологов. Опять же определенную роль здесь играет и материальный фактор. Отсутствие средств на лечение ребенка и незнание как такого ребенка воспитывать — приводит к решению об отказе.

Что же касается простого нежелания воспитывать и нести за ребенка ответственность, то это проблема воспитания самой матери, которое она получила в родительской семье.

Проблема, встающая все более остро — проблема «отчужденного» родительства может предопределить даже более приоритетное направление социальной политики. Необходимо глубже ее изучить, чтобы выявить истоки. В ходе исследования выяснилось, что хотя почти половина опрошенных женщин (48,2%) планируют родить ребенка, но около 70% заявили, что не готовы к этому.

Дополнительного психологического анализа заслуживает семейное окружение.

Женщина, отказавшаяся от ребёнка, отвергает своего ребенка и полагает, что то же самое делает, думает и чувствует ее мать. Женщины без нарушений материнского поведения свой восторг приписывают и собственной матери.

1. Женщина, отказавшаяся от ребёнка, полагает, что с матерью затруднен контакт в силу ее личностных особенностей — она агрессивная, директивная и при этом непоследовательная.

2. Женщина, отказавшаяся от ребёнка, эмоционально зависима от матери, несмотря на то, что отношения с ней могут быть негативными. Отношения в любом случае эмоционально насыщены. Она полагает, что не соответствует ожиданиям своей матери.

3. У женщины, отказавшейся от ребёнка, отсутствуют признаки идентификации с матерью.

По мнению женщины, отказавшаяся от ребёнка, ее мать считает, что с ней трудно достичь взаимопонимания, мать не видит ее равной себе. Женщины, отказавшаяся от ребёнка, полагают, что мать связывает с ними определенные надежды на лучшее. Женщина, отказавшаяся от ребёнка, полагает, что ее мать относится к ней лучше, чем к ее ребенку. Она полагает, что мать связывает со своей дочерью определенные надежды. Матери ищут в дочерях комфорта и покоя, радости. Итак, по мнению женщины, отказавшаяся от ребёнка, ее мать отвергает своего внука/внучку и нуждается в своей дочери. Понятно, что за такой проекцией скрывается потребность женщины, отказавшаяся от ребёнка, быть значимой для своей матери, которая отвергала ее. Ребенок в данном контексте воспринимается как соперник за материнскую любовь. Для женщин без нарушения материнского поведения характерна другая картина. По их мнению, мать видит их активными, волевыми, энергичными. К их ребенку, своему внуку она относится иначе — испытывают нежность, стремится опекать. Здесь представлено отношение двух взрослых равных людей. Женщина, отказавшаяся от ребёнка, проецируют на свою мать отношение, характерное для нормального материнства.

Помимо незамужних женщин, отказывающихся от детей, существует небольшая доля женщин состоящих в браке, но при этом пишущих отказ от ребенка. Среди причин данного явления на первом месте встают различные злоупотребления родителей и неблагоприятное материальное положение в семье (Таблица 2). Влияние мужчины и в этих случаях незначительно — меньше 15 %.

Факторы, заставляющие замужних женщин отказываться от детей

Различные злоупотребления (алкоголизм, наркомания и т.д.)

Неблагоприятное материальное состояние в семье

Недееспособность родителей (инвалидность и т. п.)

Нежелание мужа воспитывать ребенка

Наличие большого количества детей (от 3-х)

В итоге, можно сказать, что основными факторами, ведущими к отказу, являются плохое материальное положение, различные злоупотребления и несформированное материнство.

На сегодня мы с уверенностью можем говорить о комплексе факторов, формирующих проблему «социального сиротства».

Политические методы государственного регулирования социальной защиты семьи и охраны детства исходят из того, что создавая систему помощи детям и подросткам, мы должны иметь в виду, что ребенок, прежде всего, нуждается в семье. Именно семья может защитить ребенка и создать условия для полноценного его развития. Семья призвана сохранять стабильность и упорядоченность жизненного пространства ребенка, способствовать осознанию его человеческой ординарности, а также неординарности в видеродовой и национальной истории, индивидуальных дарований и талантов. Право ребенка жить и воспитываться в семье, иметь семью, обеспечивающую его нормальное развитие, признано в России неотъемлемым правом на всех уровнях: от бытового, до нормативно-законодательного. Однако это на практике остается декларацией, не имеющей до настоящего времени реальной воплощения. Фиксируемый в течение ряда лет рост числа детей, лишенных де-факто права воспитываться в семье, является одним из показателей социальной напряженности в обществе Осипова И. Государственная стратегия предотвращения социального сиротства // Народное образование. — 2008. — № 6. — С. 50 .

В настоящее время сложилось острое противоречие между необходимостью, с одной стороны, обеспечить нормальную жизнедеятельность семей и полноценное развитие каждого ребенка и, с другой стороны, неадекватными возможностями подавляющей части семей в стране.

2.1 Анализ организации информационного сопровождения в деятельности центров патриотического воспитания в Приволжском федеральном округе

Исследовав теоретические аспекты информационного сопровождения, его организации, можно сделать вывод, что это сложный, многоплановый процесс практической деятельности, который требует профессионализма, знаний, опыта из многих областей.

1.1 Характеристика детско-родительских отношений и их стилей. Влияние стиля семейного воспитания на развитие детей младшего школьного возраста

Социальная педагогика трактует понятие «семья» как малую социальную группу, основанную на супружеском союзе и родственных связях, отношениях между родителями, родителями и детьми, проживающую вместе и ведущую общее хозяйство. А.В.

Государственная социальная помощь назначается решением органа социальной защиты населения по месту жительства либо месту пребывания малоимущей семьи или малоимущего гражданина.

Итак, перейдем к анализу полученных данных. В анкете освещаются вопросы, касающиеся образования, уровня жизни и возможность проживания в другой стране. Каждый вопрос был рассмотрен нами с точки зрения трёх групп и систематизирован в таблицы.

Относительно определения и изучения других причин отклонений существуют три вида теорий: теории физических типов, психоаналитические теории и социологические, или культурные, теории.

Большинство исследователей (2,3,6) связывают рост отказов от материнства экономическими, политическими и социальными причинами. Это низкие доходы большинства семей, спад производства, жилищные проблемы, падение социального престижа семьи.

Как уже было сказано, патронатное воспитание является наиболее гибкой формой устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Рассмотрим основные различия между основными формами — приемная семья.

2. Некоторые проблемы приемной семьи как формы семейного воспитания детей, оставшихся без попечения родителей

К сожалению, не все нуждающиеся дети могут быть усыновлены (удочерены). Практика показывает, что больше шансов на усыновление (удочерение) у здоровых детей раннего возраста. Больные дети и дети, перешагнувшие порог младенческого возраста.

Глава 2. Социологический анализ мотивов отказа родителей от воспитания детей как фактора воспроизводства социального сиротства

2.2 Анализ профессионального самоопределения детей-сирот и детей, оставшихся без попечения в родителей в Ярославской области

Вопросы профессионального самоопределения детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на сегодняшний день являются чрезвычайно актуальны, поскольку в современном обществе количество детей, оставшихся без попечения родителей.

2. Анализ реформирования сети и деятельности учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Под воспитанием понимается целенаправленное развитие каждого растущего человека как неповторимой человеческой индивидуальности, обеспечивание роста и совершенствования нравственных и творческих сил этого человека.

1.1 Основные проблемы семей, имеющих детей с инвалидностью Больной ребенок — тяжелое испытание для семьи. Известно, что около половины семей, имеющих детей-инвалидов, неполные. Каждая четвертая мать, имеющая ребенка-инвалида, не работает.

источник

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИНСТИТУТ ПСИХОЛОГИИ И СОЦИАЛЬНЫХ НАУК

Кафедра социальной работы

по основной образовательной программе подготовки специалистов

по направлению 040101 – социальная работа

Проблема отказов от детей.

Студент группы СР __________

1. Отказ от материнства как социальная проблема

1.1 Социально-психологические причины отказов от материнства

1.2 Роль семейного фактора в отказе от детей

1.3 Возрастной фактор матери — отказницы

1.4 Социальные корни отказов от материнства

2. Основные направления по профилактике отказа от детей

2.1 Результаты психологического обследования отказниц

2.2 Институт воспитания материнства

2.3 Профилактика как технология социальной работы по предупреждению отказов от детей

2.4 Роль комплексной программы по профилактике отказов от детей

2.5 Опыт работы по профилактике отказов от детей в Приморском крае

Отказ матери от своего ребенка — форма девиантного поведения – распространенное социально-психологическое явление, ставшее чрезвычайно актуальным в наши дни.

Острый социальный кризис, охвативший нашу страну, отразился не только на материальном благополучии, но и на нравственном здоровье семьи. Семья — главная и естественная система социальной и биологической защиты ребенка — оказалась в кризисной ситуации. Впервые со времен войны смертность превысила рождаемость, распадается каждый третий брак, 1,95% детей-сирот — социальные сироты, то есть дети, родители которых по различным причинам отказались от своих детей и передали их на полное государственное обеспечение. К сожалению, в нашей стране отсутствуют полные сведения о распространенности этого страшного явления.

Драматична судьба детей, выросших в интернатах. Жизнь без семьи в условиях длительной социальной изоляции, в ограниченном, замкнутом коллективе сужает возможности формирования личности, способствует угасанию мотивации к нравственному и интеллектуальному совершенствованию. Особенно катастрофична судьба младенцев, оставшихся без матери сразу после рождения, поскольку именно в первые дни и месяцы жизни ребенку наиболее необходим постоянный телесный контакт с биологической матерью.

Около 1% новорожденных ежегодно остаются без попечения родителей уже в родильных домах вследствие отказа от них матерей. Лишь небольшая часть отказов связана с тяжелым заболеванием или уродством младенца.

Необходимость разработки и внедрения в практику мероприятий по социальной профилактике данного явления, продиктованы обеспокоенностью катастрофическим увеличением количества детей, брошенных матерями в первые дни после рождения, озабоченностью теми драматическими последствиями, которое несет отрыв ребенка от матери.

Цель квалификационной работы — изучить проблему отказов от детей.

Решению этой цели служат следующие задачи:

— рассмотреть социально-психологические причины отказов от материнства;

— показать причины отказов от детей юных матерей;

— изучить роль семейного фактора в отказе от детей;

— определить профилактику как технологию социальной работы по работе с отказницами:

— продемонстрировать роль комплексной программы по профилактике отказов от детей.

В первой главе работы рассматриваются социально-психологические причины отказов от материнства, указывается на роль социальных факторов в формировании искажений материнского поведения. Особое внимание уделяется причинам отказов от детей юных матерей и роли семейного фактора в отказе от детей.

Особое внимание во второй главе уделяется основным направлениям по профилактике отказа от детей. Профилактика определяется как технология социальной работы по работе с отказами от детей. Предлагаются направления и принципы комплексной программы по профилактике отказов от детей.

1. Отказ от материнства как социальная проблема

1.1 Социально-психологические причины отказов от материнства

До настоящего времени остается малоизученной и непонятой природа отказа женщины от своего ребенка. Повседневная практика работы с такими женщинами и анализ даже немногочисленной литературы по данной проблеме указывают на чрезвычайную сложность взаимодействия социальных, психологических и патологических факторов, нарушающих формирование материнства — этой важнейшей формы социального поведения женщины[1] .

Проблемы отказниц — это, прежде всего не проблемы сегодняшнего дня, а во многом, наследство от неблагополучия предыдущих поколений и забвение насущных нужд людей и, прежде всего детей. Об этом наглядно свидетельствуют результаты нашего исследования в той части, которая касается сведений о детских годах отказниц. Истоки инфантильности и других признаков психологического неблагополучия во многом можно увидеть в обстоятельствах их детства. Обратимся к фактам.

Имеющиеся данные об отказчицах распадаются на две неравные группы. Большую часть составляют молодые девушки в возрасте от 16 до 19 лет (60%). Как правило, они не замужем, многие живут с родителями (с матерью 45% с отцом 15%). Некоторые, кроме того, с братьями или сестрами. Понятно, что при таких условиях мнение родителей о судьбе только что родившегося ребенка имеет важнейшее часто решающее значение. Это значение может проявлять и в тех случаях, когда отношения с родителями хороши (35%) и тогда, когда плохие (15%). Меньшую часть составляют женщины зрелого возраста, в том числе старшей возрастной группы (свыше 30 лет) (15%)[2] .

Экономические, политические и социальные факторы составляют достаточно неблагоприятный фон — «социальную ситуацию развития» женщины в период беременности, которая порождает целый круг специфических тревожных переживаний, дестабилизирующих личность женщины.

Как уже отмечалось, проведенные ранее психологические исследования женщин, бросающих своих детей, обнаруживали у них эмоциональную и психологическую незрелость, аффективную неустойчивость и эгоцентризм. С этого времени очень мало прибавилось в наших знаниях о психологическом портрете «отказницы». Считается, что такое поведение женщины связано с особым воспитанием в условиях эмоциональной депривации и что также женщины обладают повышенной толерантностью к свободному проявлению агрессии, а социально-экономические стрессы на фоне личностной ослабленное — часто только необходимое и достаточное условие для проявления агрессии по отношению к ребенку. Большая часть таких исследований была сделана в психоаналитической традиции, вследствие чего многие исследователи, направлениям, не приемлют или относятся скептически к полученным результатам, в первую очередь к объяснительным схемам. Поэтому одной из целей является изучение данного феномена с точки зрения методологии отечественной психологической пауки и выявление предикторов риска девиантного материнского поведения. Другой целью является получение научно обоснованных данных для разработки адекватных, индивидуально дифференцированных программ психотерапевтического, социального и социально-педагогического воздействия на отказных матерей и беременных из групп риска.

Психологические исследования, проведенные по специально разработанной программе, показывают, что среди отказниц с высокой частотой встречаются эмоционально незрелые личности, которых отличает эгоцентризм, зависимость, аффективная несдержанность, низкая толерантность к стрессам, амбивалентность установок на материнство. Они ощущают чувство пустоты вокруг себя, своей изолированности. Их отличает неспособность контролировать свои влечения, импульсы. Это делает их чрезмерно зависимым от влияния социального окружения. Многие испытуемые обнаруживают обостренную потребность в привязанности, «принятии», в позитивном отношении к себе. На этот факт надо обратить особое внимание врачей, психологов, педагогов и социальных работников, имеющих дело с этим контингентом непосредственно после родов[3] .

Психологическое интервью позволило узнать, что принятие решения отказаться от новорожденного у этих женщин возникает, как правило, задолго до рождения ребенка. В это время женщины обычно переживают тяжелый психологический кризис, имеющий в разных случаях разное содержание. Однако, общим для всех является борьба мотивов — когда инстинктивному стремлению женщины к материнству и давлению общественной морали противодействует неверие в свои силы и возможности. Это может быть связано с реальной или мнимой физической или моральной несостоятельностью, с ощущением неспособности и нежеланием преодолевать жизненные трудности, отсутствием элементарных материальных условий, а также с ощущением утраты (или угрозы утраты) социальной поддержки в связи с распадом семьи, со смертью и болезнью близких, высокими социальными притязаниями, со страхом вернуться в род пой дом с «незаконнорожденным ребенком» и пр. Решающим здесь является ощущение, что рождение ребенка может стать угрозой для реализации собственных социальных устремлений, или, напротив, ощущение, что мать сама (а через нее и все ее окружение) является угрозой для благополучия и даже жизни собственного ребенка. Примером первой — эгоистической мотивации — может служить случай, когда молодая женщина, студентка института, отказалась от внебрачного ребенка по причине невозможности окончить какое-либо учебное заведение и стать экономистом без поддержки родственников живущих в другом городе.

источник

Статья посвящена изучению социально-психологических причин отказов от новорожденных детей, роли социальных факторов в формировании искажений материнского поведения. В статье рассмотрены составляющие феномена материнства. Дается определение внутренней материнской позиции. Уделяется внимание особенностям процесса формирования готовности к материнству и последствиям отказа от новорожденного ребенка, как для самого ребенка так и для родителей, в частности для матери.

Масштабные социальные изменения в современном российском обществе, трансформация его социальной и возрастной структуры, особая острота демографических проблем обусловливают интерес к феномену материнства и к исследованию его проблем со стороны целого ряда наук, как гуманитарных, так и естественных.

Читайте также:  В хлебников дети выдры анализ

Сохранение родной семьи для ребенка, предупреждение его помещения в специализированное учреждение должно быть одной из приоритетных задач социальной политики государства. Тем не менее, с каждым годом увеличивается число детей, оставшихся без попечения родителей, постоянно растет число брошенных младенцев – наиболее чувствительных к отрыву от биологической матери [4].

Авторы большей части трудов, посвященных феномену материнства, опираются на зарубежные психоаналитические теории З. Фрейда, К. Хорни, Дж. Боулби, Д.В. Винникота, М. Кляйн, М. Эйнворт. Особенности поведения женщин, предрасполагающие к последующему отказу от ребенка, анализируются в работах В.И. Брутмана, А.Я. Варга, М.С. Радионовой, И.Ю. Хамитовой и др.; факторы и условия девиаций материнства изучали В.И. Брутман, О.В. Баженова, А.Я. Варга; психотические расстройства, в том числе послеродовая депрессия в работах Л. Л. Баз, Г. В. Скобло, личностные изменения женщины, связанные с переходом к родительству рассматриваются в работах О.А. Карабановой, С.Ю. Мещеряковой и др.; эмоциональное состояние женщины во время беременности изучали А.С. Батуев, А.И. Захаров и др.[10].

На сегодняшний день существует множество исследований по проблеме недостатков воспитания детей, особенно младенцев, в учреждениях интернатного типа. Так, выявлено, что у этих детей наблюдается отставание в физическом и эмоциональном развитии. Пренебрежение и ущерб, вызванные отрывом младенца от родителей, считаются эквивалентами насилия над маленьким ребенком.

С целью предупреждения разлуки с родителями, отказа матери от новорожденного ребенка необходимо как можно раньше диагностировать причины этого явления и начать предоставление необходимой поддержки семье со стороны социальных служб, государственных учреждений, лечебных учреждений, ближайшего окружения.

До настоящего времени остается малоизученной и непонятой природа отказа женщины от своего ребенка. Повседневная практика работы с такими женщинами и анализ литературы по данной проблеме указывают на чрезвычайную сложность взаимодействия социальных, психологических и патологических факторов, нарушающих формирование материнства как важнейшей формы социального поведения женщины.

Существенное своеобразие данной проблемы определяется взаимосвязью биологической и социальной составляющей феномена материнства. Биологическая составляющая имеет отношение к инстинктивной сфере, неосознаваемым механизмам возникновения и развития привязанности, индивидуальному смыслу деторождения и заботы о потомстве, а социальная составляющая – пласт культурных норм и ценностей, социальная ситуация развития, в которой происходит формирование материнского отношения, а также актуальная социальная ситуация развития, складывающаяся в ходе беременности и после родов.

В.И. Брутман, М.С. Радионова, исследуя формирование привязанности матери к ребенку в период беременности, говорит о наличии главного новообразования периода беременности – глубокой витально-протопатической привязанности матери и ребенка и гипомнезии всех негативных моментов родового акта, подготавливая тем самым женщину к новым циклам материнства [6].

Е.И. Захарова определяет внутреннюю материнскую позицию как форму отражения, принятия и освоения женщиной своей социальной позиции матери, которая создает мотивационную направленность на выполнение материнских функций в ходе беременности, в родах и после рождения ребенка [12].

О.А. Копыл, О.В. Баженова, изучая процесс формирования готовности к материнству, отмечают, что рождение ребенка является приближением к удовлетворению одного (нескольких) мотивов и одновременно фрустрацией других, что приводит к изменению мотивационной сферы, сознания и самосознания будущей матери [8].

В лонгитюдных исследованиях В.И. Брутмана, М. С. Радионовой [6] и О.А. Копыл [8] показана общая тенденция к перестройке мотивов в конце беременности в сторону усиления позиции материнства. Для некоторых женщин, с доминирующей ценностью социальной самореализации, приближение родов сопряжено с усилением страха потери конкурентоспособности, и материнство представляется скорее опасностью, избежать которую удается, например, путем делегирования полномочий по уходу за младенцем третьим лицам.

Р.К. Махмутова определяет мотивацию материнского поведения как систему факторов, определяющих направленность поведения женщины, ожидающей появления ребёнка. С одной стороны, поведение женщины обусловлено инстинктивной тенденцией проявить свои индивидные способности. С другой — становление материнства детерминировано системой индивидуальных ценностей, которые зависят от возрастных, половых и психологических особенностей личности, социального, экономического, политического, профессионального, национального, этнического статуса женщины [10].

Е.В. Соловьева указывает, что содержание внутренней позиции матери проявляется на мотивационном, когнитивном и эмоциональном уровнях. Мотивационный уровень – это ценностные ориентации, связанные с материнством и ребенком, включение материнства в систему уже имеющихся актуальных мотивов и потребностей, направленностью на выполнение родительских функций. Когнитивный уровень — это осознаваемые ценностные представления о материнстве, о ребенке, об образе себя как матери, о детско-родительских отношениях, включает также нормативные, социально желательные ценности, предъявляемые человеку социумом. Эмоциональный уровень – это эмоциональное отношение к материнству, ребенку и себе в роли матери [12].

Проведенный нами теоретический анализ позволяет также сделать вывод, что внутренняя материнская позиция — личностное новообразование в психике женщины, которое создает мотивационную готовность женщины к принятию и освоению своей социальной роли матери и выполнению материнских функций, обеспечивая при этом, положительное эмоциональное отношение к этой деятельности.

Д. Пайнз предлагает объяснение, почему для некоторых женщин беременность завершается отказом от ребенка или другими формами отклоняющегося материнского поведения. Она объединяет в единый комплекс такие черты, как инфантилизм, повышенную потребность в любви, связанную с чувством обделенности вниманием и заботой в детстве, сексуальную неразборчивость, эгоцентризм.

Брутман В.И., исследуя девиантное материнское поведение, называет отказ от ребенка с точки зрения биологических законов развития — генетической поломкой, нарушением глубинных механизмов продолжения рода, которое ведет к вырождению человечества как вида. С социально-этической точки зрения в этом поступке, автор видит кризис нравственных основ современного общества [3].

Какая бы ни была причина, побуждающая женщину принять решение отказаться от новорожденного ребенка, данный поступок является результатом и особой формой разрешения серьезного психологического конфликта за счет подавления одного из сильнейших природных инстинктов — инстинкта материнства.

К. Боннэ провела специальное психоаналитическое исследование матерей-отказчиц во Франции и выявила некоторые общие черты развития беременности у таких женщин. По ее данным, из 400 женщин, родивших и анонимно оставивших ребенка, только 7% обратились к врачу за первой консультацией по поводу беременности в 1-м триместре. Она полагает, что позднее обращение к врачу является симптомом риска отказа [13].

Экономические, политические и социальные факторы составляют достаточно неблагоприятный фон — «социальную ситуацию развития» [1] женщины в период беременности, которая порождает целый круг специфических тревожных переживаний, дестабилизирующих личность женщины. Считается, что жестокое обращение женщины по отношению к новорожденному ребенку связано с особым воспитанием в условиях эмоциональной депривации, и как следствие — эмоциональной и психологической незрелостью, аффективной неустойчивостью и эгоцентризмом.

Возникновение отказов от новорожденных детей обусловлено сложным взаимодействием социально-экономических, семейных, нравственных, психобиологических и патологических факторов, что подтверждается и результатами работы Севастопольского городского центра социальных служб для семьи, детей и молодежи. Специализированное формирование «Консультативный пункт в родильных домах, женских консультациях и доме ребенка», создано на базе центра с целью предотвращения отказов от новорожденных детей и обеспечения психологической и социальной поддержки беременных женщин и женщин, родивших ребенка. Аналитический анализ данных с 2012г. по 2014г. включительно позволил установить, что наиболее высокие показатели отказа от новорожденных детей зафиксированы среди незамужних женщин; женщин из семей с низким материальным достатком; женщин, которые не имеют постоянного жилья; несовершеннолетних и учащихся; выпускниц интернатных учреждений.

Именно эти наименее социально защищенные группы женщин особенно подвержены депрессивным состояниям, психологическим стрессам различным формам психической патологии, алкоголизму и наркомании в период беременности. Все вышеперечисленные нарушения приводят к чувству утраты перспективы, неуверенности в своих силах, и как следствие, к изменению мировоззрения женщины и отказу от материнства.

Так по результатам проведенной статистической обработки данных, в 2012 году по городу Севастополю зафиксировано 16 случаев отказа от новорожденного ребенка, что составило 32% от общего количества женщин, имеющих риск отказа и охваченных услугами «Консультативного пункта в родильных домах, женских консультациях и доме ребенка». Две женщины изменили свое решение в результате проведенной социально-психологической работы и забрали новорожденных детей из родильного дома. В 2013 году зафиксировано 6 случаев отказа, что составляет 13,9% от общего количества, и в 2014 году – 7 случаев, что составляет 16.2 % от общего количества женщин охваченных услугами специализированного формирования при Севастопольском городском Центре социальных служб для семьи, детей и молодежи. В результате проведенного анализа показателей за вышеуказанный период, мы можем сделать вывод о том, что наблюдается положительная динамика, свидетельствующая о сокращении случаев отказа, в результате работы психологов и социальных педагогов «Консультативного пункта в родильных домах, женских консультациях и доме ребенка» с женщинами, намеревающимися отказаться от новорожденного ребенка, а также имеющими риск передачи ребенка в интернатное учреждение.

Причины отказа от новорожденных чрезвычайно разнообразны. По данным, полученным в результате опроса и беседы с женщинами отказчицами, можно говорить о выявлении ряда причин отказа от материнства, которые наиболее часто встречаются при работе с данной категорией женщин. Так в 2012 году, из общего количества отказов от новорожденных детей самые высокие показатели отказов по причине материальных проблем – 31%; алкогольной и наркотической зависимости – 31%; отсутствия жилья – 20%; без объяснения причин – 13%; в связи с душевной болезнью матери – 5%. 14% женщин изменили свое решение об отказе от новорожденного и забрали ребенка из родильного дома.

В 2013 году на первое место выходят 3 причины: материальные проблемы – 30%; алкогольная и наркотическая зависимость — 30%; неготовность и неспособность заниматься воспитанием ребенка – 30%; медицинские причины, связанные с врожденной патологией развития новорожденного ребенка – 10%.

В 2014 году главной причиной отказов от новорожденных детей была выявлена алкогольная и наркотическая зависимость матерей – 30 %; отсутствие жилья – 14%; медицинские причины, связанные с врожденной патологией развития новорожденного ребенка – 14%; в связи с душевной болезнью матери – 5%.

Таким образом, в качестве основных причин отказа от новорожденных детей можно назвать, в первую очередь, социально-экономические и социально-медицинские, а также психологические. Результаты нашей работы позволили установить, что социально-психологическая и психолого-педагогическая поддержка будущих и молодых родителей оказывает положительное влияние на формирование репродуктивных установок осознанного и ответственного родительского поведения. Важным аспектом следует считать воспитание женщины и ее отношение к материнству.

Социальное сиротство стало одним из позорнейших явлений нашего общества, проблема сирот при живых родителях катастрофически разрослась вследствие усиления алкоголизма, потери духовных ценностей и морального разложения наиболее уязвимых слоев общества, а также в связи с ухудшением социально-экономической ситуации в стране.

Отказ матери от новорожденного ребенка нежелание женщины принять на себя социальную роль матери, является тяжелейшим проявлением экономического и духовного состояния общества. В ряде исследований были выявлены психические последствия для матери ее отказа от ребенка. Авторы отмечают, что подобный шаг является для женщины стрессовым фактором, способствующим возникновению и развитию у нее психических и физических нарушений. Нарушения не уменьшаются даже спустя десятилетия после отказа, а в некоторых случаях «чувство потери» возрастает. В момент отказа женщины вытесняют свое горе и прячут свои чувства. Предположение о том, что именно отказ от ребенка вызывает тревогу и депрессию у матери, подтверждается данными об улучшении эмоционального состояния женщины при изменении решения в пользу воссоединением с ребенком. Отказ без уважительных причин взять своего ребенка из родильного дома, либо из иного лечебного учреждения имеет не только социально-психологические, но и юридические последствия для родителей, является основанием для иска о лишении родительских прав. Родители, лишенные родительских прав, теряют все права, основанные на факте родства с ребенком, в отношении которого они были лишены родительских прав, в том числе право на получение от него содержания, а также право на льготы и государственные пособия, установленные для граждан, имеющих детей.

Последствия отказа от ребенка неблагоприятны и для ребёнка, отражаясь на всей его последующей жизни. Во первых — это необратимые последствия при нарушениях внутриутробного развития, во вторых – отрицательный социальный и психологический опыт в период раннего и дошкольного детства. Для воспитанников детских домов и характерны нарушения социализации, недостаточное включение его в различные виды практической деятельности, ограничения социальной активности ребёнка. Наиболее пострадавшей в структуре личности ребенка-сироты является аффективно-личностная сфера, сфера эмоций и привязанностей ребенка. Воспитанники детских домов не готовы решать самостоятельно проблемы дальнейшего получения образования, трудоустройства, и иные жизненные ситуации. Исследования учёных показали, что развитие ребёнка, утратившего семью, идёт по особому пути, у него формируются специфические черты характера, поведения, про которые нельзя сказать лучше они или хуже, чем у обычного ребёнка,- они просто другие.

Общепризнанный международный опыт показывает, что оптимальным для развития ребенка методом его жизнеустройства является семья. Воспитание в государственном учреждении не удовлетворяет потребности ребенка в родительском тепле и заботе. Выпускники детских учреждений, как правило, совсем не подготовлены к жизни вне коллектива, у них не хватает необходимых знаний и житейских навыков об устройстве общества, в котором им предстоит жить. Все это, в полной мере можно получить только воспитываясь в условиях семьи, поэтому в настоящее время провозглашается приоритет семейных форм воспитания детей: усыновление, опека, приемная семья, патронат.

Анализ психологической литературы показывает, что на формирование материнского комплекса большое влияние оказывает совокупность социальных, психологических, педагогических факторов. Чувство материнства не появляется инстинктивно, спонтанно и случайно, оно наследуется и социально воспитывается. Личностная незрелость ведет к трагическим последствиям для ребенка, а также к появлению и развитию у матери психических и физических нарушений, возникающих вследствие отказа от ребенка. Результаты проведенных исследований так же подтверждают, что возникновение отказов от новорожденных детей обусловлено сложным взаимодействием социально-экономических, семейных, нравственных, психобиологических и патологических факторов.

  1. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. — М., 1968.
  2. Брутман В.И. Проблема: дети, бросающие своих детей // Вопросы психологии. — 2003. — № 11. — С. 28-29.
  3. Брутман В.И., Варга А.Я., Исупова О.Г., Радионова М.С. Девиантное материнское поведение (опыт междисциплинарного анализа случая отказа от ребенка) // Московский психотерапевтический журнал. 1996.- № 4.
  4. Брутман В.И., Варга А.Я., Хамитова И.Ю., Влияние семейных факторов на формирование девиантного поведения матери // Журнал практической психологии и психоанализа. 2002. — № 3.
  5. Брутман В.И., Ениколопов С.Н. Некоторые результаты социологического и психологического обследования женщин, отказывающихся от своих новорожденных детей // Вопросы психологии. 1994.- № 4. — С. 34.
  6. Брутман В.И., Радионова М.С., Формирование привязанности матери к ребенку в период беременности // Вопросы психологии. 1997.- № 6. -C. 38-47.
  7. Брутман В.И., Филиппова Г.Г., Хамитова И.Ю. Динамика психологического состояния женщин во время беременности до и после родов. Вопросы психологии. 2002. — № 1.
  8. Готовность к материнству // Копыл О.А., Баженова О.В., Баз Л.Л., Синапс, 1994. 15с.
  9. Лацбург М.Е. Роль психологической подготовки и поддержки реализации родительских функций // Психологическая науки и образование.- 2011, — №7.
  10. Махмутова Р.К. Психология материнства. Теоретические аспекты изучения мотивации материнского поведения. Вестник удмуртского университета. Философия. Педагогика. Психология. — 2010. — Вып.2.
  11. Николаева Е.И. Психология семьи: Учебник для вузов. Стандарт третьего поколения. — СПб.: Питер, 2013. – 336с.
  12. Соловьева Е.В. Внутренняя материнская позиция: структура и содержание // Перспективы науки. — 2012. — № 3 (32). — С.411–414.
  13. Филлипова Г.Г. Психология материнства. Уч. Пособие. – М. Изд-во института Психотерапии, 2002. — 240с.

источник

Получая ребенка на воспитание, приемные родители не всегда знают обо всех дефектах (как врожденных, так и приобретенных), ко­торые имеет ребенок, и тем самым не име­ют адекватного представления о тех трудностях, с которыми они столкнутся, и о той психологической нагрузке, которую получат они и их родные дети. Бывают случаи, когда приемные родители не могут понять причин неадекватного поведения приемных детей. Однако этому есть свои психологические причины.

Как правило, дети, пережившие утрату семьи, боятся повторения этого и в новой приёмной семье. Иногда дети даже провоцируют приёмных воспитателей на разрыв отношений, демонстрируя своим поведением, двойственность и отвержение одновременно, поскольку это именно то, что они пережили в своём опыте. Они колеблются между надеждой и страхом быть обманутыми снова, пытаются контролировать возникающие у них тёплые чувства. Проверяют, до каких пределов они могут дойти в своём плохом поведении, сохраняя принятие со стороны взрослых. Потому что на личном опыте знают, как взрослые могут злоупотреблять той властью, которую им даёт привязанность и уязвимость ребёнка. Кроме того, вспышки негативного поведения могут быть частью процесса отреагирования утраты кровной семьи. Неизбежное в этом случае чередование гнева, подавленности и чувства вины у ребёнка становится дополнительной нагрузкой для приёмных воспитателей – и препятствием, затрудняющим формирование новой привязанности.
Для ребёнка отчуждение от родной семьи начинается не в момент изъятия, а в момент помещения в приёмную семью, что и порождает социально-психологические девиации поведения.

Читайте также:  Весенняя гроза анализ для детей

Имеются случаи, когда приемные родители не знают, как им справляться с таким поведением приемных детей, при этом может не хватать не только психолого-педагогических знаний, но и душевных сил, выдержки и терпения, что может привести к отказу от принятого в семью ребенка. В этом отношении специалистам социально-педагогической и психологической службы следует оказывать специальную помощь приемной семье, рекомендуя определенные методы и средства взаимодействия с ребенком, исходя из характера его поведенческих нарушений. Рассмотрим ниже основные поведенческие девиации приемных детей и методы их преодоления.

Капризы. Даже самые мягкие, самые по­слушные и спокойные дети иногда капризни­чают. И делают это в любом возрасте. Капризы – это бурные проявления гнева, когда ребенок кричит, пла­чет, топает ногами, катается но полу, швы­ряет вещи и т. п. Чем болезненнее ребенок воспринимает отказ ему в чем-либо, тем бо­лее он склонен к капризам. Наиболее частая причина, из-за которой капризы повторяют­ся, – неверная реакция на них взрослых.

В этом отношении психологи дают приемным родителям следующие советы:

ü как только ребенок начинает капризни­чать, откройте ему свои объятия, уверьте его в своей любви и постарайтесь отвлечь от каприза. Однако не вознаграждайте малыша ничем;

ü если вам не удалось это сделать, ос­тавьте ребенка в покое, не обращайте на него внимания, дайте ему отвести душу, но не принимайте в этом участия;

ü самые эффективные способы лечения капризов те, которые «разоружают» ребенка, вынуждают понять, что вы никогда не отно­ситесь всерьез к его причудам. Оставайтесь спокойными и равнодушными к его поведе­нию, что бы он ни делал.

Непослушание. Единственный надежный способ «вылечить» непослушание – считать его проявлением несчастья. Прежде всего, нужно постараться понять, что именно вы­нуждает детей не слушаться. Ребенок стано­вится послушным, когда родителям удается уравновесить свое недовольство со своим одоб­рением. Если ребенок ощущает нерасположение взрослых к нему, никакие упреки и нака­зания, даже более ужесточенные, ни к чему не приведут. Когда ребенок лишь изредка проявляет непослушание, вполне возможно, что приемные родители вели себя с ним совершенно правиль­но, если, конечно, он не слишком «забит».

Драка. Больше всего родителям досаждает, когда дети в семье ссорятся и дерутся. В этой си­туации можно дать такой совет – чем мень­ше родители будут реагировать на ссору или драку своих детей, тем правильнее поступят. За исключением каких-то особых, крайних случаев, ребята редко причиняют друг другу серьезные увечья. В тех случаях, когда роди­тели вмешиваются по незначительным пово­дам, драка может приобрести значение важно­го события. Ребенок, которого лишь слегка ударили, принимается кричать так, будто ему причинили нестерпимую боль. Самое полезное, что могут предпринять взрослые помимо того, что сделают вид, будто ничего не слышат и не видят, – развести детей как можно даль­ше друг от друга. А утешать их и разбираться что случилось, следует только после того, как дети совсем успокоятся.

Упрямство. Довольно часто родителям при­ходится сталкиваться с упрямством детей, ког­да они отвергают все авторитеты и ни за ка­кие блага не желают слушаться старших. Это бывает практичеки с каждым ребенком и хотя длится недолго, крайне нервирует родителей.

Если упрямство – явление повседневное, то вряд ли можно надеяться чем-то тут по­мочь. По-видимому, серьезно нарушены взаимоотношения родителей с ребенком. Очень упрямые дети обычно не сразу становятся та­кими, а постепенно, в силу многих причин. В таком случае нужно подумать об улучше­нии взаимоотношений с ребенком, сделать так, чтобы он мог увидеть в родителях лю­дей, которые всегда готовы поддержать его, всегда интересуются его жизнью, дорожат добрыми отношениями с ним, больше не опи­раются на утвержденный силой авторитет, как было раньше.

Если ребенок не слишком упрям, помочь делу проще, нужно развлечь его и заставить подумать, – это может принести пользу, хотя далеко не всегда. Когда родители не живут в согласии со сво­им ребенком, самое главное, что следует предпринять при его упрямстве – настоять на своем мнении, потому что у взрослых людей опыт больший, нежели у ребенка. В таких случаях с ребен­ком надо говорить твердо, не взрываясь от гнева, не обнаруживая свое плохое настрое­ние. Твердость иной раз полезнее ласки.

Бранные слова. Обычно бранные слова ре­бята начинают использовать, как только по­падают в школу, а иногда и раньше. Детям свойственно слушать, что говорят вокруг, и нет такой даже самой лучшей школы, чтобы сумела воспрепятствовать этому, И то обсто­ятельство, что эти слова шокируют взрослых, ока­зывается для детей наилучшим поводом, чтобы повторять их. Профилактика бранных слов невозможна по той простой причине, что дети наши живут не изолировано от самых разных окружающих людей. Повлиять же на них можно так:

ü не ругайте ребенка, как это часто дела­ют многие, и не угрожайте, что станете ругать его, если он будет говорить бранные слова;

ü постарайтесь сделать так, чтобы он был как можно более откровенен с вами. Это дозволит непосредственнее высказываться в зашем присутствии, и тогда то, чему он на­учился, он скажет вам, а не произнесет при посторонних;

ü обескуражить ребенка – это лучший способ повлиять на него. Когда он станет говорить бранные слова, отнеситесь к этому спокойно, мягко;

ü объясните ребенку, что говорить бран­ные слова так же неприлично, как отрыги­вать за столом или не извиниться в нужный момент. Но объясните это кратко и не нака­зывая его;

ü если случится, что он обронит какое- нибудь бранное слово при посторонних, крат­ко извинитесь за него и сразу же измените тему разговора.

Вообще же надо стараться, чтобы у детей просто не возникало желания ругать кого-то, тогда они не будут сквернословить и гово­рить бранные слова.

Воровство. Это относительно редкое явление среди маленьких детей (в большей мере оно присуще младшим и старшим подросткам), но и оно составляет проблемы хотя бы потому, что ребенок еще не имеет никакого понятия о собственности. Он знает разницу между «иметь» и «не иметь», у него есть желания, он может испытывать зависть, но малыш еще не настолько незави­сим, чтобы прийти к агрессивному самоутвер­ждению, которое лежит в основе воровства.

Воровство – один из симптомов самоут­верждения ребенка в жизни. Очень важно чтобы между родителями и детьми сложились добрые отношения. Только тогда удастся вну­шить ребенку представление об истинной по­рядочности и честности.

Ложь. Большинство из взрослых вскипает гне­вом, когда уличает ребенка во лжи. Это от­крытие столь сильно ранит родителей еще и потому, что в ту минуту они, как правило, ока­зываются бессильными что-либо предпринять. Самой природой предопределено, что многие дети рано или поздно начинают лгать, и не нуж­но считать это каким-то необыкновенным или аномальным явлением. Поэтому из всех спо­собов пресечь подобное явление самый беспо­лезный и наименее рекомендуемый – запугать детей. Наконец, у ребенка вполне могут быть свои основания сказать неправду. Поскольку родители должны быть готовы к тому, что рано или поздно это случится, следует разобрать­ся, когда и почему ребенок лжет. Практика показывает, что существуют четыре основные причины, почему дети лгут:

ü чтобы добиться нашей похвалы или проявления любви;

ü чтобы избежать наказания;

ü чтобы выразить свою враждебность взрослым.

Первое, что необходимо сделать, чтобы отучить ребенка лгать, – постараться на­столько душевно успокоить его, чтобы он не испытывал никакой потребности говорить не­правду. Другое важное соображение по этому поводу касается характера взаимоот­ношений взрослых с ребенком. Родители часто ждут от детей го­раздо большего, нежели они в силах совершить. Вдобавок ко всему ситуацию осложня­ют усталость и нетерпение взрослых. Иной раз ребенок, замученный постоянными нравоучениями и криками, захочет попытать­ся солгать, чтобы произвести впечатление на посторонних и упрочить собственное хорошее впечатление о себе. Чем лучше будет ребенок чувствовать себя в обществе взрослых, тем бо­лее хорошее представление у него сложится о себе самом и тем реже у него будет возни­кать потребность скрывать правду. Никто не рождается лжецом, как никому на свете не удается всегда говорить одну только правду. Задача родителей делать так, чтобы дети были искренни с нами даже в том случае, когда им бывает выгоднее солгать.

Агрессивность. Детская агрессивность, не­сомненно, подвергает тяжелому испытанию родительское терпение, создает напряженность в отношениях с ребенком. Временами родите­ли прибегают к большей строгости, а потом догадываются, что, напротив, нужно быть ласковее и внимательнее. И если агрессив­ность обычно возникает как результат обманутых детских надежд, тем более следует по­мнить, сколько разочарований приходится на родительскую долю.

Агрессивность имеет свои положительные и отрицательные, болезненные и здоровые сто­роны. Оно может проявляться в предприимчивости и активности или, напротив, в не­послушании, сопротивлении. Важно поощрять развитие положительных сторон агрессивнос­ти и препятствовать ее отрицательным чер­там. Для этого необходимо понять ее приро­ду и происхождение.

Агрессия по своей сути – это реакция борьбы. Она складывается из неудовлетворен­ности, протеста, злости и явного насилия, возникает при попытке ребенка изменить по­ложение вещей. Все это совершенно нормаль­но и, безусловно, предпочтительнее, чем хны­канье, жалобы, покорное повиновение, бес­плодное фантазирование и другие проявления ухода от действительности.

Лучший способ избежать чрезмерной агрес­сивности в ребенке – проявлять в нему любовь. Нет малыша, который, чувствуя себя любимым, был бы агрессивным. Обычно явно выраженная аргессивность отличает как раз тех детей, которые удивляют своих ро­дителей неожиданными, пусть и нечастыми проявлениями уважения, послушания, привя­занности, когда хотят получить прощение, – это их способ добиться любви.

Для «лечения» агрессивности годятся при­мерно те же способы, что и для ее предуп­реждения. Не надо забывать, что когда име­ем дело с ребенком такого типа, одно лишь ласковое слово может снять его озлобление. Нужно, чтобы он чувствовал себя желанным и любимым даже ценой некоторых поблажек со стороны родителей.

Самое важное, что есть у ребенка, – это родители. Отдать ему большую часть самих себя, по-видимому, лучший способ решения проблемы. Не назойливая опека, а дружеское участие, благодаря которому он почувствует, что мы СВОИ люди. Только в этом случае у него притупится чувство враждебности, и он сможет найти способ излить агрессивность со­циально приемлемым образом. Хорошо орга­низованная семья способна предложить ребен­ку бесконечное количество вариантов выраже­ния его активности без нарушения обще­ственного порядка. Только в том случае, ког­да ребенок почувствует, что родители любят его, и он по-настоящему любит их – толь­ко тогда он захочет быть таким, как они, и подражать им.

Дух соперничества. Желание в чем-то пре­взойти других – одна из первых реакций ре­бенка на окружающую обстановку. Очень воз­можно, что желание это предшествует другим возможностям проявить себя в социальной сре­де, участию в каком-либо деле, сотрудничеству с кем-то и приспособлению к тем или иным обстоятельствам. В большинстве случаев наши отношения с людьми, наши встречи – спортивные или иные – это всегда соревнова­ние, приносящее награду победителю.

Сами того не сознавая, взрослые часто застав­ляют детей соперничать в борьбе за их лю­бовь. Поскольку соперничество – это по существу попытка найти замену родительской любви, стоило бы понять, каким образом родители приводят ребят к тому, что их любовь оказывается на первом месте в детс­кой конкуренции. Нет сомнения, что неосоз­нанно взрослые дают детям бесчисленные поводы бороться за их любовь, соперничая между собой. Первых конкурентов дети видят, как правило, в своих братьях и сестрах, А вне дома их дух соперничества проявляется обыч­но в зависимости от того опыта, какой они приобрели в семье.

Робость нередко возникает у детей, особен­но в присутствии взрослых или среди незна­комых ребят. Они начинают стесняться, смущаться и выглядят более заторможенными, чем обычно. В крайних случаях ребенок за­ранее показывает свой страх, слезами и кри­ками протестует против визита к врачу или не желая идти в гости. Чаще робость прояв­ляется спонтанно. Однако в любой форме она всегда очень сердит родителей.

Дети становятся робкими после того, как их напугали взрослые хотя бы один раз. По­добное может произойти и в младенчестве, в детстве, когда, казалось бы, у них еще нет никаких контактов с большим миром. Вооб­ще не рекомендуется держать детей в изоля­ции от окружающих.

Каждый раз, когда взрослые требуют от детей чего-то, чего те не понимают или не в си­лах сделать, они оставляют в их сознании не­что негативное. Дети пугаются уже того, что не способны выполнить просьбу взрослых и бо­ятся поэтому утратить их любовь, а это очень серьезная боязнь, поскольку дети зна­ют, что целиком зависят от них.

Лучший способ устранить робость ребенка – по­стараться избегать проявлений своего недо­вольства. Кричать на ребенка – все равно, что наказывать его. Это лишь усложняет дело. Как только ребенок почувствует, что может положиться на родителей, он почув­ствует себя спокойнее и с другими людьми. И все же чтобы помочь ему приобрести уве­ренность, родителям нужно многое предпринять и помимо той ситуации, в ко­торой робость проявилась.

Эмоциональная неуравновешенность. Дети гораздо больше подвержены переменам настро­ения, чем взрослые. Их легко развеселить, но еще легче огорчить или обидеть, так как они почти совсем еще не знают себя и не умеют владеть собой. Подобное поведение детей со­вершенно нормально. Кроме того, у них бы­вают хорошие и плохие дни, совсем как у взрослых. Ребенок может быть сегодня спокойным и задумчивым либо капризным и хнычущим, а назавтра – живым и веселым.

Если ребенок очень долго находится в по­давленном состоянии или с ним происходят резкие и неожиданные перемены, лучше об­ратиться за советом к психологу. Если что-то постоянно беспокоит ребенка, врач может объяснить, как родителям следует поступать. Луч­ше не придавать слишком большого значения переменам его настроения и позволить ребен­ку самостоятельно обрести эмоциональную стабильность.

Неразборчивость в выборе друзей, стремление к общению с чужими возрослыми. Недостаточно удовлетворяемая в прошлом потребность в общении вынуждает детей искать способы вступления в контакт с детьми и взрослыми. В зависимости от освоенных ими приемов эмоциональной связи со взрослым выделятся 4 типа детей:

Ø допускающие социальные провокации;

Ø с замещающим удовлетворением эффективных и социальных потребностей.

В условиях безучастности и однообразия среды, преобладавших в жизни ребенка до попадания в приемную семью, развитие ребенка направляется в сторону углубления апатии, снижения интереса к общению с людьми, к гипоактивности. Преобладание в среде хаотических стимулов, а также отсутствие эмоционального участия в отношениях с ребенком (что нередко встречается в условиях интернатных учреждений или в неблагополучной семье), способствует развитию гиперактивности и недифференцированного интереса к происходящему. Ребенок постоянно ведет поиск новых стимулов, испытывает беспокойство. В условиях же чрезмерно изменчивой среды и при наличии эмоционального контакта у детей развивается «социальная гиперактивность» – такие дети эмоциональны, льнут к случайным людям.

Патологические привычки. В их числе: сосание пальцев, угла одеяла, грызение ногтей, раскачивание, выдергивание ресниц и волос и похожие, которые появляются на фоне нервно-психического напряжения ребенка и служат способом его разрешить. Причиной напряженности, опять-таки являются недостаточное количество ласки и внимания, невозможность почувствовать себя стабильно и защищенно. Патологическая привычка помогает ребенку восполнить недостающее количество внешних впечатлений и компенсировать отсутствие внимания к себе. Эти проблемы как првило демонстрируют приемные дети, которые до этого воспитывались в интернатных учреждениях.

Еще одной проблемой детей попавших в приемную семью из интернатных учреждений является проблема половой идентификации. Дети в семье в первую очередь идентифицируются со своими родителями, близкими родственниками и только потом со сверстниками. Дети же, воспитывающиеся в закрытых учреждениях, идентифицируются, прежде всего, со своими сверстниками. Кроме того, недостаток мужчин в системе образования не позволяет мальчикам иметь достаточное количество образцов для подражания, не дает им возможности познакомиться с полоролевыми нормативными ориентациями и стереотипами поведения (при этом стоит учесть отсутствие позитивных образцов в неблагополучной семье, из которой дети могли попасть в интернат). Во взрослой жизни это чревато психосексуальными расстройствами. Вместе с тем, многие исследователи подчеркивают, что указанные особенности развития психики ребенка не фатальны и могут быть скорректированы в условиях благополучной приемной семьи, в атмосфере любви, признания, стабильности и защищенности. Особая роль принадлежит здесь различным видам помощи, оказываемым приемной семье в ходе ее социально-писхолого-педагогического сопровождения.

Дата добавления: 2014-01-04 ; Просмотров: 3196 ; Нарушение авторских прав? ;

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

источник